В советские времена Сталин и его эпигоны, управлявшие колониями России, придавали большое значение демократическим формальностям. «Неважно, кто и как будет голосовать, важно, кто и как будет считать голоса», - гласит афоризм, приписываемый Сталину. Регулярно проводились выборы, и каждый из лидеров утверждал, что у него есть мандат от избирателей. Оппозиционные партии номинально существовали, но без свободы слова и свободы собраний их роль была сугубо инструментальной. В этом месяце мир снова сможет полюбоваться этим зрелищем – как новой постановкой пьезы Антона Чехова - в Абхазии, в которой завтра, 26 августа, должны пройти «выборы».

Подобно Эльзасу-Лотарингии после 1870 года, Абхазия, население которой составляет 175 тысяч человек, находится под иностранной оккупацией и надежно контролируется. Пока г-н Путин фотографируется на нелепом старушечьем трехколесном мотоцикле рядом с настоящими «харли», старая российская избирательная машина подготовит тот результат, который нужен Кремлю. Несмотря на обещания, данные президенту Саркози после августа 2008 года, в Абхазии по-прежнему находятся тысячи солдат, в том числе 4500 человек на одной из военных баз. В Абхазии размещены также ракетные части российской армии, вооруженные, в том числе, ракетами «земля-воздух» С-300. Оставшемуся населению Абхазии российские власти раздают паспорта России. В страну переезжают новые переселенцы из России.

В 2009 году Россия уже организовывала выборы в Абхазии, на которых «победил» человек Москвы Сергей Багапш. Европейский Союз тогда заявил, что он «не признает конституционную и правовую систему, в рамках которой проводились эти выборы». Легитимность выборов отказались признать Турция, Хорватия, Албания, Босния, Норвегия, Украина, Молдавия и Азербайджан.

Российские попытки добиться признания «независимости» Абхазии завершились провалом – ее признали лишь Венесуэла, Никарагуа и тихоокеанский остров Науру. Следует заметить, что российскую кампанию не поддержал никто из членов Содружества независимых государств – даже ближайшие союзники России.

Кто бы ни выиграл голосование – Александр Анкваб, Сергей Шамба или Рауль Хаджимба, - он все равно будет марионеткой своих московских хозяев. Однако проблемы с легитимностью у победителя будут не только потому, что он станет главой эрзац-государства. Даже если не брать этот фактор в расчет, абхазские выборы все равно будут мошенничеством.

Дело в том, что голосовать сможет лишь часть жителей Абхазии. Этнические грузины, которые отважно продолжают жить на своей земле в своей стране, не смогут принять участие в выборах. Тысячи людей, изгнанных из Верхней Абхазии во время августовской войны 2008 года, также не смогут участвовать в голосовании. Не будут в нем участвовать и почти четыреста тысяч человек, ставших беженцами во время прошлых конфликтов. Во время голосования 2009 года Евросоюз справедливо отметил, что «выборы в этом регионе Грузии будут легитимными лишь после того, как все беженцы и вынужденные переселенцы получат право на спокойное, благополучное и достойное возвращение в свои дома». То же самое верно и для этих выборов.

До 1992 года этнический состав населения Абхазии был следующим: 46% грузин, 18% абхазов, 15% армян и 14% русских, а остаток приходился на долю прочих национальных меньшинств. С тех пор почти все грузины вынуждены были покинуть регион. Их дома были сожжены и разрушены, а их земля роздана новым жителям, приехавшим из России. Власти Грузии заботятся о них, как могут, но они все равно, естественно, мечтают вернуться домой.

Около 47 тысяч грузин все же попробовали вернуться в родной Гальский район Абхазии. Human Rights Watch в своем только что опубликованном докладе («Жизнь в состоянии неопределенности: Права этнических грузин, вернувшихся в Гальский район Абхазии, на 8 августа 2011 года» («Living in Limbo. The Rights of Ethnic Georgian Returnees to the Gali District of Abkhazia 8 August 2011»)) рассказывает об унижениях и дискриминации, с которыми этим людям приходится сталкиваться со стороны контролируемых русскими абхазских властей. Им приходится получать абхазские паспорта - без этого их не принимают на работу, не платят им пенсии и даже не выдают школьные аттестаты. В школах им навязывают русский язык, так как Кремль пытается искоренить в подконтрольном ему регионе Грузии грузинскую культуру и историю. HRW между тем убеждена, что хотя Абхазия не имеет другого статуса, кроме статуса региона, находящегося внутри международных границ Грузии, ее власти, «согласно международному праву, обязаны соблюдать права человека. Международное право говорит, что все права человека, действующие на территории Грузии, действуют и в Абхазии».

Как и в случае с Приднестровьем, Россию вполне устраивает тот факт, что она создала ничейную землю, территорию без свободы и демократии. Грузинский президент Саакашвили обещал не прибегать к силе, чтобы вернуть эти земли под контроль Грузии, поэтому Тбилиси сейчас прибегает к другой стратегии – открывает грузинские медицинские и образовательные учреждения для жителей Абхазии, восстанавливает транспортное сообщение, помогает укреплять связи между сообществами, оторванными друг от друга в ходе конфликта.

Абхазия находится недалеко от Сочи – города, в котором Россия планирует провести Зимнюю олимпиаду 2014 года. Назначенный на этот месяц фарс с выборами не решит ни одной из проблем региона, и международное внимание по прежнему будет приковано к этому замороженному конфликту. Пока Абхазия остается международным изгоем и российской марионеткой, у нее не может быть будущего. Тем не менее, Абхазия – прекрасный регион с огромным потенциалом. Грузия предлагает ей полную автономию, аналогичную той, которой обладают некоторые регионы других европейских стран – например, Южный Тироль или швейцарские кантоны, обладающие высоким уровнем самоуправления, но в рамках общей государственной структуры.

Однако, как и в споре вокруг Косово, в котором Россия поддерживает неуступчивость сербов, мешающую окончательно урегулировать ситуацию на Западных Балканах, Кремль предпочитает позволять гноиться язвам на периферии своей бывшей империи, лишь бы не лечить их, налаживая отношения с новыми странами, вернувшимися на историческую арену после 1989 года.

Дэнис Макшейн – член британского парламента от Лейбористской партии и бывший заместитель министра иностранных дел по делам Европы в правительстве Тони Блэра. Несколько лет был членом исполнительного комитета Партии европейских социалистов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.