Собеседник «Жаманака» - эксперт по вопросам России, Евразии и международной  энергетической безопасности американского Фонда «Heritage Foundation» Ариэль Коэн.

- Господин Коэн, заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон утверждает, что США играют большую роль в урегулировании конфликтов на Южном Кавказе, однако по инициативе России было проведено семь трехсторонних встреч между президентами Армении, России и Азербайджана, три из которых – в текущем году. Какие результаты, по Вашему мнению, имели эти встречи, и могут ли стороны придти к соглашению по вопросу подписания «дорожной карты», как об этом заявил на днях министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров?

- Во-первых, я хочу разделить надежду г-на Мамедъярова, и было бы, конечно, очень хорошо, чтобы саммит ОБСЕ ознаменовался таким важным событием, как подписание или даже просто объявление «дорожной карты»“. К сожалению, я - пессимист, потому что уже прошло 16 лет со дня прекращения огня в 1994 году, «а воз и ныне там», как говорится в русской басне. Поэтому, было бы очень хорошо, если бы обе стороны сейчас пришли к соглашению по «дорожной карте». Это открыло бы ворота для мирного процесса, для улучшения отношений между Арменией и Турцией, тем более, что Турция сейчас вычеркнула Армению из списка стран, представляющих угрозу, и это было бы в интересах как народов обеих стран, так и беженцев. Но, как я уже говорил, я с одной стороны пессимист, а с другой - реалист, поэтому я думаю, что шансы для такой «дорожной карты» меньше чем 50 процентов, или как говорят, «пятьдесят на пятьдесят», то есть они есть, но малы.

- Многие эксперты говорят о том, что интересы США в регионе ослаблены, а Россия взяла на себя роль лидера в организации переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Как Вы считаете, Россия действительно стремится к урегулированию этого конфликта или такая активность скорее носит пропагандистский характер?

- Нет, Россия сформулировала свою позицию по Южному Кавказу и по всему постсоветскому пространству. Это - создание зоны привилегированных интересов, как это сформулировал в своей речи Дмитрий Медведев 31 августа 2008 года. В рамках создания такой зоны, Россия использует весь дипломатический и военно-политический инструментарий, начиная от Организации Договора о коллективной безопасности и заканчивая соглашениями о дислокации российских войск, военных баз и поставок вооружений. Главной стратегической целью России является создание такой вот зоны. Какими инструментами это будет достигаться – это, в общем-то, вопрос тактики.

Что касается Соединенных Штатов Америки, да, действительно, из-за того, что Соединенные Штаты слишком заняты в Афганистане, Ираке и экономическими проблемами, интерес к постсоветскому пространству во время администрации Барака Обамы упал. И этим пользуются не только Россия, но и другие региональные игроки, в том числе Иран, Турция, транснациональный ислам и т.д. Мне, как человеку, смотрящему из Вашингтона, кажется, что именно баланс между интересами Соединенных Штатов, России, Европы и, естественно, интересами самих независимых государств, в том числе, на Южном Кавказе - это было бы идеально. Гегемония одного из игроков – это нежелательно, приводит к нежелательным последствиям.

- «Армянская сторона не собирается нападать первой, но в случае необходимости контрудар станет окончательным», - заявил на днях в Нагорном Карабахе президент Армении Серж Саргсян, присутствуя на военных учениях Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики. С другой стороны, Баку довольно часто заявляет о военном пути урегулирования карабахского конфликта. Насколько сегодня реальна угроза возобновления войны?

-Я считаю, что если страны выдвигают во главу угла дипломатию, то от языка угроз нужно уходить.

- «В Госдепартаменте нет более подготовленного человека для работы послом США в Азербайджане, чем Мэтью Брайза», - заявил на днях спецпредставитель Госдепартамента США по энергетическим вопросам Евразии Ричард Морнингстар. Как Вы думаете, почему Соединенные Штаты сконцентрировались именно на кандидатуре Брайзы, что мешает администрации Обамы поменять кандидатуру Брайзы?

- Любая администрация в Вашингтоне не хочет, чтобы ей диктовали, кого назначать послом, ни в Баку, ни в Ереван, ни в какой-либо другой город. Да, действительно Мэтью Брайза – дипломат с огромным опытом работы в регионе, и от его назначения выиграют сами Соединенные Штаты, но также и Армения, и Азербайджан.

- «Турция хочет, чтобы проблема между Арменией и Азербайджаном была решена мирным путем на основе взаимного уважения», – заявил на днях министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу. Подобные заявления мы слышим чуть ли не каждый день, но фактические интересы Турции, в связи с карабахской проблемой, создали тупиковое положение. Что, по Вашему мнению, может изменить ситуацию в армяно-турецких отношениях?

- Я думаю, что, во-первых, достаточно четко должен быть прописан вопрос об отсутствии взаимных территориальных претензий. Это должны будут сделать оба правительства и заявить об этом в совершенно однозначных формулировках. Во-вторых, на мой взгляд, должен быть больший прогресс с обеих сторон по обсуждению, пониманию и соглашению о том, что произошло во время Первой Мировой войны и после нее с армянским гражданским населением в Османской Империи. Мне кажется, что этот вопрос тормозится, может быть, даже с обеих сторон и очень сильно, и это приводит к высокой эмоциональной нагрузке на эти отношения. Третий момент: мне кажется, что важно, чтобы Турция подтвердила, если не на словах, то на деле, свою приверженность принципам светской республики. Уход Турции в сторону исламизации может угрожать не только турецко-армянским отношениям, но и всему региону.

- Роль Ирана в регионе в последние месяцы несколько усилилась, власти Ирана заявляют о своих интересах в различных процессах. Между Ираном и Грузией в последнее время происходит сближение. С чем Вы это связываете?

- Я это связываю, в том числе, и с достаточно слабой политикой Вашингтона по отношению к Тегерану. Вашингтон продолжает говорить о дипломатии, в то время как Иран продолжает развивать свою ядерную программу. И без давления на Тегеран, Иран будет еще больше пытаться усиливаться в регионе. Грузино-иранские отношения пока, конечно, не вызывают особого беспокойства, но усиление Ирана в регионе в целом, безусловно, будет вызывать напряженность и беспокойство. Более того, я хочу добавить, что получение республиканцами большинства в нижней Палате представителей Конгресса США еще больше усилит внимание Вашингтона к безответственной внешней политике Исламской Республики.

- Несколько дней назад власти Грузии подтвердили информацию о том, что в Тбилиси проходит закрытый судебный процесс над двумя гражданами Армении, которые обвиняются в контрабанде высокообогащенного урана. Тбилиси сейчас уже уверен в российском происхождении контрабандного урана. Какое влияние может иметь данный инцидент на региональную политику?

- Вопрос контрабанды урана – вопрос щекотливый и является предметом спецслужб и таможенных служб. Тут необходимо, безусловно, сотрудничество между службами России, Грузии, Армении, Турции и других региональных игроков. Понятно, что контрабанда высокообогащенного урана – это уголовное преступление, чреватое самыми серьезными последствиями для жертв, которые могут быть в результате нарушения режима нераспространения, то есть, в результате взрыва «грязной бомбы» или, не дай Бог, термоядерного устройства, или атомной бомбы. Куда направлялся этот уран, была ли это провокация каких-то спецслужб для того, чтобы выявить какие-то преступные группировки, занимающиеся контрабандой, у меня этих деталей, к сожалению, нет. Но это не первый раз, когда высокообогащенный уран утекает с постсоветского пространства на территорию стран терактов, стран, которые пытаются заполучить либо ядерное оружие, либо высокообогащенный уран для создания «грязной бомбы». Также такие радиоактивные материалы могут попасть в руки «Аль-Каиды» и других организаций, вплоть до «Хизбаллы». Поэтому это очень серьезный вопрос, я надеюсь, что и спецслужбы Соединенных Штатов, и других государств проявляют к этому самое пристальное внимание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.