Проблемы, связанные с регистрацией марок известных грузинских вин, осложняют Грузии путь на американский рынок вина, насчитывающий в денежном выражении 30 миллиардов долларов в год.

Вино является для Грузии одной из главных статей экспорта: в 2010 году на экспорт было отправлено более 14,8 миллиона бутылок. Эмбарго, наложенное Россией в 2006 году, закрыло для Грузии основной рынок сбыта, заставив Тбилиси осваивать новые рынки. И пока этот процесс продвигается не слишком быстрыми темпами.

В начале этого года грузинские власти обратились в Управление США по патентам и торговым маркам с заявкой на регистрацию 18 наименований грузинских вин. Однако, к вящей досаде грузинских чиновников, они обнаружили, что в отношении двух самых популярных наименований – «Хванчкара» и «Киндзмараули» – право на торговую марку уже выдано. Все права на распространение вин данных марок принадлежат компании «Дозорцев и сыновья» (Dozortsev & Sons) из города Элизабет, штат Нью-Джерси, причем в случае «Хванчкары» – полусладкого красного вина, изготавливаемого из винограда, который выращивается в удаленных горных регионах Грузии Рача и Сванетия, – права компании истекают лишь в 2016 году.

Тбилиси же не желает так долго ждать возможности продавать алкогольную продукцию марок, представляющих собой, по словам чиновников, имя собственное: «Хванчкара» для Грузии – то же самое, что Шампань для Франции и Риоха для Испании. «Мы не можем ждать до 2016 года, когда истечет срок действия предоставленных Дозорцеву прав, – говорит директор «Грузпатента» Ираклий Гваладзе. – Мы требуем немедленно вернуть нам права на наше национальное достояние, потому что вина наименований по происхождению являются национальной собственностью и их нельзя передавать [частной фирме] – ни с юридической, ни с моральной точки зрения».

По словам Гваладзе, Управление США по патентам и торговым маркам не признает так называемые «наименования по происхождению» как основу для регистрации торговой марки. Это означает, что Тбилиси должен самостоятельно вести переговоры с компанией «Дозорцев и сыновья», которую в Грузии нередко ошибочно называют российской компанией. По словам президента фирмы, Евгения Дозорцева, переговоры пока буксуют на месте.

«Никаких переговоров, по сути, нет, – говорит он. – Они рассчитывают, что я просто передам им все права».

По словам руководителя компании, он начал импортировать грузинские вина 14 лет назад. С тех пор были потрачены некие суммы на продвижение вин на американском рынке, в частности, среди эмигрантов из бывшего СССР, проживающих в Нью-Йорке и его окрестностях. Помимо всего прочего, компания предприняла шаги по регистрации произведенных в Грузии вин марок «Хванчкара» и «Киндзмараули» для защиты от контрафактной продукции, разливаемой в Болгарии, Молдове и Румынии.

«Я бизнесмен, я просто хочу справедливой компенсации, – говорит Дозорцев. – Я потратил немало денег на защиту и продвижение этих двух брендов… А теперь они [власти Грузии] приходят и требуют отдать им все [торговые марки] обратно».

По утверждению Дозорцева, несколько лет назад он обращался к грузинскому правительству с просьбой принять меры для защиты репутации вин «Хванчкара» и «Киндзмараули». Власти ничего не предприняли в этом направлении, и он решил взять дело в свои руки.

«Где были власти, когда я неоднократно просил их защитить «Хванчкару» и «Киндзмараули» от потока контрафактного вина, поступающего в США из Румынии, Украины и Болгарии? – спрашивает Дозорцев. – Они подорвали имидж грузинских вин, и никто не помог мне решить эту проблему. Мне ничего не оставалось, кроме как обратиться к моим грузинским партнерам, производившим «Хванчкару» и «Киндзмараули», с просьбой предоставить мне эксклюзивные права на распространение вин этих марок».

По словам же главы «Грузпатента» Гваладзе, Дозорцев получил эти права, используя неправильные регистрационные документы, в которых обладателем грузинской торговой марки «Хванчкара» значится грузинская винодельческая компания «Рачинские вина». По словам бывшего гендиректора компании Омара Челидзе, подпись которого якобы стоит под вышеназванными документами, он просто хотел предоставить Дозорцеву эксклюзивные права на распространение в США продукции, выпускаемой его компанией.

«Как я мог предоставить Дозорцеву права на бренд «Хванчкара», являющийся национальным достоянием? – вопрошает Челидзе. – Я просто представил ему эксклюзивное прав на распространение вина «Хванчкара», выпускаемого нашей компанией. По крайней мере, так мне сказал переводчик, сам я недостаточно владею английским, чтобы понимать написанные по-английски документы юридического характера».

Похоже, что вернуть наименование «Киндзмараули» – полусладкого красного вина, изготавливаемого из винограда сорта «Саперави», – Грузии будет намного проще. Компания «Дозорцев и сыновья» утратила права на эту марку в 2009 году, но, по словам Управления США по патентам и торговым маркам, нужно осуществить еще кое-какие бюрократические процедуры, прежде чем передать соответствующие права какой-либо государственной компании Грузии.

В Европейском Союзе процесс регистрации прав Грузии на все 18 марок вина, похоже, продвигается успешнее. В 2010 году, после четырех лет переговоров, стороны заключили предварительное соглашение. Договор подлежит ратификации, которая, по словам Гваладзе, должна состояться до конца текущего года.

В конечном же итоге регистрация торговых марок на вина «Хванчкара» и «Киндзмараули» представляет собой лишь малую толику проблем, с которыми грузинские компании столкнутся в процессе продвижения своих брендов и повышения их статуса на территории США и Европы.

«Импортеры, оптовики и розничные торговцы не станут заморачиваться «категорией», если это не какое-то известное вино, славящееся своим качеством, непревзойденными характеристиками и давними традициями, – подчеркивает Кит Джонсен (Keith Johnsen) – президент вашингтонской компании Daqopa Brands, импортирующей грузинские вина в США. – Вот качества, которые должны наличествовать, и когда это будет реализовано, все эти так называемые контрафактные вина будут вытеснены с рынка естественным путем».