Баку, Азербайджан – 29-летняя женщина с распущенными черными волосами приникла к прицелу снайперской винтовки, прицелилась и открыла огонь по виртуальным солдатам, снующим между виртуальными деревьями. Вокруг нее в полупустом здании советской постройки собрались остальные обучаемые – отставной солдат, подростки с едва пробивающимися усиками, 34-летняя работница компании связи в мусульманском хиджабе. Когда местная организация, проводящая военную подготовку, предложила в апреле желающим пройти снайперские курсы, они стали настоящей сенсацией. Желающих учиться меткой стрельбе оказалось в три раза больше, чем могли обучить инструкторы.

Такой энтузиазм можно объяснить тем недовольством, которое скрывается под поверхностью повседневной жизни, присутствуя буквально в каждом разговоре о будущем страны.

С начала 1990-х годов Азербайджан пытается вернуть под свой контроль населенный преимущественно армянами анклав Нагорный Карабах, находящийся в пределах азербайджанских границ, а также обеспечить возвращение туда этнических азербайджанцев, которые были вынуждены покинуть свои дома во время войны. Перемирие держится с 1994 года, и официальные лица при международном посредничестве ведут переговоры с Арменией. В мае этот процесс вновь привлек к себе пристальное внимание, когда стороны встретились в российском городе Казани.

Но окно для прорыва в этом направлении очень узкое, и местное население говорит, что терпение у людей на исходе.

«Я бы лучше пошла на войну, чем ждать еще 20 лет», - говорит 34-летняя участница снайперских курсов Шафаг Исмаилова, которая бежала из Зангеланского района Нагорного Карабаха. Это одна из семи смежных территорий, находящихся под армянским контролем. Отвечая на вопрос о войне, ее подруга Шафаг Амрахова, недавно закончившая учебу в юридическом институте, не колеблется ни секунды.

«Война это плохо для всех, - спокойно говорит  она, - Но иногда этого требует ситуация».

Забыть о «замороженных конфликтах» весьма заманчиво. Такие территории как Нагорный Карабах, молдавское Приднестровье, а также Абхазия и Южная Осетия в Грузии, стали самым болезненным наследием Советского Союза. Советы дали им некий статус половинчатой государственности, но он был ликвидирован, когда в условиях идеологического вакуума произошла вспышка национализма. А война 2008 года в Грузии служит напоминанием о том, как быстро и ужасно может произойти разморозка таких конфликтов.

Одна из причин того, что замороженный карабахский конфликт не растаял, состоит в отсутствии у противоположных сторон стимулов для возобновления войны. Армения контролирует эти территории, в связи с чем она заинтересована в сохранении статус-кво. Азербайджан не видит возможностей для продвижения вперед. Он легко мог бы изгнать из Нагорного Карабаха армянские войска, но свою армию на помощь Армении может послать Россия. Она заключила с Ереваном региональный оборонительный союз, как в свое время сделала с Южной Осетией.

Но условия меняются, пусть медленно, но верно, причем меняются в худшую сторону. Переговоры при посредничестве Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в прошлом году потерпели неудачу, оставив после себя «соглашение о базовых принципах», которое стороны не могут подписать уже пять лет. Обе страны активно наращивают свою военную мощь. По данным Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group), Азербайджан, являющийся более богатой страной, с 2003 года в двадцать раз увеличил расходы на оборону.

Недовольство нарастает, военные угрозы тесно переплетаются с переговорным процессом, и теперь уже трудно сказать, где начинается одно и заканчивается второе.

«Нет никакой гарантии, что завтра или послезавтра не начнется война между Азербайджаном и Арменией, - заявил в ходе интервью высокопоставленный помощник азербайджанского президента Али Гасанов. – Нам нужно мирное сосуществование, а не война. Нам нужно мирное развитие. Но ничто не заменит территориальную целостность и суверенитет Азербайджана. Если будет нужно, мы готовы отдать жизнь за территориальную целостность».

По его словам, Баку горько разочаровался в международных посреднических усилиях. «Соединенные Штаты, Франция и Россия не делают того, что они обещали, - отметил Гасанов. – Америка думает, что сегодня важнее Афганистан и Ирак, а также Северная Африка и противоракетная оборона в Европе, но не региональные конфликты, такие как нагорно-карабахский».

Среди сил, приводящих Баку в движение, карабахские беженцы, которые уже два десятилетия живут в подвешенном состоянии. Организация Объединенных Наций заявляет, что их 586013, или семь процентов населения Азербайджана. Это самый высокий показатель по перемещенным лицам в мире, о чем свидетельствует Международный центр наблюдения за перемещенными лицами (International Displacement Monitoring Centre).

Хотя условия жизни беженцев существенно разнятся, а сейчас принимаются меры по переселению людей, посещение одного из бакинских общежитий показало, что дети там растут в убогих условиях. На одном этаже бывшего офисного здания в комнатах по обе стороны длинного, сырого и зловонного коридора живут примерно 100 беженцев. Три омерзительно пахнущих дыры в бетонном полу служат в качестве туалета для 21 семьи, говорят обитатели общежития. Коридор не отапливается, и зимой жители страдают от холода. А летом в застойной воде в подвале плодятся комары, которые затем тучами разлетаются по этажам здания.

«Они больше не выдерживают, они хотят войны, - говорит одна из соседок беженцев 41-летняя Джамиля, отказавшаяся назвать свою фамилию. – Они больше не верят обещаниям».

В этот момент какой-то мужчина отводит ее в сторону и упрекает женщину за то, что она разговаривает с западными журналистами, которые могут быть настроены проармянски. «Наши дети смотрят на другие дома, видят, что другие люди живут хорошо, и им становится стыдно, - говорит Джамиля, вернувшись. – Пишите, что в этом виноваты проклятые армяне».

В такой наэлектризованной атмосфере Нагорный Карабах превратился в вопрос, «по которому в обществе существует полное единодушие», говорит бакинский политолог Табиб Гусейнов. Несколько лет тому назад здесь можно было услышать рэперский гимн «Карабах или смерть», в котором США, Россия, Турция и Иран обвиняются в невнимании к конфликту, а также звучит призыв к миру «положить этому конец или отойти в сторону».

Нарушения соглашения о прекращении огня могут принять огромные масштабы. Каждый год снайперы убивают примерно 30 человек по обе стороны так называемой линии соприкосновения. В марте Азербайджан объявил, что армянский снайпер застрелил 9-летнего азербайджанского мальчика Фариза Бадалова. Хотя армянский президент отверг обвинения в том, что за это несут ответственность его войска, азербайджанское телевидение поведало полную сострадания историю жизни мальчика. В одной из передач было сказано, что в тот день линию соприкосновения пересекла одна-единственная пуля – и она угодила прямо мальчику в голову.

Эта история воодушевила публициста Валида Гардашлы из Добровольного военно-патриотического спортивно-технического общества, которое проводит военную подготовку в Баку и чем-то напоминает американскую Ассоциацию ветеранов зарубежных войн. Общество подготовило план 45-дневных курсов, куда входит снайперская подготовка. Около половины участников обучаются бесплатно.

«Мы подумали, что нам надо что-то делать, - говорит Гардашлы. – Мы не готовимся к войне. Но этот бедный мальчик – что плохого он сделал? Он же не был солдатом. Он просто пас коров».

Эти курсы вызвали бурную реакцию – как в Армении, где многие выражают возмущение по поводу данной затеи, так и в Азербайджане, где из толпы желающих отобрали 32 подающих надежды метких стрелка. Один из прошедших отбор – 15-летний подросток, и у него свои причины для посещения занятий: «Я готовлюсь воевать в Карабахе». Слушая его, другая участница курсов Исмаилова начинает волноваться. Она тоже выросла среди карабахских беженцев. Но молодежь у нас намного более пылкая и страстная, говорит она.

«Эти молодые ребята, они ждали всю жизнь, - заявляет Исмаилова. – У нас был геноцид, и нам никто не помог. Ни Америка, ни Россия».