Произошедшая в конце прошлого месяца история заставила многих улыбнуться. 28 марта грузинская пенсионерка перерубила лопатой кабель, чтобы, как утверждают следователи, сдать его как цветной метал. Результат: длившиеся несколько часов неполадки в работе немалой части сетей Армении, Грузии и Азербайджана. 

Инцидент произошел в Армази, маленькой грузинской деревне, которая расположена в 20 километрах от столицы Тбилиси. По дороге туда мы видим участки, где в настоящий момент живут беженцы, которых прогнала из Южной Осетии российская армия во время пятидневной войны августа 2008 года. 

На покрытых грязью улицах Армази нам встречаются курицы, бегущие за машиной подростки, деревенские дома и несколько многоэтажных зданий советского типа, у окон которых торчат спутниковые антенны.  

Гаястан Шакарян появилась на свет в родном городе Сталина Гори, но живет в Армази с 1963 года. Как бывшей железнодорожнице, ей выделили небольшую квартиру, где она сейчас и проживает с семьей. Всего их тут семь человек.
 
«Я никогда не слышала об интернете»

Когда в ее дверь постучали, «хакер с лопатой» (такое шутливое прозвище ей дали в прессе) запаниковала: «Я подумала, что полицейские пришли меня арестовать. Из-за этого я долго не могла спать по ночам».

Сейчас этой вдове и матери троих детей уже 75 лет. Это хрупкая пожилая женщина с платком на голове, в дырявой кофте и пластиковых шлепанцах под розовые носки. Ее дни обычно проходят в заботах о саде и пчелах одного из ее сыновей. 

Она явно не может понять происходящее: «Я никогда не слышала об интернете, я не знаю, что это такое»

Серго, ее безработный сын 50 лет, подтверждает слова матери: «Она не пользуется телефоном, почти не смотрит телевизор: она практически глухая».

31% грузин живут за чертой бедности

Мы идем на место преступления на окраину деревни. В зарослях у железной дороги желтая лента с надписью «Police - Do not cross» огораживает неглубокую траншею, на дне которой виднеется починенный компанией Georgian Railway Telecom кабель. Именно здесь проходит интернет-трафик трех кавказских республик – наглядная иллюстрация уязвимости местной инфраструктуры. 

Хотя в Министерстве внутренних дел утверждают, что Шакарян призналась в краже, сама она сейчас отрицает все обвинения и говорит, что просто собирала хворост: «Кабель наверняка украл какой-то мужчина, для этого нужна сила. Я этого просто не смогла бы. Меня обвинили, потому что я привыкла подбирать все, что лежит на земле. Этим занимаются тут все старики и дети, чтобы продать на рынке и помочь своим семьям». 

На металлолом действительно приходится значительная часть грузинской экономики: экспорт металла является одной из основных статей местного экспорта наравне с вином и минеральной водой. Расположенные у Армази центры по приему лома предлагают 11 лари (около 4,5 евро) за килограмм меди. Немаловажный источник дохода для тех, у кого нет постоянной работы: «Я трудилась всю свою жизнь и заработала пенсию в 90 лари в месяц (около 40 евро). На эти деньги прожить нельзя».

Такая ситуация для Грузии отнюдь не редкость: 31% населения все еще живет за чертой бедности, несмотря на 6,4% рост ВВП в 2010 году. Хотя по официальным данным уровень безработицы не превышает 16,3%, в Transparency International полагают, что на самом деле он держится в районе 30%. Серго Сакарян придерживается того же мнения: «У нас в деревне почти четверть людей сидят без работы или же живут за счет временных заработков шофером или рабочим. Из-за этого никто не может чувствовать себя счастливым. Моя мать несчастлива. А из-за этой истории ее здоровье только ухудшилось».   

Гаястан Шакарян могут приговорить к трем годам тюрьмы

Пожилая женщина с беспокойством ожидает результатов следствия и процесса: теоретически она может получить три года тюрьмы за разрушение частной собственности. Соседи пытаются ее успокоить: маловероятно, что ее ожидает суровое наказание. В Министерстве внутренних дел приняли во внимание ее возраст и финансовое положение и освободили ее после первой явки в суд.

Мы пытаемся успокоить ее и объясняем, что она сейчас заработала известность за границей. Однако она безутешна: «Но мне ведь так стыдно. Как такое могло случиться в моем возрасте?»

Перед тем, как снова вернуться в свой сад, Гаястан Шакарян ворчливо произносит слова, с которыми, безусловно, согласны большинство грузин ее поколения: «Во времена СССР мы жили лучше. По крайней мере, у всех была работа».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.