ТБИЛИСИ — В 18.00 в прошлый вторник спутниковый новостной канал, финансируемый грузинским правительством, в атмосфере ощутимого подъема вышел в эфир. В отличие от других каналов Грузии, Первый Информационный Кавказский канал транслирует свои передачи на русском языке – его целевая аудитория включает зрителей, живущих к северу от границ Грузии, в беспокойном горном российском регионе, известном как Северный Кавказ.

 

Перед открытием генеральный директор телеканала успел несколько раз заверить, что канал ПИК, как его тут называют, не будет использоваться в качестве рупора антироссийской пропаганды. Затем началась передача, посвященная торжественному открытию канала, и в ходе занявшего два часа сорок минут сеанса вопросов и ответов президент Михаил Саакашвили заявил, что народы Северного Кавказа изнывают под властью Москвы – а в Грузии их ждут небеса обетованные.

 

«Северный Кавказ превратился в гетто, - сказал грузинский президент. – Народы этого региона отданы на произвол местных феодальных властителей, которые могут их убивать, насиловать, вешать за ноги, пытать, отбирать последнее. Но ясно, что эти люди, которые ведут себя здесь таким образом, оказавшись в стране, где царит власть закона, изменят свое поведение».

 

Это замечание придало дополнительный вес рискованной стратегии, о которой Михаил Саакашвили во всеуслышание объявил прошлой осенью, когда в выступлении на Генеральной Ассамблее ООН он высказался за объединение Северного и Южного Кавказа, который «присоединится к европейскому семейству свободных наций, следуя по грузинскому пути». (Он подчеркнул, что эта точка зрения не является призывом к изменению границ).

 

Грузия продолжает снижать требования для получения визы для жителей Северного Кавказа, в том числе для жителей таких российских республик, как Дагестан, Ингушетия и Чечня; им разрешается свободно находиться на территории страны в течение 90 дней. В результате этого смягчения визового режима в ближайшие три месяца в страну прибудет 12 тысяч туристов, в том числе немало мусульманских паломников, совершающих хадж, которые смогут проделать значительную часть пути наземным путем, заявляют грузинские официальные лица.

 

Тем временем тема кавказской солидарности становится все более популярной в Тбилиси, где в прошлом году состоялись две конференции, посвященные жестокостям России в отношении черкесов, этнической группы, депортированной из этого региона в конце периода царского правления. Организация, представляющая дидойцев, малочисленную народность Дагестана, обратилась в декабре в Грузинский парламент с просьбой о принятии их под грузинскую юрисдикцию.

 

Инициатива президента по объединению Кавказа прозвучала для Москвы ударом по самому больному месту. Ночью накануне открытия канала ПИК террорист-смертник, взорвав бомбу, убил вместе с собой десятки людей в московском аэропорту Домодедово; этот взрыв стал последним в серии терактов, совершаемых мятежниками с Северного Кавказа. Кремль пытается затоптать огонь сопротивления в этом регионе с момента развала Советского Союза, прибегая, помимо прочих тактических приемов, к организации гражданской войны (дважды), к ужесточению действий милиции, привлекая к власти репрессивную местную элиту и вкладывая в регион огромные средства. Однако мятеж все еще достаточно силен, чтобы угрожать долгосрочным интересам Москвы – в частности, Олимпийским Играм, проведение которых запланировано в 2014 году в Сочи, на западной окраине Кавказа.

 

Министр иностранных дел России отклонил решение Тбилиси о понижении визовых требований как «еще один пропагандистский шаг»; другие официальные лица и вовсе открыто обвинили Грузию в открытии коридора для террористов. Западные дипломаты высказали Грузии предостережение, что прямые связи с Северным Кавказом могут оказаться рискованной затеей.

 

В подробном докладе вашингтонского Центра Американского прогресса, который будет опубликован в конце этого месяца, Сэмюэл Чарап (Samuel Charap) и Кори Велт (Cory Welt) указывают, что эта политика была начата «в одностороннем порядке, в отсутствие нормальных дипломатических отношений, и с той частью России, которая представляет наибольшую угрозу для внутренней безопасности страны: областью жестокого и разрастающегося исламистского мятежа».

 

«Независимо от мотивов грузинского правительства, эта политика неизбежно будет рассматриваться Москвой как проект для поддержания нестабильности», говорится в докладе.

 

В ответ грузинские официальные лица заявили, что на фоне постоянного военного напряжения в отношениях с Россией у них нет иного выбора, кроме как укреплять отношения со всеми своими соседями. Они также отметили, что в российских нападениях на Грузию участвовали и подразделения с Северного Кавказа.

 

«Некоторые из моих друзей с Запада могут мне сказать, «зачем тебе нужен Северный Кавказ, это же будет только дополнительная головная боль?», - говорил Саакашвили во время передачи вопросов и ответов. – И тогда я спросил, «в следующий раз, когда наш друг Владимир пошлет к нам 50 тысяч чеченских солдат, ваши солдаты будут нас защищать?».

 

В офисе канала ПИК вскоре после торжественного открытия политические вопросы были вытеснены рабочими вопросами. Шестичасовое ежедневное вещание на этом канале щедро финансируется – он получил 7 миллионов евро, или примерно 9,5 миллионов долларов на запуск. В изысканном рабочем помещении ощущается легкий аромат масла какао; по словам Роберта Парсонса, (Robert Parsons), генерального директора канала и совладельца управляющей компании, над дизайном помещения поработала команда дизайнеров, сотрудничающих с производителем спортивных автомобилей Bugatti.

 

Однако организовать работу журналистов на российском Северном Кавказе оказалось практически невозможно. Небольшое число сотрудников канала, по словам Парсонса, «запугано, реально».

Один журналист перестал отвечать на звонки, когда увидел, что ему звонят с тбилисского номера, рассказывает Екатерина Котрикадзе, помощник новостного директора канала и совладелица управляющей компании. Оператор в Чечне уволился по собственному желанию после того, как к нему его лично попросил об этом местный руководитель Рамзан Кадыров, кремлевский ставленник.

«Они были вынуждены в течение месяца скрываться в деревне, - продолжила Екатерина свой рассказ. – Их отношение к работе на нашем канале полностью изменилось».

 

Это вторая попытка Грузии пробить брешь в почти полной монополии Кремля в области новостного телевещания на российской территории. Прежний русскоязычный канал, Первый Кавказский, был закрыт в прошлом году, когда оператор французского спутника, через который велось вещание, прекратил контракт, заявив, что получил более выгодное предложение от российского концерна Газпром-Медиа.

 

Парсонс, бывший руководитель отдела внешней политики на канале France 24, подчеркнул, что новый образ станции характеризуется полной независимостью от правительства – «тут не будет и намека на пропаганду» - и отметил, что надеется, что сможет сделать так, чтобы Россия не оказалась в центре внимания.

 

«Традиционно, исторически, лингвистически Грузия была гораздо дольше связана с той частью мира, которая находится к югу, чем с той, что находится к северу, – заметил он. – Если вы посмотрите на связи с Ираном и Турцией, то увидите, что их корни намного глубже, чем корни отношений с Россией».

 

Вот как выглядит рабочий день: в отделе новостей телеканала висит черкесский флаг. Бывший диктор информационной чеченской программы прилетел из Канады и подыскивает себе жилье в Тбилиси. Г-н Парсонс пересматривает «Оккупацию», новый документальный фильм, посвященный последствиям войны 2008 года, смонтированный из эпизодов исторических оскорблений и гибели людей от рук российских и советских вооруженных сил.

 

«Это небольшой, довольно эмоциональный фильм, - деликатно выразилась Мелани Энсти (Melanie Anstey), заместитель программного директора канала. – Тут нет такого, «с одной стороны, с другой стороны»».

 

Среди немногих передач, сохранившихся от прежней программы канала, можно указать на ток-шоу Аллы Дудаевой, вдовы чеченского лидера мятежников, Джохара Дудаева, который был убит в 1996 году. На «Кавказском портрете» Дудаева – женщина с тонкими чертами лица и приятным юным голосом – ведя интервью, одновременно рисует портрет своего гостя.

 

Хотя Дудаева на своем шоу избегает политических вопросов, свои взгляды она не держит в тайне: что России остался год, может быть, два, до распада; что приход к власти премьер-министра Владимира Путина был предсказан Нострадамусом; что за большей частью терактов последних лет стоят российские спецслужбы; что они сознательно привели к катастрофе самолет, на борту которого находился президент Польши; что боевики, по ее словам, «люди достаточно смелые, чтобы бороться за свободу своей родины, а теперь за освобождение Кавказа».

 

Она, по ее словам, надеется, что ее программа поможет убедить россиян в том, что жители Северного Кавказа – не враги им, в чем пытается, по ее мнению, убедить россиян официальная Москва. «Больше чем чего бы то ни было, - сказала она, - они боятся правды». 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.