16—17 июля вице-премьер Украины Тигипко посетил с визитом Грузию, главной целью которого, по словам чиновника, было изучение грузинского опыта. «Успешный опыт проведения либеральных экономических реформ в Грузии для нас очень интересен, и этот визит открывает новые возможности для обмена прогрессивным опытом государственного управления», — заявил он в Тбилиси.

А некоторое время до этого в ряде украинских СМИ были размещены материалы как результат поездки их главных редакторов в Грузию, программа которой включала и встречу с президентом Михаилом Саакашвили.

Неудивительно, что главный редактор «пропомаранчевого» «Корреспондента» Виталий Сыч не скрывает своего восторга: «Грузинская молодежь за шесть лет превратила нищую кавказскую республику, управляемую ворами в законе, в бурно развивающуюся экономику с амбициями Сингапура и Гонконга. Судите сами. В рейтинге легкости ведения бизнеса, который каждый год выпускает Всемирный банк, Грузия из незавидной компании стран бывшего СССР в этом году взлетела на 11-е место в мире, опередив Финляндию, Швецию и Японию.

Несколько месяцев назад американский журнал Forbes, ежегодно оценивающий легкость уплаты налогов во всем мире, и вовсе назвал Грузию самым либеральным режимом Европы и четвертым в мире после Катара, ОАЭ и Гонконга. Всего за шесть лет нищее и полуразрушенное государство превратилось в бурно развивающуюся экономику, которая притягивает инвесторов со всего мира. Вечером на центральной улице Тбилиси, проспекте Шота Руставели, горят вывески отельных сетей Marriott, Radisson и Sheraton. Подтягиваются регионы. Американский журнал Time написал, что грузинский курортный город Батуми «развивается с такой скоростью, которая заставила бы покраснеть даже Китай». Перечень объектов с макетами, подлежащих сдаче в Батуми уже в следующем году, напоминает рекламную брошюру Дубая.

В своем заключительном отчете, призванном оценить изменения бизнес-климата в Грузии, который был опубликован несколько месяцев назад, американское Агентство международного развития (USAID) назвало эти преобразования «самыми обширными, глубокими и быстрыми реформами, проведенными какой-либо из стран в мире за последние 50 лет». Авторы реформ утверждают, что рецепт грузинского чуда прост. Его ингредиенты — железная политическая воля, резкая либерализация и параноидальное уничтожение всех проявлений коррупции. И первые результаты уже налицо. Доходы грузинского бюджета выросли с $558 млн. в 2003 году до $3,3 млрд. в 2008-м. С 2004-го по 2008-й экономика Грузии росла со скоростью 9—12% в год. Падение ВВП же в прошлом, кризисном году в стране составило 3,9% по сравнению, например, с 15% в Украине. В результате реформ средняя зарплата в стране выросла с менее чем $30 в 2005-м до среднеукраинского уровня в $240 в прошлом году. Неплохо для государства, где еще семь лет назад водоснабжение и свет были роскошью»
.

И Владимир Скачко, главный редактор «Киевского телеграфа», хотя и заранее сообщает «я брезгливо и негативно отношусь к любым революциям. Особенно к совершенным на чужие деньги и по чужому заказу», среди прочих успехов грузинских властей отмечает: «Вообще, антикоррупционные победы Саакашвили, особенно по линии МВД и ГАИ, — это уже притча во языцех во всем мире. Они поражают своей безусловной успешностью всех, кто с ними знакомится. Достаточно только сказать, что гаишники в Грузии не берут взяток, довозят пьяных водителей домой, перед тем «осчастливив» штрафом за вождение подшофе, и уже приняли более 500 новорожденных у мам, которые не успевали в роддом, и это, согласитесь, звучит фантастично. Зато, по словам замглавы МВД Эки Згуладзе, если в 2004 году 75% опрошенных школьников хотели быть знаменитыми грузинскими ворами в законе и столько же школьниц — выйти за них замуж, то последние два года уровень доверия к милиции держится на уровне 82—83%».

Конечно, успехи в реформировании ГАИ жителей постсоветского пространства впечатляют особо, да и в целом не признать значительные изменения в соседнем государстве невозможно, и, наверно, стоит внимательно присмотреться к грузинскому опыту.


Реформы оплатили спонсоры

«В Грузии всего шесть налогов. Фискальная нагрузка на бизнес составляет 26%, а это более чем в два раза ниже украинских показателей», — восхищен Тигипко. Но тут вот о чем следует сказать. «Классическая» либеральная теория вкратце сводится к тому, что радикальное снижение налогов и создание режима наибольшего благоприятствования для частного бизнеса приводит к росту и расцвету последнего, притоку инвестиций и соответственно увеличению налогооблагаемой базы, суммарных налоговых поступлений, подъему благосостояния граждан и т. п.

На практике же перед либеральными реформаторами всегда встает проблема, как «продержаться» между изначальным снижением налогов (и соответствующим сокращением поступлений в бюджет) и моментом, когда (согласно теории) либерализация начнет приносить свои плоды. Тем более что от хорошей жизни реформы, как правило, не проводятся и их фоном является стагнирующая экономика и разбалансированный бюджет. Поэтому-то практически все известные либеральные реформы сопровождались очень жесткой социальной политикой затягивания поясов, что, помимо понятных политических сложностей для реформаторов, имело и обратную экономическую составляющую — снижение доходов населения стимулирующим фактором для бизнеса не назовешь!

И лишь Михаилу Николозовичу не пришлось столкнутся с извечной дилеммой: «желания» или «возможности». «Возможностями», т.е. финансовыми ресурсами для проведения реформ, его обеспечил Запад, прежде всего США. Вот только некоторые цифры: с 1994-го по 2006 гг. МВФ предоставил Грузии займы на общую сумму более $500 млн. В 1991—2007 гг. Агентство США по международному развитию выделило Грузии помощь в $1,5 млрд. В 2001—2006 гг. помощь Грузии от Евросоюза составила 206 млн. евро. В 1992—2006 гг. Германия дала Грузии в виде финансовой помощи 228 млн. евро, технической поддержки — 48 млн. евро.

Вспомоществование извне в виде грантов, гуманитарной помощи, сверхльготных кредитов позволило новой грузинской власти осуществить налоговую реформу, в ходе которой вместо 20 налогов осталось 7, провести полную налоговую амнистию (любые налоговые претензии за период до 2004 г. признавались незаконными), отменить все таможенные пошлины и одновременно постепенно повышать социальные выплаты (благо, их изначальный уровень в Грузии был предельно низок — средняя пенсия около 10 долл.).

Понятно, что и радикальная реформа госаппарата, включая нашумевшее расформирование прежней ГАИ, и набор новой с минимальной зарплатой сотрудников $400 против 30 в старой структуре была бы невозможна без внешней помощи. Впрочем, общеизвестно и то, что новую зарплату высшим грузинским чиновникам напрямую платило правительство США — беспрецедентный случай в мировой практике!

Да, низкие налоги и снижение коррупции благодаря кардинальному обновлению госаппарата привлекли иностранные инвестиции, но нужно учесть, что средства от продажи госсобственности, изрядно поддерживавшие грузинский бюджет в первый период реформ, также относятся к категории инвестиций.

Тогдашний министр экономики Каха Бендукидзе так обозначил идеологию грузинской приватизации: «Грузия должна продать все, кроме совести». Во «все» не попали лишь железная дорога, почта и магистральные газопроводы. Остальное, включая порты, должно быть продано, указал министр в интервью телекомпании «Рустави 2» в 2004 г. Тогда же он предсказал, что «через три года Грузия перестанет зависеть от денег доноров и ей уже не понадобится министерство экономики (существует по сей день - прим. автора). Реально, считает министр, это может произойти весной-летом 2007 г.»

Очевидно, в грузинском руководстве рассчитывали, что вырученные от продажи «всего, кроме совести» средства позволят продержаться до тех пор, пока в соответствии с либеральной теорией экономика не разгонится и не выйдет на самодостаточный уровень. Можно сказать, что план удался наполовину — продали все запланированное, включая порты, аэропорты, электростанции, месторождения полезных ископаемых и предприятия по их переработке. Новые хозяева вложили немалые средства в развитие купленных предприятий, что нельзя не отнести к плюсам, но все-таки отметим: основные инвестиции шли в скупку существующих предприятий, причем таких, которые гарантируют своим владельцам прибыль при условии разумного хозяйствования (инфраструктурные объекты, учреждения, занимающиеся разработкой природных ресурсов...).

Шли инвестиции в банковскую сферу, сферу обслуживания (ведь доходы, а следовательно, и платежеспособный спрос продолжали расти), но вот строить новые заводы и фабрики, особенно ориентированные на внешние рынки, инвесторы не спешили. И к концу 2007-го «грузинское чудо» начало выдыхаться. Согласно отчету Европейского Союза, опубликованному в апреле 2008 г., экономический рост в Грузии был обеспечен в основном за счет расширения финансового сектора и притока иностранного капитала. При этом отмечалось, что если раньше прямые инвестиции поступали от приватизации и строительства нефте- и газопроводов, то сегодня есть тенденция вложения инвестиций в другие секторы, в том числе в банковский, что способствовало быстрому развитию системы кредитов (ROL). С весны 2008-го возникли проблемы с финансами, упала инвестиционная активность, сократилось потребление.

Эксперт Зураб Кукуладзе отмечал: «Рост нашей экономики с 2005 года по май 2008 года был обусловлен активностью банковской системы, однако кредитная активность коммерческих банков, исходя из сути предложенных кредитов, не могла содействовать росту производства и созданию реальной экономики, которая в будущем обеспечила бы сохранность темпа экономического роста и создание устойчивой экономики. Кредитами в основном поощрялся импорт, чем, само собой, была обусловлена утечка денег из страны. Одним словом, с весны 2008 года перед экономикой страны возникли проблемы финансовых ресурсов. В долгах оказались, с одной стороны, основная часть населения, включенная в экономику, и, с другой стороны, сами банки, которые брали финансовые ресурсы от международных финансовых институтов в долг. Когда начался спад экономики, на фоне всего этого, естественно, сократились и бюджетные поступления».


Если б не было войны...

И тут случилась война — 08.08.08! Не будем напрямую связывать грузинскую агрессию с назревавшими экономическими проблемами (хотя принцип «война все спишет» как способ разрешения назревающих экономических и финансовых трудностей известен с древних времен), но результат, что называется, налицо. В Брюсселе 23 октября 2008 г. состоялась конференция доноров, где было решено выделить Грузии 4,5 млрд. долл. в течение 2008—2010 гг. на преодоление результатов военного конфликта с Россией. В частности, Всемирный банк выделил 530 млн. долл., Европейский банк реконструкции и развития — 927 млн. долл., банк развития Азии — 300 млн., Международная финансовая корпорация — 350 млн. долл., Европейский инвестиционный банк — 330 млн. долл., США — 1 млрд. долл., Еврокомиссия — 638 млн. долл., страны — члены Евросоюза — 174 млн. долл., Япония — 200 млн. долл. и еще несколько государств выделили в общей сложности 88 млн. долл. Из этой суммы 2,5 млрд. — долгосрочный низкопроцентный заем, а 2 млрд. — грант. Если разбить объем помощи на фактические два года действия программы, то видно, что ее ежегодный размер составляет около 20% ВВП Грузии.

Что характерно: составители программы определили подлежащий компенсации прямой ущерб от «российской агрессии» всего в $61 млн., а расходы, связанные с помощью «внутренне перемещенным лицам» в $70 млн. Назначение остальных средств — предотвратить «острый бюджетный кризис, который был вызван сокращением иностранных инвестиций, а также упадком экономической активности».

В основном помощь направляется на поддержание банковско-финансового сектора и инфраструктурные проекты — строительство и реконструкцию дорог (свыше 1 млрд. долл.!), муниципальную сферу и развитие энергетики. Конечно, риторический вопрос, что компенсирует западная помощь: последствия военного конфликта или экономической политики, проводившейся ранее, на фоне мирового кризиса? Совершенно очевидно — война спасла грузинскую экономику! Не будь объясняемой ею столь масштабной помощи, экономику Грузии ждала бы еще более незавидная судьба, чем взращенные на аналогичных кредитных пузырях экономики стран Балтии, и ни о каком «грузинском чуде» сегодня речь бы не шла!

 

Потемкинская деревня либерализма

Как мы помним, в советские времена в каждой области имелось одно или несколько образцово-показательных передовых хозяйств, которые должны были наглядно демонстрировать преимущества и возможности колхозного строя. И Грузии была отведена роль показательного «колхоза» на постсоветском пространстве, призванного показать достоинства и перспективы либерального экономического и проамериканского внешнеполитического курса. На это и выделяются средства.

Причем если образцовые колхозы и совхозы в большинстве своем благодаря привилегированному получению ресурсов со временем становились действительно самодостаточными хозяйствами с высокими, по советским меркам, эффективностью производства и уровнем доходов работников, то Грузия после семи лет саакашвилевских реформ полностью зависит от внешних вливаний. И за красивой витриной («Вечером на центральной улице Тбилиси, проспекте Шота Руставели, горят вывески отельных сетей Marriott, Radisson и Sheraton») и выборочно цитируемой статистикой стоят другие, не столь радужные реалии.

Гостеприимные грузинские хозяева «забыли» назвать украинским гостям еще один немаловажный экономический показатель — внешнеторговое сальдо. А его действительно трудно не назвать фантастическим: при номинальном ВВП в 2009 г. 11,11 млрд. долл., экспорт составил 1,135 млрд. долл., а импорт — 4,378 млрд. Ввозит Грузия в три с лишним раза больше, чем вывозит! Отрицательное сальдо — 3,24 млрд. долл., или 29% ВВП. Несложно заметить, что объем пакета помощи Грузии, о котором говорилось выше, примерно соответствует размеру ее внешнеторгового дефицита.

Ведь трудно не согласиться с фундаментальным экономическим законом, выведенным героем культового мультфильма котом Матроскиным: «Чтобы что-нибудь купить, нужно что-нибудь продать». Поскольку совсем ничего не покупать еще никому не удавалось, тем более небольшим государствам, а с «продажами» у Грузии получается не очень, причем внешнеторговый дефицит и в абсолютных и в относительных цифрах рос весь период правления Саакашвили, то говорить о самодостаточности экономики не приходится. Характерно, что в структуре грузинского экспорта после минеральной руды (марганец) второе место (8%) занимает металлолом!

Да, средняя зарплата достигла украинских показателей, правда, по официальным данным, она увеличилась с 2003 г. в 4,2 раза (со 126 лари до 535), а не в 8 (с 30 до 240 долл.), как сообщил, видимо, со слов гостеприимных хозяев читателям «Корреспондента» г-н Сыч. К слову, в Украине за этот период средняя зарплата выросла с 459 до 2059 грн.

Но в официальной грузинской статистике речь идет о «среднемесячной зарплате нанятых служащих», а доля занятых в сельском хозяйстве (в основном в качестве фермеров) составляет 55,6% общего числа работающих, и как признают даже апологеты грузинских реформ: «Единственная отрасль, которая не развивалась вообще, сельское хозяйство. Номинальный выпуск с/х даже сократился в период 2003—2007 гг. Также уменьшилось производство основных видов сельхозпродукции в натуральном выражении». Доля аграрного сектора в ВВП страны составила в 2009 г. 12,5% (при 55,6% занятых!).

Легко представить реальные доходы крестьян, но уходить от дающего какой-никакой прокорм куска земли им некуда, поскольку уровень безработицы, по официальным данным, составляет 16,9% среди всего населения, 28,8% — среди городского, 29,6% — среди жителей Тбилиси. Эти цифры заставляют по-другому взглянуть на гордые заявления чиновников о конкурсе 50 человек на место в полицию и другие госструктуры. Впрочем, в такой структуре рынка труда ничего удивительного нет, ведь чтобы осваивать внешние гранты и льготные кредиты, много рабочих рук не требуется!

В целом можно констатировать: грузинское «чудо» состоялось исключительно благодаря крупномасштабной материальной поддержке западных стран, в первую очередь США. И оскудение «руки дающего» грозит разрушить и ту хрупкую витрину «успехов», которую демонстрируют нашим журналистам и прочим гражданам постсоветского пространства. Ведь «брюссельский пакет» должен закончиться уже через несколько месяцев. Как стало известно, «в настоящее время парламент Грузии пересматривает список объектов или национальных ресурсов, таких как леса, реки, которые не подлежат приватизации». Также планируются к продаже почта, транзитный газопровод, связывающий Россию и Армению, средства управления и контроля воздушным движением. Как заявил зампред парламента Леван Вепхвадзе, «для прямых коммуникаций с Арменией, где расположена российская военная база, Россия заплатит за грузинскую навигационную систему в десять раз больше, чем она может стоить». Т. е. дошла очередь и до исключений, которые называл Каха Бендукидзе в 2004-м. Особенно, конечно, «впечатляют» планы продать фактический контроль над своим воздушным пространством России, с которой у Грузии известно какие отношения! За счет чего будет существовать «самый успешный проект реформ», когда будет вывезен весь оставшийся с советских времен металлолом и проедены деньги за продажу лесов, рек и воздушного пространства, — вопрос риторический.

 

Почему Украина не Грузия?

Так что же из грузинского опыта стоит перенять Украине? Ведь даже «помаранчевая революция» не помогла нашему государству стать еще одним «передовым колхозом». И дело не только в личных качествах вождей Майдана (в этом плане украинские и грузинские революционеры друг друга стоят). Грузия идеально подошла на роль витрины в силу своих небольших размеров и крайне низкой стартовой экономической базы, что позволило ей при относительно умеренных по объему зарубежных вливаниях достичь заметных результатов. Ведь несколько миллиардов долларов из бюджета для «поддержки демократии» незаметны для налогоплательщиков США или Евросоюза. Зато огромный геополитический эффект!

Для «реформирования» нашей страны по грузинскому образцу потребовалось бы средств в десятки раз больше, что, конечно, в планы западных «друзей Украины» никогда не входило. Можно вслед за Тигипко сколько угодно восхищаться низкой налоговой нагрузкой на грузинский бизнес, но чем действующий вице-премьер намерен компенсировать неизбежное (пусть даже на первых порах) сокращение поступлений в и без того «проблемный» украинский бюджет?

Ведь на помощь в размере 20% ВВП от «добрых друзей» Украине рассчитывать не приходится! Продолжая «колхозную» аналогию, отметим: передовые хозяйства были в каждой области, но ни одной «эталонной» области создать за все годы так и не удалось — масштаб необходимых затрат был неподъемен.

Тем более сегодня интерес к продвижению «демократических ценностей» на постсоветском пространстве резко упал, что негативно сказывается и на перспективах режима Саакашвили. Да, бросить на произвол судьбы верного союзника Вашингтону, по понятным причинам, не с руки, но и от перспективы бесконечно содержать потерявший актуальность проект за океаном не в восторге.

К слову, то что грузинский режим далеко не соответствует общепринятым «западным» стандартам по функционированию гражданского общества, политическим правам и свободам — не секрет, как и то, что его западные друзья закрывают на все «негаразди» глаза. И дело не только в том, что Саакашвили — «наш сукин сын». Не думаю, что он может пренебрегать рекомендациями американских партнеров, в том числе и в сфере внутренней политики.

Скорей всего, он им и следует, просто и рекомендации (не публичные, естественно) для «своих» другие! Заокеанские консультанты отлично понимают, что без жесткой, сильной власти никаких результатов в экономике (даже таких «специфических», как в Грузии), а тем более в борьбе с коррупцией достичь невозможно. Тут не обойтись без характерных черт полицейского государства — полного контроля власти над телевидением, сурового уголовного законодательства и большого количества заключенных (их число выросло в четыре раза за время правления Саакашвили) и 11% госбюджета, идущих на нужды министерства внутренних дел (опора режима!).

А вот для тех, кто, скажем так, не совсем «свои», рекомендации прямо противоположные: «У меня был длинный разговор с министром иностранных дел и президентом, и я дала определенные рекомендации относительно гражданского общества. И я хотела бы, чтобы после этих встреч с украинскими должностными лицами в Украине были сделаны конкретные шаги по защите основных гражданских прав и свобод», — сообщила госсекретарь США Хиллари Клинтон на встрече со студентами в Киевском политехническом университете.

Эти «рекомендации», так разительно отличающиеся от «практики» главного американского союзника на постсоветском пространстве, дают украинской власти хороший повод задуматься над тем, какой сценарий развития ситуации в Украине считают в Вашингтоне наиболее приемлемым для себя, и соответственно стоит ли им следовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.