Пятидневная акция «Народного собрания» в Тбилиси закончилась трагедией. Несмотря на случившееся, представители «собрания» не намерены «мириться с террором». Потерпело ли поражение «Народное собрание», какие планы имеет оно, почему лидеры не призвали активистов разойтись, и возлагается ли ответственность на те политические силы, которые не стояли рядом с акциями «собрания» рассказала председатель «собрания» Нона Гаприндашвили.

- На каком этапе работа «Народного собрания», какие у вас планы?

- Мы пытаемся вынести информацию во все регионы Грузии, так же за рубеж. Многим известно, как вещают правительственные каналы, и я убеждена, что в районах, еще не знают, что произошло 26 мая. Мы хотим донести информацию до всех районов, общин и до за границы.

- Как вы собираетесь прорвать это вакуум?

- Есть множество кадров и расследований. Материалы, которые должны быть распространены везде. Обязательно, чтобы материалы публиковались на сайтах, и население видело то, что произошло 26 мая. А в районах, где нет доступа к компьютерам, информация должна поступать через газеты и фотодокументы. То что произошло, не может исчезнуть из головы. Мы еще не можем забыть 7 ноября, но 7 ноября не было ничего от той бойни, которую устроили власти 26 мая.

- Почему власти прибегли к такой жестокости?

- Они подтвердили, что в стране диктатура. С нашей стороны не было место конституционным нарушениям, а их действия не были адекватными. Если бы были оставлены коридоры, то такой ситуации не было бы.

- Вы знали, что власти пойдут на разгон. Почему вы не призвали население разойтись?

- Разве нормальный человек мог бы подумать, что устроят бойню? Есть два вида разгона. Могут освободить место, но все это должно было проходить без силовых методов. Во время применения водометов и газа, люди бегут поневоле, и ничего не видят. А они закрыли дороги, не сделали коридора и устроили бойню.

- Акция 7 ноября была разогнана с подобной жестокостью. Это должно было быть примером?

- Тогда превышение силы было зафиксировано с той точки зрения, что население преследовали до конца и били в спину. А 26 мая, были закрыты все пути, людей избивали в закрытом пространстве и надевали наручники. Избивали людей, который зашли в театр Руставели, в кинотеатр, и в Кашветскую церковь, их выводили и сажали в автобусы. В управлениях жестоко расправлялись с гражданами. На разных этажах была разная ситуация. Рассказывают страшные истории о первом и пятом этаже. Следы пыток, кровоподтеки видны на стенах до сих пор. Я убеждена, что эта бойня устроена из-за одного человека.


- Кого вы подразумеваете? Акцент был сделан на госпожу Нино Бурджанадзе?

- Я убеждена, что они хотели ликвидировать Нино. Все было сделано из-за этого. Они ничего так не смогли бы сделать, но если бы там что-то произошло, то это дало бы повод властям. Никто не сможет переубедить меня в этом. Как мне известно, у машины Бурджанадзе выбиты стекла машины, нет места, чтобы не было следов от пуль. Нино прикрыла охрана. Знаете что это за охрана? Правительственная охрана. Для того чтобы нанять эту охрану, правительство платит деньги. В случае необходимости они имеют право стрелять, но они жертвовали жизнью, и не сделали ни одного выстрела.

- Чем обусловлено поражение «собрания», тем чтобы было мало людей, или тем, что политические партии не встали рядом?

- Они напрасно верят, что мы побеждены. «Народное собрание» не терпело поражения. Нет ничего постоянного, и власти получат свое. Все будут наказаны, но не методом Линча, а демократическим судом. А журналисты, которые находятся на службе этих властей и действуют бессовестно, самое меньшее потеряют профессию. У таких журналистов нет право на их профессию.

- Это похоже на угрозу...

- Это не угроза. Я не могу угрожать, но обращаюсь к парламентариям, когда они обращаются к нам со словами полными цинизма и никто не выразил сожаление о случившимся. Они указывают на нас... На нас? У нас нет права на протест? Я спрашиваю их, какая разница - убьют они нас физически или морально? Они так же облагаются ответственностью за случившееся. История все поставит на свои места. Ни одна диктатура не остается победителем. Это не угроза, а констатация фактов.

- По словам Угулав, силовой разгон начался после того, как стало известно о гибели полицейского...

- Вероятно, они сами убили этого полицейского. Аджарское телевидение провело уникальную съемку выхода эскорта. На последнюю машину эскорта Бурджанадзе нападает спецназ. Если он упал и с ним что-то произошло, это не наша вина. Вероятно, они сами выстрелили и убили его. Этот человек не падал под машину госпожи Нино. Этот факт зафиксирован. Между прочим, из-за этого 25-канал был закрыт в течение трех дней. После того, как поднялся большой шум, они восстановили вещание. Кроме этого, 25-ый канал зафиксировал ваших коллег журналистов Мамацашвили и Гачечиладзе. У Мамацашвили были две журналистские аккредитации, но ничего не помогло. Они получили пули. Мамацашвили получил 49 пуль. Насколько известно после экспертизы, материалы уже направлены в Страсбургский суд.

- Вы заявили, что с выборами ничего не получится, однако и акции не принесли результата...

- Я не буду гадать, но нельзя постоянно находиться под рабством и страхом. Известно, что когда у человека переполнятся чаша терпения, то тогда уже все в руках народа.

- Что вы скажете о тех, кто был подослан в «Народное собрание», хотя бы об обвинениях Гии Учавы?

- Не имеет значения, был ли заслан Учава в «собрание», или что-то произошло уже потом. Он говорит крайне смешные вещи. Что Россия - сумасшедшая? 20% территорий и 49% стратегических объектов в их руках. Скажите, кто раб России? Зачем России заходить в Тбилиси? Они уже получили все, что хотели от этих властей.

Я нигде не видела рогаток или коктейлей Молотова. Как вы думаете, их не использовали бы, когда так расправлялись с людьми на Руставели? Факт, что Саакашвили подражает Путину. Посмотрите, какой тандем - они ругают друг друга и идут одним путем. Если бы у властей были какие-либо реальные зацепки, то эти материалы были бы обнародованы.

- Но МВД распространило кадры, где вроде бы говорят о сговоре?

- Извиняюсь, но у них нет материалов, и они не смогут их собрать. Между нами и Кинцвиской группой нет никакой связи. Есть ли у них какие либо факты? Есть ли подтверждение какой-либо связи с нами? У 20 человек, которые взяты в Кинцвиси, было лишь по оружию, и как должен был произойти переворот?

- Значит, вы не знали тех, кто бы в Кинцивиси?

- У нас не было с ними никакой связи. Единственный человек, которого знали из них - Давид Шукакидзе. Он был в штабе Бадри Патаркацишвили. Как известно, во время участия в выборах открывается избирательный фонд, на который впоследствии поступают деньги для выплаты зарплат нанятым людям. Для того чтобы вызвать недовольство у населения, фонд был полностью заблокирован. Когда Бадри умер, народ остановился, никто не сказал ни слова. А этот человек несколько раз проводил демонстрацию у дома Бадри. Это меня шокировало. Вероятно, власти что-то обещали ему, они провели несколько акций, но их действия скоро заглохли.

- Вы критикуете те политические силы, которые не встали рядом во время акций. Если бы они были рядом, могли бы вы избежать того, что произошло 26 мая?

- В течение трех месяцев до 21 мая против наших сторонников осуществлялся террор. Ловили активистов «собрания», отнимали машины. Представьте из регионов не ехали маршрутные такси и автобусы, а если ехали, то всех проверяли зондербригады. У людей отнимали в транспорте удостоверения личности. Во всех наших структурах были подосланные лица, их было 50 на 50, но мы считали их нашими сторонниками. Если бы мы дали повод властям, то уже были бы возбуждены уголовные дела. Мы громко говорили о терроре со стороны властей, но ни одна политическая сила и НПО не выразила протеста. Следствием этого стало 26 мая.

- Значит, если бы все были вместе, власти бы не осмелились на подобную жестокость?

- Многие политические партии, в том числе и «восьмерка» предполагали, что будет что-то серьезное. Они хотя бы просто появились, или бы сделали единое заявление, и это могло бы спасти (ситуацию)...

- Но лидеры разных партий утверждают, что у «собрания» не было четкого плана...

- Что означает четкий план? Вы знаете, какие лозунги и баннеры забрали у нас? И нам приходилось выходить со старыми баннерами. На них было написано, что мы боремся за демократию и демократические выборы. Мы несколько раз спрашивали «восьмерку», как они представляют улучшение среды и проведение выборов при насильственном режиме? Если бы они даже знали, сколько голосов получили на выборах, ЦИК все равно подсчитал бы голоса в свою пользу, и все. На что они надеются? Мы обращаемся: этот режим необходимо сменить и мы вместе должны провести демократические выборы. Скажите, что тут неверного? Ни один из нас не собирается приходить к власти. Госпожа Нино была членом исполнительного совета, и там не было ее партийных интересов. Мы говорили, что нам не нужно ни одно кресло во власти, а тот кто борется за кресло, хотя бы госпожа Нино, тот будет бороться посредством выборов. Разве это не понятно? Сколько раз надо это повторять? Всем политическим силам было это известно, но они говорили и говорят, что мы не поняли их задач. Это самое настоящее несчастье.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.