Как я писал на страницах Russia: Other Points of View во время пятидневной августовской войны 2008 года между Грузией и Россией в Южной Осетии, виновных в развязывании этого конфликта много. А ведущие средства массовой информации Запада, особенно американские, действовали во время этой войны как орган пропаганды одной из сторон, ставшей главной виновницей перерастания конфликта в полномасштабную войну – грузинского правительства Михаила Саакашвили. Одним из таких пропагандистских рупоров из числа американского медийного мейнстрима была газета The New York Times.

Сейчас, основываясь на опубликованных недавно на сайте Wikileaks документах, газета решила пошвырять камни в огород американских властей по поводу их взглядов на ту войну, хотя сама забыла о том, что живет в доме из стекла. New York Times набралась наглости и бессовестно сообщила о том, что до и во время войны американское посольство в Тбилиси регулярно и последовательно отправляло свои депеши в Вашингтон, основываясь исключительно на заявлениях грузинского правительства.

«Когда Грузия вступила в усиливающееся соперничество с Кремлем по вопросу будущего Абхазии и Южной Осетии — двух вышедших из-под грузинского контроля и получивших поддержку России территорий, — в Вашингтоне полностью поверили рассказам Саакашвили о его собственных действиях. В соседних странах американские дипломаты зачастую держат профессиональную дистанцию и подробно пишут о своих опасениях касательно местных правительств, делая это конфиденциально. В Грузии же, судя по всему, дипломаты отбросили всякий скептицизм и поверили рассказам грузин о важных и спорных событиях. К 2008 году, когда регион скатывался к войне, данным от источников, не связанных напрямую с правительством Грузии, уделяли мало внимания или вообще исключали их из важных донесений. Официальная версия грузинского правительства передавалась в Вашингтон практически без попытки ее оспорить» (из вышеупомянутой статьи К. Чиверса).

Но то же самое до и во время войны делала и сама New York Times. Ведущие средства массовой информации США и американское правительство действовали в качестве рупора грузинских властей, отказываясь от холодной и строгой объективности, являющейся необходимым требованием для журналистики и государственного анализа.

Сразу после войны на страницах Russia: Other Points of View о рассказах средств массовой информации и американского правительства сообщалось следующее: «Пятидневная грузино-российская война показала, что президент Грузии Михаил Саакашвили и другие грузинские руководители проводят агрессивную пропагандистскую кампанию, а во многих отношениях и настоящую дезинформационную войну в западных СМИ. Такое наступление средств массовой информации стало результатом либо тщательно спланированной дезинформационной войны, либо результатом той поспешности, с которой западные государства, ведущие средства массовой информации и аналитические центры приняли грузинскую, и только грузинскую версию событий. В любом случае, грузинам удавалось вести эффективный и постоянный пропагандистский и дезинформационный обстрел в своих действиях против русских».

Сейчас New York Times подчеркивает, что из опубликованных Wikileaks телеграмм становится ясно: несмотря на то, что у посольства были люди, докладывавшие о выдвижении грузинских войск в направлении Южной Осетии, несмотря на многие другие «сообщения о переброске грузинских сил и боевой техники», посольство писало о своем «первом впечатлении», заключавшемся в том, что грузины «находятся в состоянии повышенной готовности, демонстрируя свою решимость», но начинать вторжение не собираются. Но вторжение все-таки началось спустя несколько  часов, и в его рамках проводились жестокие артиллерийские обстрелы жилых кварталов в столице Южной Осетии Цхинвали. В то время на страницах Russia: Other Points of View была опубликована детальная хронология эскалации насилия в преддверии войны. Среди прочего, там были доклады иностранных военных наблюдателей и предостережения русских о переброске грузинской артиллерии и пехоты к границам Южной Осетии.

New York Times и остальные ведущие средства массовой информации США проигнорировали эти важные сообщения и не обратили внимания на то, что они говорят о грузинских замыслах. Об этих перемещениях войск заявляли иностранные наблюдатели, им вторили русские со своими предостережениями, но New York Times – эта «газета, которая замечает все», отказывалась сообщать данную информацию, а также полностью игнорировала замыслы Саакашвили и возможные последствия этих замыслов. Отчасти из-за столь грубой журналистской халатности американское правительство не предприняло серьезных дипломатических усилий по предотвращению полномасштабной войны. Ни посольство в Тбилиси, ни ведущие СМИ даже не подумали о том, чтобы проанализировать доклады наблюдателей и предупреждения русских, и вместо этого полностью положились на заверения грузинской стороны о мирном характере ее намерений, хотя Саакашвили в это время готовил свое наступление.

Сразу после войны New York Times поспешно решила опубликовать содержание записей мнимого радиоперехвата разговоров российских военных, которые ей предоставил ни кто иной, как грузинское правительство, сделавшее это через месяц после окончания боевых действий. Из этих записей явствовало, что российские войска вошли в Рокский тоннель и на территорию Южной Осетии до грузинского наступления. Эти материалы подтверждали утверждения Грузии о том, что ее военные действия стали ответом на российское вторжение. Но Грузия начала говорить об этом лишь днем позже, и полностью противореча своим первоначальным заявлениям о том, что осетинская артиллерия обстреливала грузинские села вечером 7 августа. Статью в New York Times о материалах перехвата написал тот самый автор, который подготовил статью от 2 декабря 2010 г. «США так увлеклись Грузией, что неправильно поняли признаки, предвещавшие конфликт» - К. Чиверс. Чиверс в своей статье в конце 2008 года не упомянул о предупреждении американского правительства и военных, которые говорили, что подлинность записей не установлена, и установить ее невозможно. Я в своих комментариях на страницах Russia: Other Points of View говорил то же самое (это можно увидеть в моем анализе статьи Саакашвили в Washington Post – второй за два месяца). Больше мы об этих записях не слышали. Можно спросить (хотя New York Times и Чиверс никогда об этом не спрашивали): где записи? Каковы результаты проверки их подлинности? И уж если на то пошло: где снимки с американских военных спутников, показывающие, как русские танки устремляются в Рокский тоннель? У американского правительства есть такая возможность, и в тот момент оно должно было проявить интерес к получению таких снимков – как и New York Times, как и другие ведущие СМИ США. Но таких снимков, как и результатов проверки радиоперехвата, никто не видел. Почему? Может быть, потому что они опровергали требуемые выводы?

Спустя три месяца после окончания войны, 7 ноября New York Times подвергла запоздалому сомнению свою версию в освещении событий. Это сделали тот же К. Чиверс и Эллен Барри (Ellen Barry). Однако газета так и не признала, что сыграла немаловажную роль в пропаганде на стороне Грузии в США и других странах Запада. В этом она отстала только от Washington Post. И вот теперь, спустя два года, New York Times предлагает принести в жертву «посольство Буша» в Тбилиси, спрятав за этим собственную профессиональную некомпетентность.

Что еще посольство в своих недостоверных докладах может рассказать нам о том, чего американское правительство не хотело слышать, а ведущие СМИ США, включая New York Times, не хотели сообщать? Теперь газета рапортует о такой вот посольской информации, переданной в Вашингтон: «Саакашвили сказал, что Грузия не собиралась ввязываться в драку, но ее спровоцировала югоосетинская сторона, и она была вынуждена действовать в целях защиты грузинских граждан и грузинской территории… Все свидетельства, имеющиеся в распоряжении посольства, говорят о справедливости слов Саакашвили, что этот конфликт не входил в первоначальные намерения Грузии… Наступление началось лишь тогда, когда югоосетинская сторона начала артобстрел грузинских сел». Это «необычайно смелое заявление», как сейчас его называют New York Times и Чиверс, действительно «получило широчайший резонанс в рядах администрации Буша, которая категорически поддержала Грузию на мировой арене». Но ведь именно этой версии придерживалась New York Times, Чиверс и ведущие американские СМИ, о чем свидетельствует та поспешность, с которой они ринулись писать о якобы перехваченных разговорах по радио.

New York Times продолжает: «Никаких ссылок на источники, кроме грузинского правительства, в донесении не было. Вместо этого в качестве оправдания нанесенного Грузией накануне ночью удара было приведено высказывание источника в грузинском правительства Темура Якобашвили, который заявил американскому послу, что «югоосетинская сторона продолжала обстреливать грузинские села, несмотря на объявление о прекращении огня». В телеграмме нет никаких доказательств того, что осетинские обстрелы после объявления о прекращении огня на самом деле продолжались. В ней не придается никакого значения единственному независимому докладу, который поступил от военных наблюдателей ОБСЕ из Цхинвали. Эти наблюдатели, находившиеся в самом центре конфликта, не сообщали ни о каких осетинских артобстрелах перед тем, как грузины открыли огонь по Цхинвали. Вместо этого они проинформировали американского офицера по политическим вопросам, что «грузинское наступление на Цхинвали началось 7 августа в 23 часа 35 минут в нарушение договоренности о прекращении огня». В американской же телеграмме, автор которой сослался на правительственные источники Грузии, в качестве «единственного правдоподобного объяснения всему этому» была предложена версия о том, что лидер Южной Осетии Эдуард Кокойты «решил бросить жребий и начать конфликт с Грузией, надеясь привлечь Россию и этим спастись».

На самом деле, вполне возможно, что на этом строил свой расчет Саакашвили, а не Кокойты. Развязав войну, он мог убедить американцев оказать мощное дипломатическое и военное давление на Москву с тем, чтобы она отказалась от защиты Южной Осетии и Абхазии. А после этого грузинский президент выполнил бы свое предвыборное обещание о возвращении самопровозглашенных республик под власть Грузии.

New York Times посчитала целесообразным опубликовать лишь часть, но не все новые факты о причинах войны и планах Саакашвили. Она пока еще ничего не сообщила нам о том, что в этом году многие бывшие соратники Саакашвили по «розовой революции» и его коллеги по грузинскому правительству, включая бывших министров обороны и спикеров парламента, признались, что давняя цель президента заключается в возвращении вышедших из состава Грузии Южной Осетии и Абхазии под власть Тбилиси с применением военной силы. Таким образом,  мы получаем все новые подтверждения наших подозрений о том, что стремление Грузии вступить в НАТО, а также настойчивые ухаживания Саакашвили за Соединенными Штатами были элементами единого плана. Саакашвили хотел прочно связать престиж Вашингтона и Америки со своей собственной судьбой и судьбой Грузии, чтобы у США не оставалось никакого выбора, кроме защиты своего сателлита и «светоча демократии» в случае вступления России в войну.

А New York Times продолжает гнуть свое: «В телеграмме посольства от 9 августа отмечается: «Президент Саакашвили поздним утром позвонил послу и сказал, что русские хотят завоевать Грузию и поставить у власти новый режим»». Газета продолжает опираться на одностороннюю информацию, описывая завышенные грузинские данные о потерях и приводя рассказы о действиях русских в версии Саакашвили. Правительство Саакашвили публично настаивало на том, что обстрелы Цхинвали были оправданными и проводились точно по целям. Но в одной американской телеграмме отмечается, что когда русские снаряды начали падать на грузинский город Гори, Саакашвили совсем по-другому заговорил об обстрелах жилых кварталов из тяжелого оружия. Он назвал российские удары «настоящим террором».

Столь запоздалая правильная точка зрения на эту пятидневную войну прозвучала спустя два года после произошедших тогда событий. Точно такое же мнение излагал и я в своих статьях на страницах Russia: Other Points of View, а также другие авторы нашего издания. Разница в том, что Russia: Other Points of View публиковала эти точные оценки почти одновременно с происходившими событиями. Более того,  мы предостерегали в то время, что нельзя на веру принимать упрощенный рассказ о российской агрессии, который навязывали всем New York Times, другие ведущие СМИ США и американская администрация. В отличие от хорошо финансируемых журналистов из мейнстрима, наши независимые аналитики сумели найти другие свидетельства о войне Грузии с Россией и предложили читателю иные точки зрения.