- Как вы оцениваете недавний визит в регион Верховного комиссара ЕС по вопросам внешних сношений и политике безопасности Кэтрин Эштон, и какое значение это может иметь, в частности, на пути евроинтеграции Армении?

- Чем больше будет визитов из Европы на Южный Кавказ, тем лучше. Важно, чтобы западные должностные лица прочувствовали атмосферу в бывших странах Советского Союза – Армении, Грузии, Азербайджане, так как этот регион является перекрестком. Это важное обстоятельство как во внутреннем аспекте – демократии, прав человека, политических процессов, так и внешнем – региональной стабильности, безопасности. Полагаю, визит Кэтрин Эштон преследовал две цели: одна – общего значения, вторая – тактического. Говоря «общий», имею в виду продолжение Варшавского саммита и сотрудничества со странами «Восточного партнерства», ожидаемое подписание соглашения о зоне свободной торговли, а также облечение визового режима для стран Южного Кавказа.

Еще по теме: Кто приблизил вторую карабахскую войну?

Госпожа Эштон особо не любит путешествовать самолетами, т.е. этот визит является мессиджем, говорящем о важности региона для Европы. Конечно, не будем забывать и о проблемах нефти и газа, которые обсуждались в Азербайджане.

- В последнее время европейские должностные лица активны в заявлениях о процессе урегулирования карабахского конфликта. Это особенно примечательно в том плане, что на фоне предстоящих выборов в РФ существует убежденность, что Россия отступит с позиций лидера. Сможет ли Европа заполнить этот пробел, и если да, то какие развития вы прогнозируете, в частности, сможет ли ЕС вовлечься в процесс урегулирования карабахского конфликта?



- ЕС не вовлечена в Минскую группу ОБСЕ, а Франция не позволит, чтобы какая-либо другая страна стала сопредседателем в МГ. Кстати, отмечу, что скоро закончится срок полномочий французского сопредседателя Бернара Фасье, в ноябре он совершит свой последний визит в регион, а потом его сменит посол Франции на Украине Жак Фор.

Переговоры в Казани провалились, и это был дипломатический провал Медведева или России, которая не хотела бы получить вторую пощечину. Тем не менее, это не значит, что у Европы есть рычаги для влияния на процесс урегулирования карабахского конфликта.

У Европы нет рычагов: к счастью, или, к сожалению – это другой вопрос. Но их реально не существует. Европа сегодня находится в тяжелом положении, а это значит, что слаба и европейская дипломатия. А проблема Нагорного Карабаха настолько сложна и чувствительна, что невозможно предположить, что одним визитом Эштон можно взять вопрос под свое покровительство. Подобное невозможно. Никто не сможет решить эту проблему, так как существуют два противоречивых принципа, а Армения и Азербайджан не идут на уступки, чтобы подписать основополагающие принципы. Кроме того, к этому процессу не готовы общества, так как и в Армении, и в Азербайджане начинается предвыборная борьба, и потому нельзя ожидать каких-либо уступок в период, когда народ избирает президента или парламент.

По этой причине я не ожидаю каких-либо решений проблемы Нагорного Карабаха ни со стороны Европы и РФ, ни со стороны США, так как и там грядут президентские выборы. Поэтому в такой ситуации, когда невозможно подвести стороны к подписанию какого-либо документа, главное сохранить перемирие, что и достигается подобными визитами, будь то Саркози, Эштон или сопредседатели МГ ОБСЕ. То есть обеспечивается продолжение процесса урегулирования, что способствует уменьшению милитаристских настроений.



- Как повлияет на дипломатический вес Армении и процесс урегулирования Карабахского конфликта то обстоятельство, что Азербайджан стал временным членом Совета безопасности ООН?

- Прежде всего, я должен отметить, что, мягко говоря, непонятны слова министра иностранных дел Армении о том, что не стоит обращать внимание на временное вступление Азербайджана в состав Совбеза ООН. Это не дипломатический подход, это была политическая ошибка.

То обстоятельство, что Азербайджан получил такие полномочия, означает, что он наверняка будет вести переговоры как со странами - непостоянными членами Совбеза ООН, так и со странами – постоянными членами СБ ООН. Безусловно, Азербайджан не сможет добиться успехов в Карабахском вопросе, потому что они будут всячески пытаться провести резолюции по поводу Нагорного Карабаха, а Франция, США и РФ отвергнут их. Но Азербайджан наверняка будет вести переговоры и, не достигнув успеха в этом вопросе, продолжит развивать свою стратегию - сделает все возможное для того, чтобы нейтрализовать Армению, и, пожалуй, достигнет каких-то результатов.

Читайте еще: Региональное значение карабахского фактора

И для Азербайджана это весьма важно, поскольку он покажет всему миру, что является наиболее мощной страной на Южном Кавказе.

Конечно, это вступление имеет положительные стороны для Азербайджана, но существует и обратная сторона медали. Например, если в повестке Совета безопасности ООН на первый план выступит вопрос Ирана и будут предложены новые санкции против Ирана, то как же проголосует Азербайджан – «за», «против», или воздержится от голосования?.. То есть, подобный пост в ООН в первую очередь означает еще большую ответственность.

- А как вы оцениваете внешнюю политику в регионе, проводимую сегодняшней Турцией?

- У Турции есть проблемы - и внутренние проблемы, и проблемы со всеми соседними странами, начиная с Армении и заканчивая Грецией, Сирией, Ираном и Ираком.

Турции следует задуматься о том, как позиционировать себя в регионе. Турция не ожидала арабских революций, а арабы желают иметь свою собственную модель – не турецкую, не иранскую. Это означает – быть подальше от давления Турции и Ирана.

Читайте еще: Нагорный Карабах между миром и войной

Однако сейчас, после арабских революций, Турция находится в замешательстве, не знает, как поступить. Думаю, что все антикемалистские процессы в Турции завершились, и теперь она оказалась в тупиковой ситуации: продолжать ли демократию в Турции, или проявлять более исламистские подходы против демократии?

То, что происходит сегодня в Турции – аресты журналистов, интеллигентов и так далее, - говорит о том, что, кажется, демократия в Турции сталкивается со сложностями. А это нехороший знак, причем, как для народа, живущего там, так и для внешнего мира.