Пока не ясно, кто станет новым президентом самопровозглашенной республики Южная Осетия. Понятно лишь одно:  уходящий президент Эдуард Кокойты и его дружки проиграли.


Согласно предварительным данным, министр чрезвычайных ситуаций Анатолий Бибилов, воспринимаемый как кандидат от Кремля, и оппозиционный лидер Алла Джиоева получили примерно равное количество голосов во время первого тура голосования, которое прошло 13 ноября, набрав по 25-26%. Второй тур голосования назначен на 27 ноября.

Читайте также: Южная Осетия огорчила Кремль

Из остальных девяти кандидатов, двоих из которых, как считают наблюдатели, поддерживал Кокойты,  директор предприятия хлебобулочных изделий Вадим Цховребов и председатель государственного комитета информации Георгий Кабисов набрали 10% и 7,5% голосов соответственно. Окончательные результат могут измениться, но незначительно: первый результат ЦИК был оглашен после подсчета 94,8% голосов.

Из изначальных 17 кандидатов, зарегистрированных для голосования, шестеро сошли с дистанции в последние дни кампании. Многие из них призвали своих сторонников голосовать за Бибилова. То же самое сделали две из заметных оппозиционных фигур, которым отказали в регистрации на основаниях того, что они не проживали в Южной Осетии на постоянной основе в последние  десять лет. Ими оказались газовый магнат Альберт Джуссоев и лидер оппозиционной «Народной партии» Роланд Келехсаев.

Если выборы во многом стали вердиктом десятилетнему нахождению Кокойты у власти, то результаты показали, что заметное число населения (явка избирателей составила 67,05%) не считает, что российское формальное признание самопровозглашенной республики во время короткой войны с Грузией в 2008 году является достаточной компенсацией авторитаризма и коррупции, олицетворением которых стал режим Кокойты. Предполагается, что эта коррупция в виде присвоения большей части десятков миллионов рублей, которые поступали из российского федерального бюджета на послевоенную реконструкцию, оставила сотни семей бездомными в течение уже трех лет с момента окончания конфликта.

 


Почти все кандидаты призвали к искоренению коррупции и построению демократической и экономически стабильной страны, в основе которой лежит закон. Главные различия между кандидатами - в их взгляде на внешнюю политику в долгосрочной и краткосрочной перспективе, а особенно в отношениях с Россией. Кокойты и его протеже стремились к сохранению статуса псевдонезависимости Южной Осетии и возможному вступлению в Союз России и Белоруссии. Джиоева считает, что независимость является главной целью, и это не подлежит обсуждению.
 
Со своей стороны, Бибилов на словах отметил необходимость в краткосрочной и среднесрочной перспективе укрепить южноосетинскую независимость и прекратить финансовую зависимость от субсидий из Москвы. Но он не скрывал тот факт, что в долгосрочной перспективе - а Кремль всегда строит планы в такой перспективе - должно произойти объединение Южной и Северной Осетии. В своем предвыборном манифесте он утверждал, что «мы один народ. Граница, что разделяет нас, со всеми формальными положениями, является унижением. Мы все понимаем, что должны двигаться в направлении объединения с Северной Осетией, но это очень долгий процесс».

Подобное двойственное отношение отчетливо видно в как будто бы бессознательном использовании Бибиловым топонимов «Южная Осетия» и «Осетия», будто они синонимы. После голосования 13 ноября он, например, заявил журналистам: «Главное, чтобы у  Осетии было хорошее и счастливое будущее».

Как симпатии и антипатии избирателей отразятся на втором туре голосования, предположить сложно. И Бибилов, и Джиоева выразили уверенность в собственной победе. Российская ежедневная газета «Московский комсомолец» сообщила, что команда Кокойты плохо просчитала уровень общего недовольства, и что если бы Джиоева была бы мужчиной, и/или если бы оппозиционные кандидаты сошли с дистанции и призвали бы своих сторонников голосовать за нее, она бы победила уже в первом туре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.