В Южной Осетии в воскресенье прошли президентские выборы. Избиратели высказали свое недовольство по поводу хода восстановительных работ после войны 2008 года.

Какое количество жителей еще остается в Южной Осетии – не ясно, так как данные расходятся в диапазоне от 15 000 до 72 000. Но политическое значение этого небольшого региона, расположенного на южных склонах Большого кавказского хребта, в любом случае не имеет никакого отношения к числу его жителей. Именно из-за этого в августе 2008 года разгорелась война между Грузией и Россией, после которой Москва признала в качестве независимого государства этот принадлежащий Грузии с точки зрения международного права регион. С того момента российские войска располагаются всего в 50 километрах от грузинской столице Тбилиси. 



Читайте еще: Занавес для Кокойты


Жителей Южной Осетии в воскресенье призвали к тому, чтобы они выбрали нового президента, и хотя бюджет  республики на 98% финансируется Россией, поддерживаемый Москвой кандидат Анатолий Бибилов, судя по всему, не получил большинства голосов. Утром в понедельник российские средства массовой информации со ссылкой на Избирательную комиссию Южной Осетии сообщили о том, что оппозиционный кандидат Алла Джиоева лидирует после подсчета двух третей голосов и опередить ее будет уже практически невозможно. Родственная кремлевской «Единой России» правящая в Южной Осетии партия «Единство» подала жалобу в связи с фальсификацией результатов выборов, после чего Верховный суд в Цхинвале приостановил дальнейший подсчет голосов.

Читайте еще: Цхинвал под каблуком

Успех оппозиционного кандидата связан с деньгами из Москвы – точнее, с местом их нахождения. За три года, прошедшие после войны, Россия предоставила в распоряжение Южной Осетии приблизительно 610 миллионов евро на восстановление, но, несмотря на это, более 70% разрушенных тогда домов до сих пор представляют собой развалины. Южноосетинские оппозиционеры называют ложью приведенные Кокойты скромные данные о восстановительных работах. Судя по всему, большая часть южноосетинского населения за последние три года покинула этот регион и живет сейчас либо в Республике Северная Осетия на Северном Кавказе, либо в других частях России. Оставшееся в Южной Осетии жители обвиняют в медленных темпах восстановительных работ прежде всего Кокойты и его команду. Кроме того, против них выдвигаются обвинения в масштабной коррупции.

Москва также была недовольна поддержанным десять лет назад ей самой Кокойты и поэтому она запретила ему при помощи изменения конституции получить возможность выдвинуть свою кандидатуру на третий президентский срок. Кокойты отомстил за это самым низким образом: он неоднократно публично выразил свою поддержку новому ставленнику Москвы, то есть Анатолию Бибилову, который в правительстве Кокойты занимал пост министра по чрезвычайным ситуациям. По мнению российских наблюдателей, возникшее представление о том, что Бибилов является человеком Кокойты, во многом способствовало его поражению на выборах. Бибилов, которого непосредственно перед выборами принял российский президент Медведев, имеет за спиной карьеру российского военного – как и многие другие люди, занявшие в Южной Осетии ключевые посты после прихода Путина к власти в России.



Однако результаты выборов не смогут существенно повлиять на положение Москвы в Южной Осетии. В настоящее время  в этом регионе размещены примерно 3800 российских солдат и приблизительно 900 пограничников, а вдоль административной границы с остальной частью Грузии русские возвели 18 укрепленных пунктов. Российские войска представляют собой определенную гарантию того, что возможные волнения в Южной Осетии не смогут перекинуться на приграничные грузинские районы, где также работы по восстановлению ведутся медленно, хотя там, в отличие от Южной Осетии, работают международные организации по оказанию помощи.

Для жителей деревень на грузинской стороне большие неудобства связаны с тем, что часть их полей, садов и пастбищ находятся на противоположной стороне от демаркационной линии. Особенно в первые два года после войны южноосетинские и российские военнослужащие задерживали жителей грузинских деревень, переходивших границу. В настоящее время около 20 грузин находятся в заключении в Южной Осетии. Но в целом количество инцидентов на территории, примыкающей к демаркационной линии, за прошедшие полтора года сократилось.

Еще по теме: Южная Осетия огорчила Кремль

По мнению грузинского правительства, основная заслуга в этом принадлежит миссии наблюдателей Евросоюза (EUMM), работа которой направлена на то, чтобы происходящие инциденты не перерастали в более крупные конфликты, как это было в те месяцы, которые предшествовали войне 2008 года. Участники европейской миссии имеют договоренности с размещенными вдоль пограничной линии грузинскими полицейскими и военными, которые разрешают им проводить инспекцию своих постов. Таким образом постоянные жалобы российской стороны на то, что Грузия якобы готовит вооруженное нападение на Южную Осетию, лишаются оснований. В настоящий момент не ясно, что происходит на противоположной стороне, поскольку Россия больше не выполняет условий договора о прекращении огня, заключенного в 2008 году, и не разрешает патрулям миссии Евросоюза заходить на территорию Южной Осетии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.