- Как вы оцениваете нынешний уровень армяно-грузинских отношений и какие, по вашему мнению, есть возможности для их прогресса?

- Считаю, что двусторонние отношения между Арменией и Грузией – братские, и то стратегическое партнерство, которое есть между нашими двумя странами, в дальнейшем укрепится, исторически так было и будет в будущем. Партия «Свободные демократы» Грузии всячески будет содействовать дальнейшему развитию этих отношений. Наше стратегическое партнерство означает, что мы должны уважать интересы друг друга – у Грузии есть свои национальные интересы, у Армении – свои, но наш общий интерес – баланс в регионе. После 2008-го года региональная безопасность претерпела некоторые изменения, когда Россия оккупировала 20 процентов территории Грузии, но мы считаем, что партнерство с Арменией, как и с другими странами региона – Азербайджаном, Турцией, всячески содействует гарантии региональной безопасности. Считаю, что у Армении и Грузии есть много общего, в частности, в вопросе решения имеющихся конфликтов, так что эти вопросы тоже мы должны решить, содействуя друг другу. Что касается отношений армянского и грузинского народов, то мы гордимся исторически сложившимися братскими отношениями между этими двумя народами, мы рады, что в Тбилиси и других районах Грузии проживают армяне, и я пожелал бы, чтобы они в будущем активно были вовлечены в грузинскую политику. Считаю, что они должны чувствовать себя в Грузии полноправными гражданами, которые участвуют в укреплении государственности Грузии.

- Грузинская оппозиция, в том числе и ваша партия, высказалась против закона в отношении религиозных организаций, который больше всего связывают с передачей Армянской церкви прав в Грузии. Недавно лидер оппозиции Армении Левон Тер-Петросян заявил, что Саакашвили, несмотря на большую оппозицию, сделал правильный шаг, приняв подобный закон. Чем вы объясните ваше несогласие?

- Наша партия не то, чтобы вообще была против этого закона, а против того процесса, как был принят проект этого закона в парламенте, как Саакашвили и его «Национальное движение», как до этого, так и сейчас, очень важное решение приняли в течение трех дней. Ни с оппозицией, ни с экспертами не обсуждали проект закона и просто так приняли. Я против именно такого процесса, потому что это не демократично, он должен был обсуждаться в парламенте, должны были быть дебаты и только затем принятие. Что касается вообще существования подобного закона, то Конституция гарантирует свободу вероисповедания, и это должно быть во всех законах и нормативных актах и против этого никто ничего не имеет. А имеющуюся между армянской и грузинской церквами проблему, по моему мнению, должны решить католикосы и не думаю, что вмешательство в этот вопрос иного субъекта правильно. Переговоры по этому вопросу начались и в этом вопросе мы отдаем им право решающего слова.

Читайте также: Региональное значение карабахского фактора

- Президент Грузии с опозданием и не должным образом поздравил с 20-летием независимости Армении и бытует мнение, что это и стало причиной того, что Серж Саргсян отказался в Варшаве встретиться с президентами Грузии и Азербайджана. Вы как-то отметили, что Южный Кавказ однажды должен превратиться в одну экономическую и политическую общность. Как представляете реализацию этого вашего понятия в том случае, если главы стран Южного Кавказа не проявляют такую позицию по отношению друг к другу, более того, у Армении и Азербайджана между собой есть нерешенный конфликт, между Грузией и Азербайджаном тоже есть некоторые вопросы?

- Считаю, что уже пришло время, чтобы все – и армяне, и грузины, и азербайджанцы – начали бы думать о том, как решить те задачи, которые есть в нашем регионе. Все понимают, что в конфликтах Южного Кавказа мы тоже допустили много ошибок и не надо думать, что этот конфликт создали какие-то силы извне, и мы не в состоянии придти к их решению. Напротив, мы должны назвать вещи своими именами и сказать, что война, конфликты никого ни к чему хорошему не приводили, так что единственный выход из этой ситуации – реальный диалог между странами региона. Думаю, что в этом заинтересованы все – и армяне, и азербайджанцы, и грузины. И уже силы, находящиеся вне региона – Европейский Союз, США, также и крупные страны региона, такие как Турция и Россия, вольются в этот процесс. Нужно только начать. В данный момент один ждет другого, ждут – кто же сделает первый шаг, однако в будущем в трех странах начнется предвыборный период, и на этом этапе поднятие подобных вопросов неуместно, что и означает, что эта выжидательная ситуация может длиться постоянно, если мы не начнем смотреть на вещи реалистично.

- А, по вашему мнению, кто должен сделать этот первый шаг и когда это будет возможно?

- Грузия может сделать первый шаг, только не при власти Саакашвили. Я убежден, что у Саакашвили нет ресурсов для начала реальных переговоров с Россией. Для меня, как для политического деятеля, главной задачей внешней политики является урегулирование отношений с Россией. Мы должны начать переговоры, и я считаю, что нам удастся найти общий язык и с абхазами, и с осетинами. Я считаю, что успех этих переговоров окажет положительное влияние также на переговорный процесс вокруг имеющихся в регионе других конфликтов, как конфликт Нагорного Карабаха. После того, как сменится власть в Грузии, начнутся активные, динамичные и положительные шаги в сторону реализации отмеченных выше идей.

Читайте также: «Третья сила» на Южном Кавказе

- Вы были представителем Грузии в ООН и прекрасно знаете отношение мирового сообщества к конфликтам Южного Кавказа. Учитывая это обстоятельство, каким вы видите решение проблемы Нагорного Карабаха?

- С моей стороны не имеет никакого значения делать какие-то предположения и давать какие-либо рецепты, но я точно знаю одно, что подобные конфликты невозможно решать военным путем, и я уверен, что как армянская, так и азербайджанская сторона это прекрасно осознают. Я убежден, что если начнется война, то она погубит не только Армению и Азербайджан, но и Грузию, и весь Кавказ. Так что, я уверен, что ни одна из сторон не пойдет на подобную провокацию. Очевидно, что стороны должны прийти к решению путем переговоров, а Грузия имеет стратегические отношения, как с Арменией, так и с Азербайджаном и когда стороны придут к согласию, мы желаем внести в этот вопрос свой позитивный вклад, если конечно, стороны выразят подобное желание.

- Согласно произошедшим в последнее время изменениям в Конституции Грузии, у Саакашвили есть возможность стать премьер-министром. Поговаривают так же о том, что нынешний мэр Тбилиси – близкий друг Саакашвили, и именно его Саакашвили желает видеть на посту президента. Вы считаетесь более вероятной кандидатурой на пост президента, США также очевидно поддерживают вас, как вы относитесь к тому обстоятельству, что Саакашвили намерен повторить российский сценарий Медведев-Путин?

- Наша главная проблема в том, что Грузия – это страна одного человека и одной партии, и именно это надо изменить. Я убежден, что ближайшие парламентские выборы Грузии позволят, чтобы будущий парламент Грузии был не однопартийный, а многопартийный, я убежден, что наша партия будет довольно мощно представлена в парламенте. Так что планы Саакашвили «путинизировать» самого себя не реализуются, я в этом убежден. Думаю, что Саакашвили еще может остаться в истории Грузии как народный лидер, если он позволит собственному народу сделать самостоятельный выбор, если он это сделает, то он запомнится как президент, который первым за 20 лет независимости дал стране возможность реформироваться путем выборов. Как вы знаете, первый президент Грузии был изгнан из страны, второй в результате революции роз был снят с должности, я как лидер оппозиционной партии, не желаю видеть третьего президента тоже изгнанным из страны, я желаю видеть, что в стране реформы происходят только мирным и избирательным путем. Если Саакашвили сделает это, то и я, и общество это оценит, а если не сделает и еще более укрепит свой авторитарный режим, то реформа власти в Грузии пройдет болезненным путем.

- Как вы оцениваете возможности вашей партии на ближайших выборах?

- Сейчас у нас проходят встречи с жителями различных регионов Грузии и очевидно то, что все хотят реформ, все считают, что ресурс, который был у Саакашвили и его партии, иссяк, и Грузия сегодня должна сделать новый шаг. Я убежден, что наши сограждане этот новый шаг ассоциируют со «Свободными демократами». Мы участвовали в выборах мэра Тбилиси, и в то время наша партия была очень молодой. Нам было несколько месяцев со дня создания, но уже тогда мы набрали 20 процентов. Я убежден, что по итогам парламентских выборов мы будем мощно представлены в парламенте и будем иметь реальное воздействие на политический процесс в Грузии, естественно, сотрудничая с другими партиями, поскольку я не желаю, чтобы парламент Грузии был однопартийный. Я желаю, чтобы в нашем парламенте проходили реальные дискуссии и решения принимались бы именно в парламенте, а не на улице.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.