Москва - К полудню в четверг было сложно узнать голос Нино Бурджанадзе, лидера грузинской оппозиции, которая обычно говорит так, как будто в ее горло встроен мегафон. За ночь до этого она возглавляла уличные протесты, направленные на свержение президента Михаила Саакашвили, ее фактического союзника, превратившегося в политическую Немезиду. Но спецназ и силы по поддержанию общественного порядка ответили слезоточивым газом и резиновыми пулями, избив десятки человек и арестовав сотни, и мнимая революция провалилась. Скрывавшаяся в своем офисе на следующий день, Бурджанадзе отвечала на звонки и ждала, когда полиция постучится в дверь. «Тут практически никого нет», - говорила она измученным шепотом. «Все уже арестованы».

Учитывая правительственные заявления и обвинения против нее, которые включают в себя обвинение в совместном с Россией заговоре с целью свержения президента ее страны, кажется невероятным, что Бурджанадзе до сих пор не задержана. В среду вечером, когда более тысячи протестовавших бежали от полиции, два человека, включая полицейского, были задавлены и убиты быстро ехавшей машиной, а полиция потом заявила, что машина была из кавалькады Бурджанадзе. Она это отрицает. Во время военного парада на следующий день по улице Руставели, той же самой столичной артерии, где имел место мятеж за ночь до того, президент также назвал протесты организованными из-за границы - намек на российское участие. «Я знаю, почему они это сделали», - заявил Саакашвили перед собравшейся на парад толпой. «Это было сделано с целью отомстить грузинской армии, продемонстрировавшей сопротивление в 2008 году», когда Грузия потеряла примерно пятую часть своей территории после недельной войны с Россией.

Ситуация стала хуже для Бурджанадзе, когда полиция опубликовала в четверг аудиозапись, предположительно записанного телефонного разговора, в поддержку обвинений в ее связи с Москвой. На пленке, даты записи которой не приводится, она и ее сын предположительно обсуждают планы революции, соглашаясь с тем, что «египетский сценарий» в Грузии вполне стоит того, чтобы погибли «от ста до пятисот человек». «Земля любой страны, которая чего-то достигла, залита кровью», предположительно, заявил ее сын Анзор Бицадзе на записи. При этом Бурджанадзе не отрицает, что на пленке действительно голос ее сына. «Общество расколото. Оно расколото и по своему отношению к России также», - говорит Бурджанадзе позднее на пленке. «Пятьдесят процентов не видят в России врага вообще… Все поддерживают тесные отношения с Россией».

Это было бы преувеличением. Саакашвили, который пришел к власти в результате народного восстания, известного как «Революция роз», в 2003 году, разъярил Россию, твердо ступив на тропу союзничества с Европой и Соединенными Штатами. Опустошительная война с Россией 2008 года повредила его рейтингам одобрения, но также и подкрепила его манихейский взгляд на мир, который гласит, что интеграция с Западом - это единственная надежда для Грузии выстоять перед издевательствами со стороны России. Поэтому он по-прежнему пользуется сильной общественной поддержкой, которая колеблется в диапазоне от 30 до 40 процентов, по данным опросов, в то время как Бурджанадзе борется за то, чтобы ее рейтинг одобрения хотя бы держался выше уровня в 1%. Большей частью ее непопулярность объясняется именно ее предполагаемыми связями с Москвой.

Итак, провалившаяся попытка восстания в ночь среды вкупе с полицейской записью разговора о предполагаемом ее заговоре, судя по всему, лишь помогут Саакашвили. Наиболее убийственная и изобличающая часть записи идет в конце, когда ее сын, предположительно, заявляет, что сомневается в том, что грузинские войска будут стрелять в демонстрантов. «Мы выдержим первый удар», - предположительно, говорит он на записи. «А потом пускай они имеют дело со спецназом ГРУ» - ГРУ это российская военная разведка.

Когда Time связался с ней через несколько часов после опубликования пленки с записью на вебсайте Министерства внутренних дел Грузии (и потом показанной по всем крупнейшим сетям Грузии), Бурджанадзе пыталась объясниться по поводу того, насколько плохо все это выглядело. «Я скажу вам прямо, - отметила она, - если бы я действительно работала с русскими, тогда бы Саакашвили уже не было бы давно у власти». Когда ее сын упомянул ГРУ, он говорил лишь гипотетически, сказала она. «Спецназ Саакашвили явно не смог бы отразить атаку российского спецназа. Мы все хорошо помним, насколько быстро закончилась война между Грузией и Россией».

Но того факта, что никакие российские десантники не пришли на помощь мятежу Бурджанадзе, будет недостаточно, чтобы убедить грузинскую общественность, большая часть которой уже уверена, что за беспорядками в ночь со среды на четверг стояла именно Россия, говорит Алекс Рондели (Alex Rondeli), известный политический аналитик в Тбилиси. «Смешно предполагать, что наш северный сосед просто отсиживается и выжидает, когда тут такое происходит», - говорит Рондели.

Москва не делала секрета из своего желания добиться отстранения Саакашвили от власти. В 2008 году российский премьер-министр сказал свою знаменитую фразу президенту Франции, по словам французского чиновника, что он хотел бы подвесить Саакашвили «за яйца». Но это не означает, что Кремль использовал бы Бурджанадзе для этой работы, говорит Сергей Марков, член парламента и пиарщик путинской политической партии, «Единой России». «Это была авантюра Бурджанадзе», - заявил Марков Time. «Все говорили ей, что для этого еще ничего не готово, но она все равно решила продолжать».

Марков годами лоббировал в российском правительстве идею начала использования того, что он называет американской моделью смены режимов - поддержку местных оппозиционных движений, которые хотят свергнуть свое правительство. «Мы не должны быть против цветных революций. Цветные революции - это средства захвата политической власти XXI века», - говорит Марков. «И мы должны поддерживать все пророссийские силы, которые хотят прийти к власти на постсоветском пространстве… Проблема в том, что у нас до сих пор нет институтов, которые могли бы этим заниматься».

Невозможно сказать, действительно ли неудачная попытка восстания, предпринятая Бурджанадзе была практическим шагом в рамках этой энергичной и напористой стратегии Кремля, или же ее партия действовала самостоятельно, вдохновленная египетским сценарием, который сверг режим в Каире ранее в этом году. Но в любом случае кажется, что даже самые незадачливые оппозиционные движения в мире - и правительства, которые их поддерживают - принимаются за революционную тактику XXI века.