«Мы верим в то, что нынешний статус-кво вокруг ситуации в НК никого не устраивает, и, исходя из этого, ждем реальных результатов», - подчеркнул он. Глава МИД Азербайджана вместе с тем отметил, что «определенный прогресс» в ходе переговоров наметился. «Наблюдаются согласование и сближение позиций сторон, но есть ряд вопросов, по которым должны быть продолжены интенсивные переговоры», - добавил Э.Мамедъяров.

По большому счету, Э.Мамедъяров четко определил главную разницу в подходах не только официальных Баку и Еревана, но азербайджанского и армянского общества к урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Азербайджанское общество, которое считает себя побежденной стороной после первой карабахской войны, никогда не устраивал существующий статус-кво. Оно настроено изменить существующее положение вещей любой ценой.

Но политики определяют свои подходы к решению той или иной проблемы, руководствуясь совсем иными критериями. Застывшее состояние кризиса в рамках формулы «ни войны, ни мира» устраивало если и не всех, то многих, кто вовлечен в процесс разблокирования. И это не могло не беспокоить азербайджанскую сторону, и в некоторой степени ведущих геополитических игроков, имеющих определенные интересы в регионе Южного Кавказа.

До экономического бума, который стал следствием выхода азербайджанской нефти на мировые рынки, Баку не располагал необходимыми ресурсами для изменения существующего положения и вынужден был находиться в формате мирных переговоров. Даже общество, несмотря на настоятельные требования о необходимости изменения существующих реалий, осознавало, что для вывода проблемы из стагнации в желаемое русло необходимо, чтобы желания совпадали с возможностями. После 2005 года ситуация изменилась. Появились ресурсы и возможности. В этих условиях любая правящая элита просто обязана доказать обществу, что ее основной целью является не только желание бесконечно править страной, но и решение ключевой проблемы, коей является карабахская дилемма.

Сохранение статус-кво устраивало и ведущих геополитических игроков, имевших интересы в регионе. Россия была довольна тем, что существование конфликта позволяет ей сохранить рычаги давления как на Армению, так и на Азербайджан, то есть обозначить свое серьезное присутствие в регионе. А в Вашингтоне считали, что конфликт никак не мешает США в реализации политики экономической и политической интервенции в регион Южного Кавказа. Но, как говорится, ничто не вечно под Луной. После пятидневной грузино-осетинской войны 2008 года отношение ведущих геополитических игроков к существующим «замороженным конфликтам» резко изменилось.

Стало ясно, что статус-кво может быть нарушен в любой момент, и при этом нарушение равновесия может иметь непредсказуемые последствия для интересов самих ведущих геополитических игроков.

Пришло осознание того, что любой худой мир лучше хорошей войны, особенно в таком и без того взрывоопасном регионе, как Южный Кавказ. То есть было принято принципиальное решение о том, что все, что можно решить с учетом интересов ведущих геополитических игроков, необходимо привести в движение. Карабахская проблема оказалась единственным вопросом, в рамках которого можно вывести общий знаменатель на базе учета интересов как США, так и России. И если до 2009 года для Азербайджана, а главное - и для ведущих геополитических игроков был важен сам процесс ведения мирных переговоров, то теперь на первую позицию выходит получение результата. И с этим не могут смириться в Ереване.

Глава парламентской фракции оппозиционной партии «Наследие» Степан Сафарян не связывает особых ожиданий с намеченной на 25 июня в Казани встречей президентов Армении, России и Азербайджана. «Дипломатические заявления всего лишь создают оптимистичный фон и ничего больше», - заявил он корреспонденту Panarmenian.Net. При этом он все же отметил, что «есть риск, что документ будет подписан, и большой риск, что этого не будет». По словам С. Сафаряна, сейчас в переговорах сложилась двойственная ситуация, обусловленная, с одной стороны, довильским заявлением президентов стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а с другой - недовольством конфликтующих сторон предлагаемыми условиями урегулирования. «Обеим сторонам это невыгодно, так как они не смогут «продать» его своим обществам», - замечает он. С. Сафарян также утверждает, что руководство Армении должно осознавать, что не имеет права подписывать еще один опасный для Армении документ, «двигаться по которому будет опасно, а отступить от него станет невозможным». Он добавил, что подписание соглашения о принципах урегулирования на предлагаемых сейчас условиях может иметь губительные последствия как для Армении, так и для властей, подписавших его.

Председатель Национального собрания Армении в 2006-2008 годах Тигран Торосян в статье «Карабахский конфликт: Довиль-Казань-»Цюрих-2»?», опубликованной в ИА Regnum, хотя и более трезво оценивает сложившуюся ситуацию, но все же в конечном счете предлагает придерживаться принципа «важен сам процесс, а не результат».

Он признает, что в довильском заявлении глав государств-сопредседателей МГ ОБСЕ, как и в любом другом документе, ключевой является та часть, которая предопределяет развитие процесса. «В этом плане в довильском заявлении выделяется четвертый параграф. Призывая президентов Армении и Азербайджана закончить работу над базовыми принципами в Казани, предупреждая, что дальнейшее затягивание только поставит под вопрос приверженность сторон к достижению договоренностей, посредники косвенно ставят под сомнение целесообразность дальнейшего продолжения переговоров на основе этих принципов. Для президентов Армении и Азербайджана перспектива замены принципов неизвестным проектом вряд ли будет желанной, так как имеющийся документ позволяет официальному Баку говорить о «возвращении под контроль Азербайджана сопредельных с Нагорным Карабахом территорий», а официальному Еревану - о применении права на самоопределение.

Поэтому посредники не только предупреждают о возможных последствиях провала в Казани, но и указывают на возможность избегания этого: «Когда договоренность будет достигнута, мы готовы засвидетельствовать формальное принятие этих принципов, оказать содействие в разработке мирного соглашения и затем поддержать его выполнение совместно с нашими международными партнерами». Но, на первый взгляд, совершенно бессмысленной кажется отмеченная часть этой цитаты - зачем необходимо засвидетельствовать принятие принципов? Очевидно, что необходимость засвидетельствования принятия документа требуется только тогда, когда об этом сообщается, но документ не публикуется. Вся загвоздка в том, что Ильхам Алиев не готов подписать документ, который фиксирует, по крайней мере, отложенный референдум (имеющий юридически обязывающее значение волеизъявления) жителей Нагорного Карабаха о независимости. Одновременно Серж Саркисян не готов подписать документ, который предусматривает возвращение каких-то территорий без учета фактора о референдуме.

В такой ситуации президенты стран-сопредседателей предлагают использовать механизм, примененный 23 апреля 2009 г. в Цюрихе (протоколы урегулирования армяно-турецких отношений), где объявляется о том, что принципы приняты, но будут опубликованы позже. Только в этом случае потребуется формальное засвидетельствование принятия документа со стороны президентов стран-посредников. Как известно, армяно-турецкие протоколы были опубликованы только через 4 месяца после объявления о том, что стороны достигли согласия и разработали «дорожную карту» реализации этого плана. Фактически президенты России, США и Франции предлагают реализовать операцию «Цюрих-2», надеясь, что документ второго этапа - «проект мирного разрешения конфликта» - будет приемлем для президентов Армении и Азербайджана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.