На первом этапе карабахского движения, в течение периода осени 1985 – весны 1987 годов, была проведена интересная работа по выяснению возможных мнений и оценок деятелей российской культуры, литературы, гуманитарной науки по поводу карабахской инициативы. В результате был собран уникальный материал, дающий представление о мнении российского общества. Это были академики Дмитрий Лихачев, Евгений Примаков, Георгий Арбатов, Александр Яковлев, писатели Сергей Залыгин, Валентин Распутин, Василий Белов, Виктор Астафьев, Михаил Дудин, Даниил Гранин, Михаил Шатров и еще около 40 человек. Конечно, не все эти люди были близки к политике, но они выражали определенное общественное мнение и претендовали на роль «властителей дум».

Читайте еще: Кто приблизил вторую карабахскую войну?

К началу 1987 года было совершенно понятно, что российское общество не только крайне отрицательно относится к этому вопросу, но считает, что любая инициатива в этом направлении есть не что иное как антирусская акция и противоречит национальным интересам русского народа. Конечно, объявить об этом всему миру активисты карабахского движения не собирались, напротив, необходимо было представить дело совершенно по-иному и выдать настроения русского общества как проармянские.



Текстовые материалы, полученные в письмах от данных людей, были умело рафинированы и тиражировались в России в совершенном ином смысле. Необходимо было создать впечатление о широкой поддержке карабахского движения, и это было достигнуто, включая среду высших партийных деятелей, а также круги работников государственной безопасности. Вместе с тем, было совершенно понятно, что армянам придется столкнуться не просто с равнодушием, но и с сильными противниками и неприятелями в российском обществе и в российской политике.

Российские политические круги всегда воспринимали карабахское движение, а затем и карабахскую проблему как очень опасную для своих интересов, и на каждом этапе российские политики пытались использовать это обстоятельство в свою пользу. Однако суть отношения России к карабахской проблеме заключается в том, что российские политики и российский политический класс рассматривает ее как «вопиющий прецедент» принципиальной коррекции евразийской геополитики, которая произошла без соответствующих согласований с Москвой, что привело к серьезному приобщению внешних центров силы к региональной политике.

Пика антиармянская политика достигла в 1991 – 1992 годах, когда армянам пришлось дважды столкнуться с военной агрессией России против Нагорного Карабаха и Армении. Вместе с тем, Южный Кавказ и другие регионы бывшего СССР успешно скатывались на позиции развития политических и военных отношений с США и Западом в целом, что вынудило Россию, после длительного бойкота национальных интересов Армении на протяжении всех 90-х годов, предоставить Армении некоторую военную и политическую поддержку.

В Москве понимали, что ставка на Армению может принести ей укрепление позиций в регионе, но, при этом, русские политики всегда лелеяли надежду на абсорбцию Азербайджана, что привело бы к доминированию России на Южном Кавказе. Все руководители России пытались прибегнуть к тактике «дуалистической» ориентации, которая, так или иначе, приводила к игнорированию интересов Армении.

Президент Дмитрий Медведев предпочел в этом вопросе стилистику мелкого и неуверенного в себе политического деятеля, который не обратил внимания на то, что все шаги Владимира Путина в направлении Азербайджана приводили к провалам. Д.Медведеву казалось, что пришло время, наконец-то, использовать «карабахский политический ресурс», что означало грубое изъятие важнейшего бастиона из пророссийского форпоста, которым в Москве представляется Армения.

Еще по теме: Региональное значение карабахского фактора

Однако, провалы российской политики в направлении Азербайджана происходят не только из-за невозможности азербайджанского руководства принять предложения России, но и из-за позиции Армении, для которой инициативы России означают национальную катастрофу. Политика Д.Медведева в отношении карабахской темы приводит к возникновению некоторых подозрений в отношении того, что определенные группы в руководстве России просто подставили его и его команду, предложив ему лично участвовать в заведомо тупиковых инициативах. Во всяком случае, как бы ни рассматривать политику и попытки Д.Медведева по карабахской теме в течение уже более 3 лет, придется констатировать, что политика России пришла к полному фиаско, несмотря на полную свободу действий, предоставленную ей США и Европой.



Россия поставила Азербайджану современное вооружение, сделала вид, что удовлетворена «газовой» сделкой, старалась не выступать открыто против проекта Транскаспийского газопровода, носится с этой никому не нужной станцией слежения в Габале, оказывала давление на Армению в части невероятных и недопустимых уступок, и, наконец, самое возмутительное – сдача Азербайджану двух лезгинских сел с 600 гражданами России лезгинской национальности, с водными ресурсами пограничной реки Самур в придачу. В ответ на это Азербайджан выдвинул новые требования, означающие уничтожение Нагорного Карабаха как национального очага армян, и ожидает от России нового давления на Армению.

Провал российской политики оказался настолько ошеломляющим как для самой России, так и для всех партнеров, что вызывает издевательские оценки по обе стороны океана, а в Москве не осталось никаких рекомендаций и консультаций по поводу карабахской темы. Ни одно из ведомств, ни один из консалтингов не способны разработать более-менее содержательного предложения.

Читайте еще: Кто припрет Карабах к стене

В данной ситуации возникает единственная логичная перспектива. В условиях, когда для США сохранение статус-кво, то есть, относительного мирного сосуществования в регионе, является фундаментальной задачей, России остается только подорвать это положение и инициировать возобновление военных действий на карабахском фронте. Первые–вторые лица в ключевых ведомствах администрации США заявляют, что карабахская тема, после провала российских попыток урегулирования, нуждается в ином, видимо, более непосредственном формате управления, при этом, предлагается ОБСЕ, что нужно понимать как нивелирование Минской группы. Франция, выражающая позицию Европы, также пытается обнаружить новые приемы и подходы решения. Возможно, Запад выступит консолидировано, и на этот раз роль России в политической сфере может свестись к минимуму, и наилучшей средой для России явится именно война.

(Продолжение следует)