Несмотря на достигнутую договоренность  между американским, российским и французским президентами на встрече большой восьмерки в Довиле (Франция), в вопросе о том, что настала пора мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха, президент Армении Серж Саргсян в и азербайджанский президент Ильхам Алиев не смогли добиться больших успехов во время своей встречи на прошлой неделе в российском городе Казань. Представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд (Victoria Nuland) назвала эту встречу «разочаровывающей», впрочем, отметив, что стороны «пришли к лучшему пониманию ситуации по многим вопросам».

Спор из-за Нагорного Карабаха коренится в событиях советской эпохи, когда в 1921 году была утверждена граница, в соответствии которой этот населенный преимущественно армянами район оказался носящим статус автономной области анклавом на территории Советского Азербайджана. Впоследствии население области требовало выхода из состава территории Азербайджана и воссоединения с соседней Арменией. Современный этап развития конфликта длится с 1988 года, когда в Советском Союзе началась демократизация и перестройка; в последующие годы ситуация обострилась. В 1991 году Нагорный Карабах провозгласил свою независимость. Еще через год Армения взяла под свой контроль Лачинский корридор, географически соединяющий эту область с территорией Армении. Военные конфликты здесь в основном прекратились в 1994 году; Армения установила свой контроль на большей части территории бывшего автономного анклава, а также в некоторых районах, именуемых «буферной зоной».

После этого функцию посредника на переговорах по этому вопросу взяла на себя Минская группа под совместным председательством России, США и Франции; основной темой переговоров было возвращение некоторых районов буферной зоны Азербайджану в обмен на установление для Нагорного Карабаха взаимно приемлемого для обеих стран политического статуса. Хотя в 1997, 1999 и 2001 году Армения и Азербайджан, казалось, были близки к решению этой проблемы, окончательное решение так и не было достигнуто.

«Переговоры крутятся вокруг того, что ничто не может быть согласовано, прежде чем все не будет согласовано, - говорит Джефф Голдстейн  (Jeff Goldstein) из Института Открытого общества, лично участвующий в их проведении. – На переговорах по Нагорному Карабаху очень часто договоренность без особого труда достигается по 90-95% условий. Однако всегда остается некое проблемное ядро, не поддающееся разрешению».

А в отсутствие урегулирования проблемы создавшаяся тупиковая ситуация время от времени угрожает столкновениями на границе, с риском втягивания сторон в вооруженный конфликт. По данным Международной кризисной группы, в прошлом году Алиев, по крайней мере, десять раз выступал с угрозой военных действий в связи с возобновлением военных учений в Нагорном Карабахе. С 2003 года Азербайджан в двадцать раз увеличил свой военный бюджет. Несколько дней назад Алиев на военном параде заявил, что «война в Карабахе еще не окончена».

Том де Ваал (Tom de Waal), из вашингтонского Фонда Карнеги полагает, что вероятность войны растет. «Предполагалось, что встреча в Казани станет «решающим моментом». С каждым годом начать войну становиться все легче», - заявил он.

Сергей Маркедонов, российский аналитик из Центра международных и стратегических исследований, однако, считает, что в ближайшем будущем открытых военных действий ожидать не следует. Его мнение разделяет Голдстейн, впрочем, с оговоркой: «Если только случайные выстрелы на границе не перерастут неожиданно в масштабные военные действия».

Конфликт осложняется тем, что здесь сталкиваются многомиллиардные региональные нефтегазовые проекты, в которых замешаны геополитические интересы России и, до некоторой степени, Турции и Ирана. Учитывая события 2008 года, когда Россия воспользовалась агрессией Грузии в отношении Южной Осетии, чтобы на этом основании изменить ситуацию в этом районе, а заодно и в Абхазии, вашингтонские аналитики не исключают возможности, что в случае нового армянско-азербайджанского столкновения в Нагорном Карабахе события могут развиваться по аналогичному сценарию. Не исключено, что Москва выступит на стороне Еревана, особенно, учитывая, что в Армении расположена российская военная база, и обе эти страны являются членами Организации Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ). Хотя некоторые аналитики утверждают, что в Договоре не говорится о Нагорном Карабахе, а скорее о территории Республики Армения, так или иначе, окончательных определений по этому вопросу нет.

Тем временем есть сообщения, что российский генерал Андрей Третьяк заявил, что отказ России вмешаться прошлым летом в ситуацию в Киргизии, которая тоже является членом ОДКБ, не следует рассматривать как прецедент для Карабаха. Некоторых это заставило прийти к заключению, что, если грянет война, Москва, вероятно, вмешается.

Новая война на Кавказе поставит под угрозу не только ныне существующие нефте- и газопроводы: Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Эрзурум, - но также проект европейского трубопровода Nabucco, который по замыслу должен поставлять на европейские рынки газ из Центральной Азии и Азербайджана.

Все три сопредседателя Минской группы предлагают искать пути разрешения конфликта, исходя из трех основных принципов: самоопределение, территориальная целостность и неприменение силы. По первым двум мнения Еревана и Баку все еще сильно расходятся. Во время июньского визита в Вашингтон азербайджанский министр иностранных дел Элдар Мамедьяров заявил в Атлантическом Совете, что его страна готова признать право на самоопределение армянского Нагорного Карабаха без нарушения территориальной целостности Азербайджана. Однако для Баку автономия вовсе не означает независимости. С армянской точки зрения, автономия Нагорного Карабаха уже существует, еще со времени коммунистической эпохи. «Территориальная целостность Азербайджанской Республики не имеет ничего общего с Нагорным Карабахом, поскольку [он] никогда не был частью независимого Азербайджана», - говорит Роберт Аветисян, представитель Нагорного Карабаха в США.

Во всяком случае, армянский президент готов пойти на уступку в отношении третьего принципа, связанного с неприменением силы «Я предлагаю через вас, средства массовой информации, обратиться к Азербайджану с призывом подписать соглашение о неприменении силы, - заявил Саргсян на интервью с журналистами из Euronews. – И в этих условиях доверия мы бы начали переговоры по урегулированию конфликта».

Однако, поскольку на Казанской встрече не достигнуто прогресса даже и по этому предложению, Нагорный Карабах по-прежнему остается в подвешенном состоянии, между миром и войной.

Айкарам Наапетян – специальный корреспондент Общественной телекомпании Армении в США и аналитик из ереванского научно-образовательного фонда «Нораванк»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.