В казахстанской столице Астане состоялся двухдневный саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе - ОБСЕ. В Армении этого форума ожидали с противоречивыми чувствами. Мнения высказывались самые крайние. Кто-то опасался принятия невыгодной резолюции по карабахской проблеме, кто-то утверждал, что мы станем свидетелями “прорыва”. События показали, что истина, как обычно, лежит где-то посередине.

Впрочем, сразу отметим, что эта самая “середина” ближе все-таки нам, нежели азербайджанской стороне. То, что негативные опасения не оправдались, стало ясно уже в начале дня, когда на саммите выступили президент России Дмитрий Медведев, французский премьер Франсуа Фийон и госсекретарь США Хиллари Клинтон. Они продемонстрировали полное совпадение позиций и подходов стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Карабаху, показали, что от выработанных принципов миротворцы отступать не собираются. При этом выступления Клинтон и Фиона в данной части совпадали почти текстуально. По их словам, карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе неприменения силы или угрозы силой, территориальной целостности и самоопределения народов, а также 6 элементов, объявленных президентами США, России и Франции в Л’Аквиле и Мускоке.

Причем все эти принципы и элементы являются “единым целым, и любая попытка преподнести один из них как превалирующий” деструктивна и не может способствовать урегулированию. Еще более предметными были высказывания президента Дмитрия Медведева и главы российского МИД Сергея Лаврова. По словам Медведева, необходимо выработать “единые принципы урегулирования конфликтов”, которые будут включать “неприменение силы, достижение согласия самими сторонами, уважение согласованных переговорных и миротворческих форматов, обеспечение прав гражданского населения, оказавшегося в зоне конфликта”. При этом российский лидер специально подчеркнул, что “урегулирование по таким вопросам действительно должно быть абсолютно мирным. Применение военной силы, как это пыталось сделать руководство Грузии в отношении Южной Осетии,.. абсолютно недопустимо”.

А Лавров добавил: Абхазия и Южная Осетия являются такими же равноправными участниками переговоров, как великие державы, ООН и ОБСЕ. Поэтому Москва не допустит в итоговых документах саммита формулировок типа “конфликты в Грузии”. Ведь “ни о какой территориальной целостности Грузии в прежних границах речи быть не может”. То есть цена, которую платят сторонники силового решения проблем, была названа четко и ясно. Не менее ясно дано понять, что никакого вмешательства Турции в урегулирование не будет.

Таким образом, для Москвы в регионе остался лишь один нерешенный конфликт — карабахский. Вполне допустимо, что негласно с таким подходом согласны и все остальные ведущие мировые игроки. Поэтому как определенный успех миротворцев можно расценивать совместное заявление, под которым подписались президенты Серж Саргсян и Ильхам Алиев, а также Медведев, Фийон и Клинтон. В документе, в частности, говорится, что настало время “предпринять более решительные шаги, направленные на урегулирование нагорно-карабахского конфликта”, а Серж Саргсян и Ильхам Алиев в этой связи подтвердили свою готовность “стремиться к окончательному урегулированию... в соответствии с принципами международного права, Уставом ООН, Заключительным Хельсинкским актом, а также на основе совместных заявлений президента РФ Дмитрия Медведева, президента Франции Николя Саркози и президента США Барака Обамы, сделанных 10 июля 2009 г. в Л’Аквиле и 26 июня 2010 г. в Мускоке”. Это означает, что азербайджанский лидер согласен, во-первых, с тем, что война не может быть методом решения проблемы, а во-вторых, что принцип территориальной целостности ничуть не “главнее” права на самоопределение. Уже одно это можно считать немалым успехом посредников.

И вот что любопытно. Выступая накануне в парламенте своей страны, Ильхам Алиев в очередной раз говорил, что “если Армения игнорирует нормы международного права, а международное сообщество в свою очередь не принимает против этого никаких мер, тогда вопрос может осложниться”. То есть по привычке сделал упор на территориальной целостности и намекнул, что готов к “осложнениям”. Буквально на следующий день он подписал в Астане документ кардинально иного содержания, а в своем выступлении на саммите хотя и говорил о “20 процентах оккупированных территорий Азербайджана, миллионе беженцев”, но в остальном был сдержан — относительно возможной войны и намека не прозвучало. Конечно, президент Алиев горазд и не на такое, его опубликованные переговоры с американскими дипломатами тому свидетельство.

Публично он клянется в любви к туркам, приверженности “тюркскому единству”, а за глаза не скрывает, что совершенно не доверяет Анкаре. Поэтому верить ему не приходится совершенно. Однако подпись под документом существует, и от этого никуда не деться. Да и подход миротворцев (причем подход согласованный) очевиден: прибегнешь к силе — моментально все потеряешь. Так что надо надеяться, азербайджанцы станут сдержаннее в высказываниях и действиях, тем более что в заявлении миротворцы призывают стороны “предпринять дополнительные шаги, направленные на укрепление режима прекращения огня и осуществление мер по укреплению доверия во всех сферах”. Интересно, как после этого Баку объяснит свое нежелание отвести с передовых позиций снайперов, к чему, кстати, призвал и генсек ООН Пан Ги Мун. Кстати, сопредседатели также ввели в документ утверждение о том, что готовы и впредь оказывать поддержку лидерам обеих стран, которые “находятся на пороге принятия необходимых решений”.

То есть продемонстрировали, что миротворческие усилия приносят плоды. Неизвестно, правда, когда удастся переступить указанный порог. Вряд ли это произойдет слишком скоро. Но саммит, безусловно, стал очередным шагом к миру, в какой-то степени уменьшил опасность войны. Заявление сопредседателей и президентов не содержит неприемлемых в целом для армянской стороны формулировок. Ведь даже в Уставе ООН, на который делается ссылка, право на самоопределение признано в качестве неотъемлемого права народов. Поэтому, думается, правильно было бы говорить о позитивном в целом развитии процессов. Можно с уверенностью сказать, что наиболее проницательные наблюдатели в Азербайджане понимают, что тенденции ничего хорошего им не несут. Не случайно в газете “Зеркало” крупнейшей ошибкой Баку называется тот факт, что Азербайджан согласился на методологию, увязывающую проблему территорий вокруг НКР с определением статуса края. Это преподносится в качестве едва ли не “государственной измены”. В результате с горечью констатируется, что “принцип “мир в обмен на территории”... подменен на принцип “территории в обмен на статус”. Так оно и есть, и именно в этом ключе будут вестись переговоры. Хорошо уже то, что и в Азербайджане — не прошло и 20 лет — стали это понимать...