- 2011-ый в Армении – предвыборный год, именно в этом году в Турции ожидаются выборы, в 2012-ом выборы ожидаются и в США. Какие изменения в регионе ожидаются в контексте этих событий, и какими будут приоритеты внешней политики?

- Мы уже видим, что регион меняется, и параллельно с ближайшими выборами мы увидим больше изменений. В ноябре прошлого года в Конгрессе США прошли выборы, а в Турции выборы будут в июне текущего года, и возможно, что в 2011-ом в Армении будут досрочные парламентские выборы. В 2010-ом мы увидели также позорные парламентские выборы в Азербайджане. В связи с ожидаемыми в регионе изменениями есть одно важное обстоятельство: выборы сами по себе изменений не предполагают, потому что в данном регионе в большинстве случаев выборы не бывают справедливыми и свободными. Однако в 2011-ом мы увидим ряд вызовов Армении: Азербайджан снова пригрозит войной, Турция будет просто играть в армяно-турецких отношениях. Конечно, региональные изменения повлияют на Армению, однако Армения встретит столько же вызовов именно внутри страны.

- Власти все время говорят о том, что в нашей стране нет предпосылок для досрочных выборов. Вы высказали мнение, что в 2011-ом есть возможность досрочных выборов. Что, по вашему мнению, является основанием этого?

- Я вижу много признаков, которые показывают, что в 2011-ом есть возможность досрочных выборов. Есть серьезный конфликт внутри правящей элиты, мы видим политическое и экономическое давление на правительство, есть также серьезный конфликт между Республиканской партией и партией «Процветающая Армения», что и приведет к досрочным выборам.

- А есть ли связь между этими проблемами и осуществленными в конце 2010-го кадровыми изменениями, или же и эти отставки были продиктованы Сержу Саргсяну извне?

- Не думаю, что эти изменения являются результатом внешнего влияния, это скорее результат и проявление внешнего давления, таких как экономическое давление и нехватка легитимности властей в стране. Реальная опасность – именно закрытая политическая и экономическая политика в Армении, которая не может победить кризис доверия. Фактически, внешнее влияние постепенно уменьшается, и более увеличиваются внутренние давления. Единственным путем восполнения дефицита легитимности для властей Армении являются именно эти изменения.

- То есть можно говорить, что изменением должностных лиц власти проводят PR-акцию для поднятия уровня собственного рейтинга?

- Не думаю, потому что если б это была PR-акция, то изменения были бы более символичными, не реальными, а эти изменения – полное противопоставление этому. Этими изменениями не просто появились новые лица, здесь вопрос связан с необходимостью этих изменений. Касательно PR-акции – внутренний конфликт этих изменений глубже. Сегодняшнее правительство должно сделать более серьезные и реальные изменения и мало-помалу бороться против олигархов. Если начнут сейчас, смогут остаться, потому что в этих условиях – политическое давление и ослабление экономики – система существовать не может.

- Как эта власть может бороться против олигархов, если сама она основана на них? Найдет ли власть столько сил, чтобы избавиться от являющихся ее основой олигархов?

- То, что произошло в Армении, показывает, что олигархи больше не контролируются страной, и сейчас олигархи стали опасностью для той же страны. Не оплачивая налоги, вступая в коррупционную и олигархическую систему, власть создает для себя угрозы. Власть Армении нуждается в более жесткой борьбе против олигархии, поэтому реальный конфликт произошел именно между правителями, конфликт уже не между правительством и оппозицией.

- После Астаны в процессе урегулирования Карабахского конфликта все спокойно. Принимая во внимание, что 2011-ый – предвыборный год, можно предполагать, что эта пассивность продолжится и в этом году, и в вопросе урегулирования конфликта мы не станем очевидцами каких-либо развитий?

- С точки зрения политики мы не увидели реальных действий и решения вопроса, возможно, не увидим и в этом году. Проблема не в Минской группе, проблема – Азербайджан. Пока Азербайджан не поймет, что должен отпустить Карабах – в этом вопросе существенных изменений не будет. Две стороны Карабахского конфликта очень далеки друг от друга, и опасность идет не из политики, а от того, что в 2011-ом Азербайджан полностью откажется от дипломатии, что и приведет к военным действиям и преждевременной войне.

- Есть мнение, что международная общественность не позволит, чтобы Карабахский конфликт решался путем вооруженных действий. Вы согласны?

- Проблема в том, что, как и во время российско-грузинского конфликта, так и в этом случае для международной общественности довольно трудно препятствовать войне. Если международная общественность желает воспрепятствовать военным действиям, то она должна сделать больше, не предоставлять ракеты Азербайджану. Если мировая общественность действительно не хочет, чтобы в регионе была война, то она должна послать Азербайджану более жесткое послание. Опасность войны, как правило, приходит неожиданно и не основана ни на военной логике, ни на объявлении войны. Армения готовится к будущей войне, а Азербайджан больше готов к прошлым войнам.

- Российско-американские отношения довольно-таки улучшились в 2010-ом, однако сейчас, когда большую часть Конгресса Америки составляют республиканцы, которые обвиняли Обаму за начало дружеских отношений с Россией, можно ожидать изменений во внешней политике Соединенных Штатов. Если да, то как эти изменения могут отразиться на политике Америки в нашем регионе?

- Не думаю, что произойдут такие изменения. Во-первых, республиканцы составляют большинство только в Палате представителей, а не в Сенате, и поэтому их сила иная: их приоритеты против Обамы больше относятся к внутренней политике. А если проблема коснется внешней политики, то она скорее будет связана с Ираком и Афганистаном, но не с Россией. Что касается Армении, налаживание российско-американских отношений для нас и плохо, и хорошо. Хорошо, потому что для нас желательно, чтобы регион был полем соперничества для России и Америки. Плохо, потому что американцы хотят пойти на сделку с русскими, и, давая им больше силы и власти в регионе, получить ее помощь в деле Ирана, Ирака и Афганистана. Это означает, что для Америки регион менее важен, и находится на самом дне российско-американских отношений.

- Есть мнение, что армяно-турецкие отношения возобновятся, если в результате выборов в Турции правящая партия продолжит составлять большинство в парламенте. Видите ли вы перспективы развития армяно-турецких отношений в этом году?

- Сейчас я менее оптимистичен, чем всегда. Турция становится менее честной и серьезной в вопросе урегулирования армяно-турецких отношений. Уже предрешено, что в выборах победит нынешнее правительство, но здесь есть две проблемы. Во-первых, - после выборов, когда Турция сможет снова включиться в политику армяно-турецких отношений, появятся более серьезные для Турции проблемы, связанные с Кипром, курдами и Израилем, и вопрос урегулирования отношений с Арменией станет для нее менее важным. Во-вторых, - даже если турецкое правительство решит возобновить дипломатические усилия в армяно-турецких отношениях, все равно, Турция недавно показала, что она не способна принимать решения, не знает, чего хочет от Армении. Последний пример связан с тем, что премьер-министр Турции пригрозил уничтожить памятник в Карсе, который спроектирован турецким архитектором, и который символизирует именно армяно-турецкие отношения. Все это означает, что Турция страдает политической шизофренией: то она высказывает положительные мнения об Армении, то на следующий же день объявляет Армению своим врагом. Однако в армяно-турецких отношениях Армения имела две дипломатические удачи: Карабах более не связан с отношениями двух стран, а также Турция уже потеряла Азербайджан. Дипломатия Армении должна сохранять эти победы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.