В американских дипломатических телеграммах говорится, что Россия обеспечила сепаратистов из Южной Осетии и Абхазии ракетами «Град» и другим оружием, а также провела серию «секретных операций» с целью подорвать позиции Грузии в преддверии российско-грузинской войны.

Согласно опубликованным телеграммам, в число враждебных действий Кремля, направленных против Грузии, входили ракетные удары, покушения и «масса менее масштабных операций». Российские спецслужбы также провели кампанию по распространению дезинформации о проамериканском и пронатовском президенте Грузии Михаила Саакашвили, утверждая, что он страдает «параноидальным расстройством».

«Совокупное рассмотрение свидетельств, собранных за последние несколько лет, позволяет предположить, что русские агрессивно разыгрывают тайную игру с высокими ставками, в которой для них существуют лишь минимальные ограничения в средствах, если они вообще существуют»,  — писал посол США в Тбилиси Джон Теффт (John Tefft) в секретной телеграмме, датированной 20 августа 2007 года.

Теффт писал, что одна из целей Кремля заключалась в снятии Саакашвили. «Однако разнообразие и масштабность активных мер говорят о том, что главной целью было избавление Грузии от евроатлантических устремлений и ее возвращение в зону влияния России», — сказал он. Наряду с этим Кремль был нацелен на то, чтобы «спровоцировать опрометчивую реакцию со стороны грузинского руководства и, таким образом, еще больше увеличить дистанцию между Грузией и Западом».

В своей телеграмме Теффт привел также длинный список действий России, которые предположительно были направлены на дестабилизацию Грузии. В их числе ракетный удар по Кодорскому району Абхазии, которой на тот момент находился под контролем Грузии, взрыв грузинской патрульной машины, и покушение на убийство одного из представителей оппозиции.

По словам Теффта, существовали неопровержимые доказательства того, что Москва оказывала «прямую, хотя местами и тонко завуалированную, поддержку» двум сепаратистским регионам Грузии, идя наперекор желаниям грузинского правительства. Эта поддержка была, в том числе, и военной: «Сообщалось, что Южная Осетия получала оружие и технику из России, в том числе и ракеты «Град». Это происходило неоднократно и по различным поводам, в том числе и во время недавнего конфликта».

Опубликованные телеграммы посла, вероятно, вновь всколыхнут острые и до сих пор незавершенные дебаты по поводу того, кто же виноват в развязывании войны в 2008 году. Россия настаивает на том, что конфликт спровоцировал Саакашвили, когда направил танки в Южную Осетию, тем самым подтолкнув Россию к оказанию противодействия с целью защитить жизни российских граждан.

Саакашвили, однако, утверждает, что был вынужден предпринять эти действия в ответ на недопустимую провокацию со стороны России. Он обвинил Москву в предумышленном противодействии его попыткам добиться соглашений с Южной Осетией и Абхазией, отметив, что русские финансировали, вооружали, контролировали и взращивали оба сепаратистских движения.

Телеграммы явно говорят в пользу версии Саакашвили. В своих послания в Вашингтон посол сообщал, что Южной Осетией напрямую управляет российская ФСБ, а в сепаратистском правительстве президента Эдуарда Кокойты многие посты занимают ее российские агенты. «В реальности многие члены кабинета министров Южной Осетии и многие советники Кокойты — это российские чиновники, по большей части, предположительно, из ФСБ», — написал Теффт, отмечая, что Россия проводила постоянную ротацию агентов ФСБ.

Россия даже выделяла деньги на зарплаты полиции и других госслужащих в Южной Осетии, увеличив их оклад, чтобы предотвратить их переход на сторону конкурирующего правительства, поддерживаемого Грузией. Кроме того, по словам Теффта, российские паспорта были розданы 95% жителей анклава — так и появились, словно из-под земли, граждане, которых Россия будет «защищать» в 2008 году.

Теффт признает, что фактическое правительство Абхазии было «чуть в меньшей степени зависимо от Москвы», чем правительство Южной Осетии. Тем не менее, по его словам, было очевидно, что в руках у русских оставались «рычаги давления» на советского по своей сути президента Абхазии Сергея Багапша, который часто ездил в Москву для консультаций.

Цитируя информацию, полученную от грузин, Теффт сказал, что когда в апреле 2007 года Багапш заболел, в Москву для неотложной терапии его переправляли на самолете ФСБ. «Несколько источников также донесли до нас информацию о том, что высокопоставленный офицер ФСБ проживает в отдельной резиденции, находящейся на территории президентский комплекса Багапша», — продолжает он. Телеграммы дают ясно понять, что в течение нескольких месяцев, предшествовавших войне, администрация Буша убеждала Саакашвили не обращать внимания на провокации России и действовать сдержанно. 13 июня 2007 на встрече в Париже тогдашний американский посол в Москве Уильям Бернс (William Burns) советовал Саакашвили «избегать противодействовать русским».

Бернс выразил сочувствие по поводу затруднительного положения Саакашвили, который сказал американцам, что, по его мнению, Путин «лично занимался отколом Абхазии от Грузии» — как оказалось, это пророчество соответствовало действительности. Он сказал, что России нельзя доверять, и призвал к принятию плана по вступлению Грузии в НАТО, что послужило бы «средством устрашения против российского авантюризма».

В телеграммах также описывается гнев России и растущее негодование по поводу Грузии. В ноябре 2006 года заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин пожаловался на Грузию заместителю помощника госсекретаря США Мэтту Брайзе (Matt Bryza), после того, как в Тбилиси по обвинению в шпионаже были арестованы четыре российских чиновника. «Наше терпение на исходе», — сказал Карасин.

Согласно телеграмме, написанной Бернсом, Брайза сказал, что США попросили Саакашвили не участвовать ни в каких военных действиях. «Брайза напрямую сказал Саакашвили: если Грузия применит силу или втянется в конфликт, то Саакашвили останется в одиночестве, порицаемый международным сообществом за свое безрассудство». Когда началась война большинство западных правительств, включая руководство Великобритании, раскритиковали Кремль, назвав российскую военную операцию не миротворческой миссией, а самым что ни на есть вторжением. К досаде Вашингтона Москва незамедлительно признала независимость Абхазии и Южной Осетии, утверждая, что американцы уже проделали то же самое с Косово.

Телеграммы раскрывают, что действия России вызвали масштабную переоценку ценностей в дипломатических кругах. 28 августа 2008 года, вскоре после того, как при посредничестве французского президента Николя Саркози было достигнуто мирное соглашение, чиновники Министерства иностранных дел Великобритании, отвечавшие за вопросы обороны и разведки, задумались над последствиями войны. Как зафиксировало посольство США в Лондоне, Мариот Лесли (Mariot Leslie) – ныне посол Великобритании в НАТО – тогда назвала это «стратегическим и тектоническим сдвигом в международных отношениях».

На вопрос, являлось ли решение России вторгнуться в Грузию частью масштабного изменения ее стратегии, Лесли ответила с изящной уклончивостью. «Пока еще не ясно, о чем идет речь: о стратегическом решении или же о тактическом решении со стратегическими последствиями», — сказала она.