Грузия хочет стать Швецией. По крайней мере, в плане преподавания английского языка и его распространенности в обществе. С сентября 2010 года правительство начало осуществление масштабной программы по привлечению англоязычных добровольцев с целью улучшить преподавание языка Шекспира на всей территории Грузии. Глава государства Михаил Саакашвили пытается таким образом найти достойную альтернативу русскому языку, который в настоящее время стоит на втором месте по употреблению после грузинского. Со своей стороны, Кремль обеспокоен подобной культурной и лингвистической политикой, которая приведет к дополнительному снижению его влияния в этой части Кавказа.

«У Грузии нет своей нефти и газа. Единственный наш ресурс – это интеллектуальный потенциал».  Министр просвещения Дмитрий Шашкин, которого цитирует New York Times, выражается вполне определенно: ставку надо делать на образование. С начала 2010 года было начато осуществление масштабной программы по развитию преподавания иностранных языков, и в особенности английского. В сентябре прошлого года было намечено, что через год в помощь грузинским преподавателям на работу будут приняты полторы тысячи англоязычных добровольцев. С того времени около тысячи человек откликнулось на этот призыв, с более или менее успешным результатом. Цель – до конца 2014 года привлечь десять тысяч добровольцев. Министр образования Грузии дошел до Южной Кореи, где в прошлом проводилась аналогичная программа с целью изучения оптимальных путей решения проблемы.

Откуда появилась эта идея? Ее главный инициатор – президент Грузии Михаил Саакашвили. Он получил образование в США и женился на нидерландке; сам бегло говорит по-английски. По его расчетам, встраивание Грузии в мировую экономическую систему произойдет при открытости населения культуре других стран, и особенно стран Запада. Однако эта инициатива носит вполне определенную политическую окраску: она в значительной мере отвечает желанию сильнее отдалиться от могучего российского соседа, чей язык сейчас фактически является вторым языком в стране.

Действительно, отношения между Грузией и Россией, исторически характеризующиеся напряженностью, окончательно испортились с момента августовской войны 2008 года. Михаил Саакашвили, с момента прихода к власти в конце 2003 года, выступает в роли явного врага Москвы. Ориентированный на Запад, он пытается своей нынешней лингвистической политикой сократить российское влияние в стране. Но все же он наталкивается на определенную настороженность со стороны русскоязычного населения, которое склонно считать, что, учитывая историю и географию, Грузия не должна отказываться от языка Пушкина.

Кремль, который измеряет свое влияние по степени присутствия русского языка, подобные инициативы раздражают. Напряженность в связи с этой темой существует во многих бывших советских республиках, например, в Латвии и на Украине. С другой стороны, Тбилиси решил основать собственный информационный канал (на русском языке…), призванный распространять грузинский взгляд на происходящее в мире. Торжественное открытие этого «Первого информационного Кавказского канала» (ПИК) состоится 25 января - к величайшему неудовольствию Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.