Собеседник «Жаманака» – эксперт по евразийским вопросам занимающегося вопросами обороны и безопасности аналитического центра Jane’s Intelligence Мэтью Климент.

- Господин Климент, двое граждан Армении обвиняются в контрабанде обогащенного урана за рубеж. Они были задержаны в Грузии при попытке продать обогащенный уран радикальной группировке и впоследствии признали свою вину. Впервые информацию об этом факте опубликовало авторитетное британское периодическое издание, в дальнейшем эта информация была подтверждена со стороны властей Грузии. Принимая во внимание то обстоятельство, что международное сообщество с особой тщательностью ведет борьбу с незаконным распространением радиоактивных веществ, как Вы считаете, какие последствия может оказать данный инцидент на региональные процессы и в частности на саму Армению?

- Не думаю, что этот единственный случай может стать поводом для каких-либо политических процессов в регионе. Но должен отметить, что международное сообщество внимательно следит за подобными явлениями. Хотя в этом конкретном случае, количество обогащенного урана настолько незначительно, что не может представлять серьезной опасности.

Факт заключается в том, что данная попытка распространения обогащенного урана не является единственной, подобные попытки были зафиксированы в Грузии два-три года назад, и в связи с этим, правительство Грузии получило от США дополнительные средства для борьбы с этим явлением. В данный момент международное сообщество и Соединенные Штаты Америки в большей степени обеспокоены вопросом, куда именно направлялся этот уран, в какую именно группировку, или организацию международного терроризма.

Хотя надо отметить, что для этих террористических организаций Южный Кавказ не является постоянной транзитной зоной, следовательно, эти попытки надо расценивать не столько в качестве реальной угрозы, сколько как необходимость серьезно задуматься и предоставить странам Южного Кавказа максимальную техническую помощь с тем, чтобы они были в состоянии обнаружить подобные вещества и предотвратить все попытки. Нерешенный карабахский конфликт также может являться благоприятным фоном для террористов, так как в странах, ослабленных этим конфликтом, создается весьма благоприятная ситуация для осуществления подобных намерений.

- Учитывая тот факт, что обогащенный уран попал в Грузию из Новосибирска, а так же то обстоятельство, что границы Армении находятся под контролем российских пограничников, можем ли мы сказать, что Россия не справляется со своими обязанностями на должном уровне, допустив использование Армении в качестве транзитной зоны?

- Вообще территория бывшего Советского Союза представляет собой большую проблему для международного сообщества. Там существует множество проблем, которые должны решать не только местные власти, но и международное сообщество, которому следует обеспечить условия для осуществления адекватного контроля в этих странах. Нет никаких гарантий, что в будущем через армяно-грузинскую границу не будут переправляться подобные вещества в еще большем количестве, что конечно создаст ситуацию, представляющую реальную угрозу для международного сообщества.

- 27 октября в Астрахани состоялась трехсторонняя встреча Саргсян-Алиев-Медведев, в ходе которой была принята декларация. По словам президента России, до предстоящего саммита в Астане стороны могут достичь согласия по основным принципам урегулирования конфликта. Видите ли Вы какую-либо возможность того, что стороны могут прийти к соглашению по поводу «дорожной карты», как об этом несколько дней назад заявил министр иностранных дел Азербайджана?

- Возможность подписания какого-либо соглашения я нахожу весьма маловероятной, принимая во внимание как нехватку времени, так и разницу позиций, которая существует между двумя странами. До сих пор между сторонами продолжается нетерпимая риторика, в особенности Азербайджан выступает с агрессивными заявлениями о том, что может решить проблему военным путем. Сопоставление многочисленных фактов не вселяет надежду на то, что в Астане может быть действительно подписан какой-либо документ. Я не исключаю того, что соглашение между двумя странами будет принято когда-либо вообще, но в ближайшем будущем я этого не ожидаю.

- Выборы в Азербайджане прошли с нарушениями. Фактически, власти как Азербайджана, так и Армении манипулируют Карабахским вопросом, используя его в качестве инструмента для осуществления давления на общественность своих стран и для сохранения собственных позиций. До каких пор международное сообщество может мириться с существованием нерешенного конфликта в регионе и если в будущем также не получит никаких соответствующих откликов, то прибегнет ли оно к принуждению сторон к миру в данном случае?

- Этот сценарий был бы весьма нежелательным, поскольку масштабы и формы насилия в случае с Балканами были другими, имели место этнические чистки и так далее, и ситуация представляла прямую угрозу для безопасности всей Европы. Здесь же большую роль играет Россия, которая не позволит, чтобы международное сообщество в вопросе безопасности региона делило с ней равную ответственность. Следовательно, в данном случае проводить параллели с Балканами не совсем корректно.

- В середине октября, наблюдательная миссия ОБСЕ провела мониторинг районов, прилежащих к Нагорному Карабаху, в которой приняли участие также эксперты из ООН. Не говорит ли это о том, что процесс урегулирования достиг некого ключевого этапа?

- Понятно, что появляется все больше заинтересованных сторон и структур, которые изъявляют желание вовлечься в урегулирование Карабахского вопроса, предпринять соответствующие шаги и применить средства для продвижения этого процесса, а после урегулирования конфликта, иметь возможность держать ситуацию под контролем и удержать достигнутый мир.

- На Южном Кавказе существует несколько игроков, однако создается впечатление, что Россия действует в одиночку, а Соединенные Штаты уступили свои позиции в регионе России. Как Вы считаете, изменится ли политика США на Южном Кавказе после последних выборов США?


- Все понимают, что Россия была, остается и еще долго будет самым сильным игроком в регионе, и ее связанность с регионом обусловлена как географически, так и экономически. Для США это очень сложно, поскольку географически они далеки от Южного Кавказа, здесь существенную роль может играть только Турция, которая, будучи страной-членом НАТО, может после открытия границы с Арменией существенно изменить расстановку сил в регионе. Страны региона должны сами осознать, что интегрируясь политически и экономически в Запад и ЕС, они существенно выиграют. Понятно, что любое сотрудничество с Западом принимается в штыки, учитывая тот факт, что такое сотрудничество должно сопровождаться демократическими реформами, а это в свою очередь будет означать, что существующие режимы, которые пользуются поддержкой России, потеряют свою жизнеспособность.