17 сентября 47-летний грузинский представитель Министерства обороны по имени Тамаз «Серго» Тетрадзе был арестован в Грузии по обвинению в шпионаже. Семь дней спустя правительство объявило, что ветеран Советской Армии и предположительный российский шпион умер в тюрьме от инфаркта.

В зависимости от того, с кем в Грузии говорить, инцидент представляется либо несчастным случаем, либо политическим убийством. И в любом случае, это дело вызывает к жизни обсуждение более широкого вопроса о ситуации с демократией в Грузии.

«Его увезли в Минобороны, его избили, и он умер, - предположил лидер грузинской оппозиции Ираклий Аласания в интервью The Daily Beast. - Я поднял большой шум по этому поводу и призвал к расследованию. Почему нет расследования?»

Еще по теме: Грузинские притеснения


Заместитель министра юстиции Грузии Тина Бурджалиани оспаривает такую версию событий, но не говорит ничего больше, так как расследование продолжается. «Следствие было начато незамедлительно, - отметила она. - Определенные мероприятия по расследованию уже имели место, и расследование по-прежнему продолжается. Цель – установить причину смерти и лиц, которые могут быть причастны и нести ответственность, и вообще понять, была ли здесь какая-то ответственность». Она сказала, что полноценное вскрытие продолжает проводиться.

Аласания заявил, что он поднял этот вопрос на прошлой неделе в Вашингтоне, частично потому, что «это то, что показывает, что отсутствует подотчетность, ответственность и контролируемость контрразведки, полиции и сил обороны перед общественностью и перед парламентом, а также что нет гражданского контроля над вооруженными силами».

Для большинства бывших советских республик справедлива ситуация, когда тайная полиция имеет того же рода неограниченные полномочия, что имел КГБ во времена советской империи, даже после краха СССР. Грузинские власти под руководством Михаила Саакашвили, однако же, удостоились похвалы от Госдепартамента и ряда законодателей типа сенатора Джона Маккейна за реформирование государственной полиции, государственной экономики и политической системы, дабы в стране появилось больше свобод, чем у ее соседей.

Читайте еще: Путин с мыслями о Грузии


Но с тех пор, как Саакашвили впервые пришел к власти в 2005 году, какой-либо жизнеспособной оппозиции харизматичному президенту так по-настоящему и не возникло. Без реальной проверки своей власти, без реального контроля нынешнее правительство порой зарывается.

Дэймон Уилсон (Damon Wilson), исполнительный вице-президент Атлантического совета (Atlantic Council), говорит, что «самая большая слабость правительства – это его политическая сила».

«У них действительно есть поддержка примерно 70% населения», - говорит Уилсон, который работал старшим директором Совета по национальной безопасности в период с 2007 по 2009 годы, отвечая за европейские дела. «Но это нездоровая динамика. Это и неудача оппозиции, и неудача правительства. То, что оппозиции не удалось стать жизнеспособной политической силой, подвергает риску ожидания Грузии в плане движения в сторону Запада, и политическая сила правительства является его же самой большой ответственностью, потому что Грузии нужна жизнеспособная оппозиция».



Собственные «Свободные демократы» Аласании, возможно, собираются это изменить. Он говорит, что они объединят силы с грузинским миллиардером Бидзиной Иванишвили. Но пока это партнерство свелось к жесткому началу.

11 октября Министерство юстиции Грузии лишило Иванишвили грузинского гражданства, что, судя по всему, стало реакцией на его объявление о том, что он собирается войти в грузинскую политику. Грузинский закон о гражданстве не разрешает иметь двойное гражданство, если второе – не российское, а у Иванишвили имеется французский паспорт.

Неделей спустя грузинские власти захватили бронемашину с 2 миллионам долларов и одним миллионом евро наличными, принадлежащими Иванишвили, под предлогом потенциального нарушения избирательного законодательства.

Читайте еще: Иванишвили  - грузинский патриот или кремлевский агент?

«Я озабочен тем, что грузинское руководство слишком бурно реагирует на Иванишвили, - говорит Уилсон. - Из-за этого они привлекут больше внимания к своим действиям, чем к действиям Иванишвили». Уилсон, однако, также говорит, что Иванишвили нужно «очень внимательно изучить и тщательно проверить».

Грузинские власти, у которых были взяты интервью для этой статьи, заявили, что у них есть подозрения, так как миллиардер, который сделал себе состояние в России, вступает в политику в то время, как Россия с 2008 года, по их мнению, пытается свергнуть правительство Саакашвили. Грузинский миллиардер в какой-то момент владел примерно 2% всех акций российского энергетического концерна «Газпром». «Нельзя владеть таким количеством акций Газпрома, не будучи при этом близким к Путину», - заявил один высокопоставленный представитель грузинских властей.

Еще по теме: Грузинская политическая встряска


Иванишвили также заявил, что он не будет столь усиленно выступать за то, чтобы российские войска покинули территории Абхазии и Южной Осетии, которые они стали контролировать после российско-грузинской войны 2008 года. «Когда я приду к власти, я не собираюсь каждый день призывать США и Европейский Союз выгнать Россию из оккупированных районов, и тем самым давать иллюзию моему народу, что проблема решается», - заявил он в прошлом месяце грузинской газете «Резонансы» (Rezonansi).

Когда его спросили про эту цитату, Аласания сказал, что он разговаривал с Иванишвили об этом, когда выходила статья. «Я говорил с ним об этом, и он считает, что нам нужно больше работать внутри Грузии над тем, чтобы справиться с угрозами, исходящими от России. Это говорит о том, что мы собираемся работать с Западом над оказанием давления на страну», - сказал он.

Собственная точка зрения Аласании заключается в том, что Россия остается угрозой для Грузии, и для сторонников Саакашвили несправедливо говорить, что его партия и их сторонник-миллиардер являются фиктивной кандидатурой Москвы. «Я был офицером контрразведки, - заявил Аласания The Daily Beast. - Я знаю, что Россия – враг, нет никаких сомнений в активной работе их разведслужб».

Но Аласания также сказал, что реакция на разведдеятельность России внутри Грузии тоже является угрозой грузинской демократии. «Эту шпиономанию используют для ограничения политических прав народа», - сказал он.

В этом отношении, по словам Аласании, его собственные действия и связи отслеживаются безотчетными подразделениями МВД. «Они действуют как политическая полиция; именно они следят за нами, наблюдают; мои сообщения электронной почты проверяются, мой телефон прослушивается, когда я встречаюсь с кем-то в Тбилиси или провожу мероприятия в рамках кампании, они снимают на видео мои встречи с людьми», - сказал он.

Когда мы задали вопрос об этих обвинениях, грузинской советник по национальной безопасности Гига Бокерия сказал, что год назад он установил для Аласании горячую линию связи с одним из своих заместителей, чтобы его ведомству незамедлительно сообщали о таких актах запугивания.

«Я предложил ему год назад, чтобы он звонил моему заму в рамках своего рода неофициальной горячей линии связи, если возникнет какая-то озабоченность в отношении запугивания, свободы собраний или любого рода проблем, связанных с предвыборной кампанией этой партии, - сказал Бокерия. - Его заместители звонили три раза по вопросам, которые я не считаю маловажными, но и эти инциденты далеки от картины систематического преследования, которую он пытается нарисовать».

Аласания в ответ заявил, что Бокерия не в том положении, чтобы иметь возможность проверять неумеренные действия со стороны Департамента защиты Конституции в МВД. «Да, у нас есть эта горячая линия, - сказал он, - но они порой оказываются не в том положении, чтобы что-то сделать с этим, потому что это работает Департамент защиты Конституции в МВД, а они неподконтрольны и непроверяемы».