Вечером 25 мая в Тбилиси произошли стычки полиции с представителями грузинской оппозиции, организовавшими акцию протеста: перед проведением военного парада в честь Дня Независимости Грузии полиция очистила улицы от демонстрантов. Демонстрации протеста в Грузии – не редкость, и расправа была не самой суровой за последние годы. Столкновения вряд ли окажут значительное влияние на внутреннюю политическую ситуацию в Грузии, как и на ее отношения с Россией (пусть даже грузинский президент Михаил Саакашвили и обвинил Россию в организации демонстраций). Однако в связи с этой расправой Грузия может почувствовать на себе давление Запада.

Анализ


Вечером 25 мая, всего за несколько часов до того, как должен был состояться военный парад в честь Дня Независимости страны, назначенный на утро 26 мая, в грузинской столице, городе Тбилиси, произошли столкновения полиции с представителями грузинской оппозиции, вышедшими на улицы в знак протеста. По данным грузинского Министерства иностранных дел, во время стычек было убито два человека (в том числе один офицер полиции) и около 90 человек задержано. Полиции удалось разогнать митинг, и военный парад, на котором присутствовал грузинский президент Михаил Саакашвили, состоялся точно в назначенный срок.

Беспорядки носили довольно ограниченный характер и вряд ли представляют значительную угрозу правлению Саакашвили: подобные акции протеста в Грузии не редкость. Однако при том, что не похоже, чтобы эти столкновения повредили отношениям Тбилиси с Москвой, жесткие меры при разгоне демонстрации, возможно, вызовут напряжение в отношениях грузинского правительства с Западом.

25 мая шел пятый день проведения организованной представителями оппозиции акции протеста на улице Руставели, главной транспортной артерии города. Демонстрации, проводившиеся под руководством лидера оппозиции Нино Бурджанадзе и других активистов, стали очередным эпизодом в ходе борьбы против давления якобы оказываемого Саакашвили на членов оппозиции, журналистов и другие элементы, бросающие вызов президентскому правлению в Грузии. Во время начала акции протеста, 21 мая, в ней участвовало тысяч пять–десять человек. Затем активность демонстрантов пошла на убыль, однако вновь набрала силу непосредственно перед проведением военного парада, в процессе подготовки к которому грузинская полиция жестоко разогнала демонстрантов.

Хотя в результате столкновений погибло два человека и десятки были ранены, ситуация в целом менее тяжелая, чем была во время расправы с демонстрантами в Грузии в 2007 году. Скорее, акции протеста лишний раз продемонстрировали разрозненность и слабость оппозиционного движения в Грузии, оказавшегося не способным собрать несколько десятков тысяч людей, как это удавалось ему в 2009 году, на пике его влияния. Саакашвили, стремясь принизить значение оппозиции, обвинил в организации демонстраций внешние силы, имея в виду Россию, с которой Грузия вела войну в августе 2008 года и чьи войска в настоящее время размещены на отделившихся грузинских территориях, Абхазии и Южной Осетии.

В общем и целом, состоявшиеся демонстрации протеста и последовавшие за ними репрессивные меры вряд ли сколько-нибудь значительно повлияют на внутриполитическую ситуацию в Грузии: популярность Саакашвили по-прежнему велика, и его режиму сейчас ничто особенно не угрожает. Вряд ли эти события окажут заметное влияние и на отношения Грузии с Россией, несмотря на разговоры Саакашвили о вмешательстве Москвы и на официальное заявление российского министра иностранных дел, в котором говорится, что разгон митинга стал «вопиющим нарушением прав человека, требующим расследования на международном уровне». Даже если бы давление на Саакашвили достигло такого уровня, что заставило его оставить свой пост, Грузия, весьма вероятно, и при новом лидере сохранила бы прозападную ориентацию своей внешней политики – большого желания к нормализации отношений с Россией в стране не ощущается, и высшим приоритетом остается стремление вернуть территории Абхазии и Южной Осетии.

Однако эти репрессии заставят Запад, особенно Европейский Союз, оказать давление на грузинское правительство. Грузия относит интеграцию с Европой к числу приоритетов своей внешней политики, она стремится к членству в западных организациях, таких как Европейский Союз и НАТО, стремясь влиться в ряды стран Запада и обеспечить себе гарантию безопасности против России. В своем стремлении ориентироваться на Запад Грузия придерживается западных стандартов демократии и прав человека, при этом стиль правления в стране роднит ее с бывшими советскими республиками: централизованное, полуавторитарное правительство, поддерживаемое сильным аппаратом госбезопасности.

Это означает, что, хотя Саакашвили и провел целую серию экономических и юридических реформ, направленных на интеграцию с Западом, он все же очень осторожно относится к тому, чтобы допустить существенное включение сил оппозиции в правительственные структуры, и готов жестко подавить несогласных, когда оппозиция выходит на улицы. Разгон демонстраций представителей оппозиции в последние дни иллюстрируют сложную ситуацию, в которой оказывается Грузия, когда дело доходит до необходимости примирить ее западные амбиции с необходимостью поддерживать внутреннюю и внешнюю безопасность в стране – вызов, с которым Тбилиси в ближайшем будущем справиться не сможет.