- Г-н Кананян, как известно, лидеры стран-сопредседателей МГ ОБСЕ на днях выступили с заявлением. Как Вы оцениваете содержание данного заявления и, в частности, содержащиеся в нем временные рамки завершения работ над Основными принципами карабахского урегулирования?
 
- Безусловно, мое отношение к данному заявлению может быть только и исключительно отрицательным. Данное заявление не содержит в себе ничего нового, по сравнению с тем, что лидеры стран-сопредседателей говорили все предыдущие годы. Однако, большую обеспокоенность вызывает видимая хронологическая привязка срока, отпущенного сторонам конфликта для «окончательного ответа», к намечаемой в июне этого года встрече президентов Армении и Азербайджана. Это единственное, что   вызывает большую озабоченность. Поскольку лидеры стран-сопредседателей содержательную часть своих заявлений не меняют, то и наши оценки могут быть только повторением уже многократно сказанного.

«Базовые принципы» урегулирования, заложенные в основу Мадридского, Мускокского, Сочинского и прочих документов и предполагающие какие-либо территориальные уступки с армянской стороны являются неприемлемыми как в каждой отдельно взятой детали, так и в своей совокупности. Даже частичная реализация базовых принципов урегулирования равнозначна физическому уничтожению арцахского армянства и невосполнимой ликвидации устоев безопасности всей Армении. С каким бы намерением и с каким подтекстом бы не были вновь озвучены эти принципы, они очевидно не служат заявленной цели укрепления стабильности и предотвращению кровопролития. Соответственно, президенты стран-сопредседателей, настаивающие на реализации подобных решений  очевидным образом становятся прямыми соучастниками в подготовке условий для осуществления нового Геноцида армянского народа. Это тяжелейшее преступление против человечества и Барак Обама, Николя Саркози и Дмитрий Медведев, политическая безответственность которых продолжает находитсья за пределами допустимых для деятелей подобного ранга границ, ставят себя на одну ступень с теми, кто реализовывал Геноцид армян в 1915 г.. Я могу  лишь призвать президентов стран-сопредседателей отказаться от преступных поползновений на поддержку турецко-азербайджанской геноцидальной политики в расчете на переходящие и сомнительные геополитические выгоды и содействовать становлению реального мира в регионе и восстановлению попранных Геноцидом международных прав республики Армения.
 
- Тем не менее, с чем Вы связываете стремление лидеров этих стран ускорить процесс урегулирования? Возможно ли, что главы государств-сопредседателей МГ всего лишь опасаются  возобновления военных действий в зоне конфликта и пытаются минимизировать эту возможность подобным путем, или преследуют какие-то иные цели?
 
- В действительности очень сложно понять, что в реальности кроется за теми или иными тактическими действиями президентов подобного уровня. Безусловно, возможность возобновления военных действий сегодня велика, но, как я уже говорил, война станет неминуемой именно если начнутся посягательства на вывод подразделений Армии обороны Арцаха с занимаемых ими позиций и ввод в регион любых «миротворческих» сил . Я думаю, что заявление президентов является также сигналом Азербайджану о том, что попытка военного реванша для него может стать чрезвычайно рискованной. Азербайджану напоминают, что сложившиеся в регионе военно-политические реалии являются именно следствием применения Азербайджаном силы для решения арцахской проблемы в 1991-1994 гг.. Возможно, лидеры стран сопредседателей действительно опасаются возобновления военных действий, так как хорошо осознают, что процессы будут протекать неуправляемо.  Или же наоборот - если в ближайшие месяцы (в особенности после июня, когда ничего подписано или по крайней мере официально объявлено не будет – Кананян) они продолжат настаивать на реализации «базовых принципов», это будет означать, что президенты стран сопредседателей неадекватны или банально желают войны...
 
Если же они начнут адекватно воспринимать реальность, то текст последнего заявления пополнит архив множества дежурных декларативных заявлениий «о благих намерениях». Для лидеров стран сопредседателей нынешнее заявление может послужить и своего рода алиби, когда  вся ответственность за возможное возобновление войны и ее последствия будет автоматически переложена на стороны конфликта.  
 
Не вдаваясь более в дебри подкрашенных формальным миролюбием планов глав сверхдержав, хочу им напомнить, что Армения и Армянство находятся вне рамок и механизмов концептуального проектирования их стратегических школ. Армения очень непредсказуемая страна и они должны трижды глубоко подумать, прежде чем предпринимать шаги к провокациям и войне, с целью окончательного нарушения существующего статус-кво. Никто из внешних центров сил не имеет достаточных гарантий, скрепленных трехсторонней всеобъемлющей договоренностью, что ситуация не будет развиваться в непредсказуемом для них русле. В такого рода играх все стороны “кидают” друг друга – кто как и когда сможет. В регионе, столь полном неопределенностями и непредсказуемыми развитиями, стремиться протащить такие “принципы урегулирования”, которые обязательно выльются в неуправляемую войну, является большим неблагоразумием с точки зрения национальных интересов тех же США, России и представляющей Евросоюз Франции. Армянский народ не раз обращал в ничто и переворачивал ту игровую доску и ее правила, которые изначально предопределяли попрание нашего права на существование. Если же президенты залогом успеха своих планов считают правящую в Армении администрацию или идеологически идентичных ей лидеров оппозиции, то они вновь сильно ошибаются.
 
- Чем же является для Вас понятие взаимных уступок?

- Не желая чрезмерно углубляться в описание широких возможностей, предоставляемых нам различными “правовыми папками” скажу лишь следующее – в результате полного провала развязанной Азербайджаном против Арцаха геноцидальной войны сформировалось нынешнее статус-кво. Вне нашего контроля остались прежде армянонаселенные и историко-правовым образом принадлежащие Армении обширные территории. Произошла передислокация армяно-азербайджанского населения в соответствии с зонами конроля сторон. Итоги подобных передислокаций были подтверждены международным сообществом при послевоенном обустройстве Европы – в 1945 году в Восточной Пруссии, Померании, Силезии, Судетах, а за последние два десятилетия - в Боснии, Хорватии, Косово. Азербайджан должен признать поражение своей геноцидальной политики и удовлетвориться дарованной нами этой стране величайшей уступкой – перемирием. Только от Азербайджана зависит, перерастет ли это перемирие в стабильный мир или в развязывание новой войны, в следствии которой произойдет освобождение Гардманка и оставшейся части равнинного Утика (правобережье Куры).
 
- В данном заявлении также была отмечена определенная интересная деталь. Лидеры США, Франции  и России заговорили о «последнем варианте Основных принципов». По Вашим оценкам, что какие новые элементы эти принципы могут предполагать, и можно ли в этом контексте рассматривать участившиеся заявления азербайджанской стороны о перспективах сдачи Физули и Агдама?
 
- Очень сложно отслеживать текстуальные  реадкции «базовых принципов урегулирования». За ними и невозможно проследить, поскольку, как известно, все эти документы являются закрытыми и то, что просачивается во внешний мир, всегда носит достаточно относительный характер. Армянские и азербайджанские дипломаты, опять-таки для внутреннего пользования, озвучивают лишь те компоненты принципов, которые им более выгодны. Посему серьезно обсуждать различия «аналитически воображаемых» текстуальных деталей я бы не стал. Это и не имеет смысла, поскольку какие бы дополнения в них не вносились, они предусматривают нарушение нынешнего территориального статуса-кво, что делает все оставшееся обсуждение бессмысленным, поскольку территориальный статус-кво является единственной действенной гарантией военно-стратегической безопасности и будущего Армении. В беседе с некоторыми армянскими политологами я слышал предположение, что в сочинском документе предусматривались конкретные сроки проведения нового референдума на территории бывшей НКАО по вопросу об «окончательном» статусе. Но это всего-лишь предположения... Я считаю, что второстепенные и третьестепенные поправки к этим принципам, их сути не меняют. Эти принципы неприемлемы, и любой президент Армении, который  посмеет поставить под ними свою подпись и, тем более, посягнуть на безопасность  государства и народа посредством реализации отвода части подразделений Армии обороны Арцаха с ныне занимаемых ею позиций станет государственным преступником и врагом армянского народа. Разговор народа с таким президентом, я уверен, будет очень коротким и предельно жестким...
 
- На фоне участившихся случаев нарушения Азербайджаном режима прекращения огня, и даже убийства азербайджанским снайпером гражданского лица, осуждение посредников, а также глав стран-сопредседателей бывает безадресным, а в последнем заявлении тема инцидентов фактически не отмечалась. С чем Вы связываете подобную позицию посредников, а также глав стран-сопредседателей?  Неужели нет понимания, что подобная позиция лишь усугубляет ситуацию, развязывая руки азербайджанской стороне?
 
- Дело кроется в самой логике минского процесса и его структуре. Это политический процесс, призванный урегулировать глубочайшее этно-цивилизационное противостояние (хотя цивилизационную составляющую этого конфликта стараются в основном замалчивать - Кананян). В качестве изначально установленного неизменного принципа  рассматривается паритетный подход  - всегда одинаково виноваты обе стороны. Соотвественно, если сопредседатели МГ ОБСЕ станут адресно критиковать какую-либо из сторон конфликта, то у Армении или Азербайджана появится возможность «уличить» сопредседателей в «обслуживании» интересов одной из сторон конфликта. Порочная логика Минского процесса сама по себе исключает объективный подход к оценке того, кто, как и для чего нарушает режим прекращения огня. 
 
Режим прекращения огня выгодно нарушать исключительно азербайджанской стороне, это общеизвестный факт. Азербайджан потерпел тяжелое военное поражение и был частично наказан за агрессию и посягательство на геноцид. Ныне Азербайджан считает, что у него появились возможности изменить ситуацию в свою пользу. Более того, у них не осталось никаких рычагов давления  на Армению (РА, НКР), соответственно, в качестве единственно доступного им рычага они используют так называемую «военную дипломатию» и даже не скрывают это. Термин «военная дипломатия» уже появился в официальном лексиконе азербайджанских властей. В принципе, по этому вопросу мы не столько должны апеллировать к Минской Группе, сколько призваны создать такие условия, при которых Азербайджан перестал бы воспринимать «военную дипломатию», как полезную для него деятельность.
 
Это значит, что необходимо систематически ликвидировать азербайджанских снайперов. «Военная дипломатия» Азербайджана - это государственный терроризм, который должен пресекаться теми международно-признанными методами, которые используются для подавления терроризма. Это нещадное, методичное и системное уничтожение всех очагов террористической активности. В данном случае этими очагами являются азербайджанские снайперы и те позиции азербайджанской армии, которые позволяют себе открывать огонь в направлении армянских войск. За каждого убитого на линии фронта армянина должны быть нейтрализованы 5,6,7, 10 азербайджанских военных. Это общепринятая практика.