С начала года бурные события сотрясают такие места и страны, где время, казалось, замерло навеки. Одним из последствий стала полная непредсказуемость нефтяных цен – один месяц нефть стоит 114 долларов за баррель, другой – уже 90, что мы наблюдаем сейчас. Причиной тому в основном «арабская весна», и рыночные специалисты, такие как глава ExxonMobil Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) и принц Саудовской Аравии Аль Валид бен Талал (Al Waleed bin Talal) считают, что цены будут в пределах 60-80 долларов за баррель. Как отмечают трейдеры, проблемы на Ближнем Востоке создают риски для мировых поставок, которые существенно усилятся, если с рынка уйдет очередная крупная нефтедобывающая страна, например, Саудовская Аравия.

Но рынок исключает из своих расчетов Азербайджан, находящийся в 2000 километрах восточнее, хотя он в последние пять лет ежегодно поставляет на мировой рынок от 800 тысяч до 1 миллиона баррелей высококачественной нефти. Как мы уже говорили, я лично не думаю, что Азербайджан может встряхнуть рынок, добавив ему нестабильности. Но ведь и происходящего сегодня на Ближнем Востоке тоже никто не ожидал. А как мы знаем из истории, в том числе, из истории начала Первой мировой войны, длинные языки, дурные головы и сбитые с толку умы могут непреднамеренно привести к войне. А вот с этих позиций взглянуть на Азербайджан стоит.

Завтра лидеры этой прикаспийской страны и ее кровного врага Армении должны встретиться в российском Татарстане, чтобы начать, наконец, попытки покончить с длящимся уже 23 года с переменной интенсивностью насилием. Когда эти страны вели настоящую войну – а она длилась с 1988 по 1994 год – Азербайджан потерпел сокрушительное поражение. Армения захватила около пятой части его территории, в том числе, спорную территорию Нагорного Карабаха, откуда либо бежали, либо были изгнаны все азербайджанцы. Армения продолжает удерживать ее.

Но по меньшей мере последние два года президент Азербайджана Ильхам Алиев и часть его министров ведут с Арменией громкий и вздорный спор. В этом месяце представитель азербайджанского Министерства обороны заявил, что в конечном итоге его страна «оправдает надежды своего народа, правительства и верховного главнокомандующего, и освободит оккупированные земли от врага». Есть целая коллекция такого рода заявлений с обеих сторон. Эллен Барри из New York Times написала в этом месяце в своей статье, что в Баку царят нервозные и воинственные настроения.

Азербайджан в последние годы перевооружается и тратит на свою армию больше средств, чем весь бюджет Армении. Томас де Ваал из Фонда Карнеги весьма убедительно пишет о том, что одна или другая сторона может допустить просчет и спровоцировать новое начало военных действий. Прошло 17 лет с тех пор, как было заключено соглашение о прекращении огня, и вполне возможно, что время сгладило алиевские воспоминания о потерях азербайджанской армии. Не исключено также, что и армянский президент Серж Саргсян может посчитать азербайджанское нападение неизбежным, и решит нанести упреждающий удар.

В любом случае, мировые цены на нефть начнут бешено скакать. Учитывая произошедшее в прошлый раз, я лично думаю, что Азербайджан может потерпеть поражение. Де Ваал говорит, что такой исход станет «катастрофой».

Как сказали мне дипломаты, завтра на переговорах обе стороны проявят как никогда активное желание заключить первоначальную договоренность, которая может привести к более длительному переговорному процессу. Друзья говорят, чтобы я умерил свой оптимизм. Видимо, к ним стоит прислушаться, чтобы быть готовым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.