Второй по силе власти и степени влияния человек Грузии пообещал, что в случае принятия его страны в НАТО она не будет втягивать Североатлантический альянс в войну с Россией. Он заявил, что сегодня шансов на новую конфронтацию с Москвой гораздо меньше, чем до конфликта 2008 года.

«Мы в одностороннем порядке взяли на себя обязательство о неприменении силы, поэтому мы никоим образом не создадим проблем для НАТО в плане применения статьи 5 или возможной военной конфронтации между Грузией и Россией», - заявил в интервью Washington Times спикер грузинского парламента Давид Бакрадзе.

В статье 5 договора о создании НАТО говорится, что нападение на одну страну-члена альянса «считается нападением на всех».

«Мы до сих пор слышим угрожающие заявления со стороны российских руководителей, - сказал Бакрадзе, - однако мне кажется, что в нынешней международной ситуации Россия вряд ли осмелится в крупных масштабах использовать против Грузии военную силу. Так что, если вы спросите меня, то я скажу, что вероятность нового вторжения или крупномасштабного конфликта низка, и она гораздо ниже, чем до конфликта 2008 года».

 

Еще по теме: Перспективы диалога с Россией

 

Между Грузией и Россией с момента конфликта 2008 года не существует дипломатических отношений. Бакрадзе обвиняет в этом исключительно Россию.

«Мяч на российской стороне, потому что  как только они решат начать переговоры, мы к этим переговорам будем готовы», - сказал он.

Война в 2008 году шла из-за мятежной грузинской провинции Южная Осетия. Независимость Южной Осетии и другой сепаратистской провинции Абхазии признали только Россия, Венесуэла, Никарагуа и пара островных тихоокеанских государств. Две эти территории находятся в подвешенном состоянии из-за присутствия там российских войск.

Бакрадзе заявил, что присутствие российских войск в этих регионах не должно препятствовать вступлению Грузии в НАТО. В качестве примера для Грузии и ее членства в Североатлантическом альянсе он привел Германию времен холодной войны.

«[У немцев] были некоторые особые правила и нормы, когда они вступали в НАТО. Эти правила относились к вопросу территориальной целостности и к присутствию советских войск в Восточной Германии. Так что прецеденты уже имеются. И что касается принятия решения, то я не думаю, что это является  непреодолимым препятствием», - сказал Бакрадзе.

Он выразил надежду на то, что весенний саммит НАТО в Чикаго внесет «прогресс» и «ясность» в вопрос о членстве Грузии. Вместе с тем, спикер парламента пообещал, что Грузия оставит свой воинский контингент в Афганистане вне зависимости от решения НАТО.

«Мы останемся там до успешного завершения боевых действий», - заявил Бакрадзе.

В июне грузинский президент Михаил Саакашвили согласился увеличить численность своего контингента в Афганистане с 950 до 1700 человек. Это самый крупный вклад в афганскую кампанию из числа стран, не являющихся членами НАТО.

«Наши парни в полном объеме выполняют боевые задачи в провинции Гильменд. Мы не охраняем склады, как некоторые другие страны», - заявил Бакрадзе, назвав длящуюся 10 лет афганскую войну «нашей общей борьбой».

 

Подробнее: Чудеса дрессировки: Грузия угадывает желания НАТО

 

39-летний Бакрадзе, являющийся политическим союзником Саакашвили, ранее занимал пост министра иностранных дел. На вопрос о том, не собирается ли он в ходе выборов в 2013 году заменить нынешнего президента, который работает последний срок, Бакрадзе ответил весьма уклончиво.

«Я заинтересован в том, чтобы остаться в политике, а если ты заинтересован в этом, то нельзя исключать никаких возможностей», - сказал он.

«Надо заручиться поддержкой внутри партии, а затем надо заручиться поддержкой населения. Если все эти элементы налицо, то ни один политик, насколько мне известно, не станет исключать такую возможность».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.