В американской спортивной журналистике есть принцип: никогда не обсуждается лига данного вида спорта. Обсуждаются ее отдельные представители, клубы, часто - арбитры или игроки, но никогда - лига. Смысл принципа в том, что если один или два, или несколько клубов в лиге играют плохо или же позволяют себе недозволенное, то это вовсе не означает, что таковой является вся лига.

С той же логикой можно рассматривать какой-либо спортивный клуб: если, например, один футболист какого-либо спортивного клуба ворует товар из какого-нибудь магазина, то это не может означать, что все футболисты этого клуба являются ворами. Эту цепочку, естественно, можно продолжать долго, дойдя до ...народов.

Например, как можно рассматривать тот факт, что какой-либо русский представление об армянине составит по поведению, допущенному молодым армянином в вагоне одного из поездов московского метрополитена? Когда последний, в пьяном состоянии, демонстративно куря сигарету, мягко говоря, «беспокоит» сидящую напротив русскую девушку? Правильно ли будет, если наблюдающий за всем этим россиянин будет утверждать, что «все армяне пьяницы, наглецы и не уважают закон»? Конечно, нет. Однако, ситуация меняется, когда народы находятся в конфликте, в так называемой пропагандистской войне, когда каждая из сторон преступление или недозволенный поступок противной стороны проецируют на всю нацию.

Однако насколько все это правильно? Ведь в отличие от реальной войны, когда ты обязан уничтожить идущего навстречу противника, чтобы он не уничтожил тебя, пропагандистская война имеет свои правила. Во всяком случае, - должна иметь. И ведущие ее должны понимать одно: какое-либо заявление, слово, действие позволить себе так, чтобы не разрушить мост, посредством которого осуществляется контакт с противоположной стороной. Иначе говоря, если основная цель настоящей войны - это уничтожение противника, то главная цель пропагандистской войны - показать ошибки, допущенные противником, и твои преимущества. Однако, в то же время, подготовить почву для диалога. Здесь недопустимо убивать «всех, кто выйдет навстречу», и вдвойне недопустимо противную сторону рассматривать как одно целое. Даже в стане самого заклятого врага всегда находились и находятся люди, с которыми можно и надо вести диалог, хотя бы сделать попытку.

А что происходит сегодня на «фронте» армяно-азербайджанской пропагандистской войны? «Этой нации свойственно красть чужое имущество, сочинять историю...». Так пишут и высказываются о нас «бойцы пропагандистского франта» соседней страны. Мы в ответ называем их «азербайджанцами-убийцами, нацией, возвеличивающей убийц» и т.д.

Давайте, однако, попытаемся понять. Сегодня в Азербайджане, согласно официальным данным, проживает около 7миллионов человек. Причем многие из них по национальности не азербайджанцы. И что же? Все они убийцы? И все они считают национальным героем убийцу спящего офицера-армянина? Мы разве узнавали у каждого из них по отдельности? Я попытался уточнить это у четверых журналистов, с которыми встречался в Тбилиси. Они ответили, что он подлец, что никакой азербайджанский государственный документ не признает его национальным героем: «Просто многие принимают его поступок». Я уточнил свой вопрос: «А вы?». «Сафаров в Азербайджане не является национальным героем», - закрыли вопрос четверо азербайджанских журналистов. Может быть, они говорят неправду. Но означает ли это, что лжецом является весь азербайджанский народ? Конечно, нет.

Например, продающий овощи на одном из московских рынков азербайджанец никогда не обсчитает при возвращении мелочи, несмотря на имеющуюся возможность. Так что, «весь» азербайджанский народ негодяй и убийца ровно столько, сколько «все» мы - армяне - воры и сочинители истории.

Безусловно, народ определяет политический курс и позицию государства. Во всяком случае, так должно быть согласно конституции. Конечно, государство, в свою очередь, ориентирует народ в кое-каких вопросах, для достижения желательных для него результатов. Однако в каждом народе есть такие люди, которые не признают позицию своего государства, следовательно, весь народ этого государства вовсе не значит это государство. Конкретнее, в каждом государстве народ не думает одинаково и люди в нем не одинаковы. Если у нас есть Виктор Амбарцумян, то это не означает, что мы «все» всемирно известные астрономы. И с той же логикой - если у азербайджанцев есть Зейнаб Ханларова, это не означает, что «все» они уважаемые певцы.

Между реальной и пропагандистской войной есть еще одна, еще более важная разница: если в реальной войне народ воюет против народа, то в пропагандистской - воюют отдельные представители против отдельных представителей, которые, однако, должны вести такой «диалог», чтобы это не распространялось на всех, поскольку, когда в «диалог» вовлечены все, то это уже имеет другое название - реальная война.

P.S. В начале прошлого века - в Турции, а в конце того же периода - в Азербайджане - было уничтожено очень много армян. Армяне были убиты турками и азербайджанцами. В то же время, как в начале прошлого века, так и в конце того же века многим армянам спастись помогли турки и азербайджанцы. Утверждать или доказывать, или убеждать, что, мол, турки и азербайджанцы добросердечны и спасли нас, у нас нет никаких оснований, учитывая Геноцид, но отличить учинившего Геноцид турка и азербайджанца, от добросердечного турка и азербайджанца мы обязаны: ни мы, ни они не готовимся «всей нацией» покидать территорию от Босфора до Каспия. Следовательно, мы в один прекрасный день пойдем на диалог, так как опыт попыток такого диалога в третьих странах уже имеем.