Эту заметку я хотел написать уже давно, где то с марта нынешнего года, ибо видел, понимал, что Кремль идет на обострение ситуации в Грузии, причем идет не из-за того, что сложилась удобная ситуация – просчет властей, экономический кризис, и так далее, а по каким то своим соображениям. Главной причиной событий, происшедших в конце мая в Тбилиси, является комплекс неполноценности российских властей. Поясню свою позицию, после признания независимости Косова, у кремлевских бонз появилось жгучее желание продемонстрировать всему миру, что они ничуть не хуже Соединенных Штатов и Европейского Союза вместе взятых. Результат в виде августовской войны 2008 года мы получили очень скоро.

Когда начались революции в арабских странах, сразу же закралась мысль – а ведь в Кремле вновь захотят продемонстрировать свои способности, и кроме Грузии, им демонстрировать их негде. Опасения подтвердились практически сразу. Лидеры так называемой «грузинской партии», как по команде начали делать воинственные заявления о неизбежности революции в Грузии, а из Парижа зазвучал голос Ираклия Окруашвили, обещающий скорый конец режима в Грузии. Основные фигуры будущей революции зачастили с визитами в Москву, ну а телекомпания Маэстро заработала в режиме создания кризисной ситуации. Это режим хорошо известен жителям Грузии еще по стилю работы телекомпании Имеди в 2007 году. Честно говоря, думал, что целью провокации будет так называемый ливийский вариант – организация массовых беспорядков с последующим «гуманитарным» вторжение российских войск, стоящих всего в сорока километрах от столицы Грузии.

Впрочем обо всем по порядку. Вопрос – откуда такая уверенность, что попытка организации массовых беспорядков в Грузии планировалась именно руководством Российской Федерации, а не какой – либо другой силой. Ответ на данный вопрос достаточно прост. Во-первых, организаторы беспорядков получали финансовую помощь именно от российских бизнесменов, что особо и не скрывали. Правда, у них есть своя версия происходящего, мол, эти российские бизнесмены являются патриотами Грузии. Допустим, но как объяснить наличие в их числе такой личности, как Александр Эбралидзе, который связан с премьер-министром России Владимиром Путиным давними деловыми и дружескими отношениями. Возможно ли, чтобы он и ему подобные финансировали беспорядки в Грузии без санкции Кремля. Думаю ответ очевиден.

Во вторых, попыткам организации беспорядков в Грузии предшествовала мощная информационная кампания. Был куплен пакет акций все той же телекомпании Маэстро, для обеспечения информационной поддержки внутри Грузии. На внешнем, практически все подконтрольные Кремлю СМИ заговорили о скорой революции в Грузии. Более того, даже когда выяснилось, что «оппозиционерам» не удалось собрать критически необходимую массу народа, российские СМИ продолжали выбрасывать домашние заготовки о революции в Грузии.

В третьих, явная антизападная риторика «революционеров», например, тот же Ираклий Окруашвили заявил, что перекроет поток грязи, который льется на Грузию из посольства США. Добавьте к этому частые визиты почти всей революционной когорты в Москву, а Нино Анзоровна несколько раз удостоилась даже встречи на высшем уровне. В принципе, визиты были «оправданы» тем, что сия дама активно включилась в кампанию лжи против Грузии, в связи с демонтажем памятника в Кутаиси. Уж кто- то, а она то точно знала, что представлял из себя данный памятник в ее родном городе и почему он был демонтирован. И тем не менее, включилась в процесс. Из этого можно сделать только одни вывод – Нино Анзоровне было глубоко плевать на то, что о ней подумают в Грузии. Главной целью было доказать свою лояльность российским властям, что ей очень хорошо удалось.

Не удалось другое, вывести на улицы Тбилиси критическую массу недовольных. Давайте сразу же оговоримся, недовольных в Грузии, конечно, гораздо больше, чем те несколько тысяч, которых удалось собрать «Народному собранию» в первый день акции. Недовольных больше, а вот не понимающих, чью игру играют «революционеры» почти нет. Думаю, количество народа, вышедшее поддержать новую революцию было шоком как для исполнителей, так и для заказчиков представления. Уже двадцать первого мая стало ясно, план провалился. Зададимся простым вопросом, зачем тогда нужно было продолжать весь этот цирк, намеренно подставляя своих сторонников под дубинки спецназа?

Ответ на этот вопрос также банально прост. Финансирование получено и необходимо его отработать сполна. У организаторов беспорядков сработал синдром 7 ноября 2007 года. Тогда куда более масштабные выступления действительно недовольных властями людей сошли на нет в течении недели. Тогда организаторы акции решили, по аналогии с восьмидесятыми, устроить палаточную акцию протеста. Кому то в руководстве Грузии это показалось слишком вызывающим, и акция состоявшая из сотни человек была разогнана. Это вызвало взрыв возмущения и спровоцировало массовые беспорядки, которые пришлось подавлять силой. Итогом тех дней стало чрезвычайное положение, острейший политический кризис и досрочные выборы президента.

В 2009 году власть учла ошибки ноября и в итоге акции рассосались через полтора месяца, к вящему удовольствию жителей центральных районов Тбилиси, которые днем не могли подъехать к собственным домам, из-за того, что оппозиционеры перегородили все клетками, а ночью задыхались от испражнений оппозиционеров бомжеватого вида. На этот раз сначала все выглядело очень комично. Палки, щиты, закрытые лица, глупые заявления, все это воспринималось как какой то дикий маскарад. Было понятно, что эта толпа ряженных не представляет собой угрозу национальной безопасности. На все провокации власть отвечала адекватно и четко.

Необходимо отдельно остановиться на выборе даты начала акции. Казалось бы дата 21 мая выбрана случайно. Однако, в таких делах случайностей не бывает. Причин выбора этой даты целых три. Первая, именно на 21 мая парламентом Грузии планировалось признание геноцида черкесского народа. Кремлю было жизненно необходимо перебить информацию об этом факте и показать нестабильность Грузии, как страны. Следует отметить, что в какой то мере цель была достигнута. На 22 -25 мая был запланирован визит президента Грузии в Венгрию. Сорвать визит президента, а если бы организаторам акции удалось собрать много народа и спровоцировать беспорядки, то визит был бы сорван.И, наконец, сорвать военный парад в день независимости, как программа минимум, или устроить переворот к этому дню, как программа максимум.

Единственным действительно опасным для страны моментом мог стать приезд бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили. На шоу под названием возвращение блудного сына, могло собраться действительно много народа. Большинство из собравшихся были бы, конечно, любопытствующие, но масса около шестидесяти тысяч, критически необходимая “революционерам” для полномасштабной провокации, могла бы собраться вполне. Как минимум, именно такая задача стояла перед ними, однако, после абсолютно неадекватных заявлений Окруашвили о том, что он уложит в могилу всех сторонников законной власти в Грузии, стало ясно, что номер не пройдет. В последний момент, когда стало ясно, что ливийский сценарий провалился, провалился не столько благодаря действиям властей, сколько по объективным обстоятельствам - даже недовольные властью отказались поддержать политических авантюристов, Ираклий Окруашвили была дана отмашка. Видимо решили поберечь столь ценный кадр до лучших времен.

Казалось бы и Нино Анзоровне логичнее было бы свернуть акцию, тем более, что основания для этого были, и тихонько готовится к будущим боям. Но, не тут то было, адская машина по созданию в Грузии управляемого хаоса была уже запущена. МВД Грузии один за другим раскрывает вооруженные группы, которые были готовы выступить при определенных обстоятельствах. В таких условиях Бурджанадзе и компании не оставалось ничего другого, как пойти ва-банк.

Главной целью группы Нино Бурджанадзе было спровоцировать разгон, причем сделать его как можно более кровавым. Надежда была на одно, создать атмосферу неуверенности и хаоса в стране, при которой станет возможным выступление вооруженных групп. Сорвать военный парад в день независимости только тактическая цель. Основная, в случае срыва военного парада, продемонстрировать населению и, главное, заказчикам, неспособность властей контролировать ситуацию в стране. тем не менее, разгон действительно получился кровавым, причем эта кровь на совести именно Нино Бурджанадзе и ее соратников. Два человека, один из них спецназовец, погибли в результате наезда машины удиравших организаторов акции. Еще двое участников акции погибли от несчастного случае, прячась от спецназа на крыше торгового павильона на Руставели. Ночь независимости выдалась кровавой, потому что не могла быть иной.

Сегодня в Грузии многие задаются вопросом - почему до сих пор (а эти строки пишутся в понедельник, 30 мая) не арестованы организаторы акции. Причин может быть множество, от скрупулезного подбора фактов со стороны обвинения до нежелания властей создавать лжеузников совести. Складывается такое впечатление, что власти ждут побега Бурджанадзе и ее компании к заказчикам. Тогда почему же исполнители не бегут? Этому может быть только одно объяснение – они совсем не уверены, что их там примут. Скорее даже наоборот, ибо задача выполнена далеко не до конца.

Если с исполнителями все более или менее ясно, то остаются вопросы к властям и гражданскому обществу Грузии. Начнем с властей, понятно, что власти Грузии имели куда более полную картину происходящего, нежели мы, рядовые обыватели. Понятно и то, что они стараются действовать строго в рамках закона, чтобы не дать повода ни нашим зарубежным друзьям, ни мировым СМИ вновь обвинить Грузию в недостаточном уровне свобод. Но, позвольте, неужели человеческие жертвы стоят этих обвинений. Если закон не защищает рядовых граждан от подобных действий со стороны группы лиц, финансируемых из-за рубежа, то этот закон необходимо менять, и чем быстрее, тем лучше.

Теперь о нашей оппозиции, на протяжении почти недели, весь оппозиционный спектр Грузии с интересом наблюдал за действиями властей. А когда власть решилась защитить страну, сразу же посыпались обвинения в неадекватном применении силы. Вопрос к нашим оппозиционерам один – где вы были тогда, когда группа политических авантюристов подводила людей, не важно, что их было мало, под дубинки спецназа ? Почему не звучали заявления, осуждающие антиобщественные действия Бурджанадзе и ее группы ? Почему, наконец, сегодня вы пытаетесь получить политический капитал на крови жертв?

Понятно, что гражданское общество это дерево, которое неспособно вырасти за один день. Грузия прошла через ливийское причастие, прошла, скажем честно, с минимальными потерями. Все могло быть гораздо хуже, и мы все это понимаем. Цель, поставленная организаторами беспорядков – создать в Грузии управляемый хаос, провалилась. Остается вопрос о наказании виновных, ибо от ответа на этот вопрос будет зависеть главное – до каких пор мы будем оставаться в заложниках кучки авантюристов, которым очень хочется дорваться до кормила власти, и которые ради осуществления своих желаний готовы погубить страну.