Когда страна становится взрослой?

С этим вопросом сталкиваются все государства, отмечающие двадцатилетие независимости, которую они обрели с распадом Советского Союза. Мой короткий ответ таков: «В двадцать страна уже достаточно взрослая» - хотя в США нужен еще год, чтобы иметь право на покупку спиртного.

Можно сказать и по-другому: эти страны сегодня уже не на «этапе перехода». Элита построила, к худу ли, к добру ли, нечто прочное и долговечное, что, скорее всего, не рухнет, но и в демократию европейского образца не превратится.

О такой новой действительности красноречиво рассказывали многие ученые и негосударственные аналитики, участвовавшие недавно в конференции Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), посвященной двадцатилетию независимости трех стран Южного Кавказа: Армении, Азербайджана и Грузии.

Читайте еще: "Жандарм" Кавказа

Дебаты были интенсивные и проницательные – но довольно пессимистичные. Многие согласились с тем, что три этих государства были построены посреди насилия и экономического краха, чего нельзя было предположить в 1991 году, когда они обрели независимость. Эти страны предоставляют своим гражданам услуги, их воспринимают в качестве респектабельных членов мирового сообщества наций. Азербайджан, который в 1991 году не обладал практически ни внутренним, ни внешним суверенитетом, за эти годы в шесть раз увеличил свой ВВП благодаря нефтяным доходам, а в январе станет членом Совета Безопасности ООН.

Но этим странам по-прежнему  не хватает власти закона, настоящих выборов, конкурентной экономики, а также простора для диалога и споров. На самом деле, если хотите, эта тройка даже деградирует в данных вопросах.

Такой контраст я могу суммировать двумя словами: профессионализм и стагнация.

Профессионализм ярко проявился на конференции, где два десятка ясно мыслящих и четко излагающих свои мысли на английском аналитиков в течение двух дней выступали с докладами, доказывая, что местный потенциал дорос до того, чтобы анализировать проблемы региона. Это заметно и по компетентности людей, руководящих государственной службой в Армении, нефтяными и газовыми компаниями в Азербайджане, и министерством иностранных дел в Грузии.

Стагнация же проявилась в укреплении позиций правящих элит. Отстаивая собственную базу власти, они ничего не делают для лишенных политических и экономических прав и возможностей граждан в своих странах. Например, по оценке армянского экономиста Давида Григоряна, несобранные налоги, от которых прежде всего выигрывает экономическая элита, составили 6,5% ВВП по меркам 2006 года, или почти 500 миллионов долларов каждый год. Это огромная сумма для такой маленькой и бедной страны.

Еще по теме: Хватит кормить Кавказ, Москву, Кремль (нужное подчеркнуть)

Азербайджанский аналитик Лейла Алиева сказала, что в ее стране существует система, в которой «политическое покровительство это скрепляющий клей», а «коррупция это механизм компенсации за отсутствие легитимности». Грузинский правозащитник Георгий Гогия заявил, что его страна менее свободна, чем кажется. «Проводить различия между правами человека и государственным строительством это ошибочное раздвоение», - сказал он, отметив, что грузинское правительство при проведении реформ в рамках борьбы с коррупцией и преступностью срезало так много правовых углов, что принесло в жертву сам принцип господства права.

У этих стран есть привычка винить в своих проблемах геополитику. Заслуженный американский историк армянского происхождения Джерард Либаридян (Gerard Libaridian) сказал, что он читал одну и ту же лекцию о конфликтах в нескольких городах региона – в Стамбуле, Ереване, Баку, Тегеране и Тбилиси – и каждый раз сталкивался с довольно забавной в своей похожести реакцией: «Знаете, каждый из них думает, что регион у них плохой, но плохой он, потому что  плохие соседи!»

Еще по теме: Владимир Путин и Южный Кавказ

Сегодня уровень компетентности институтов новых государств лишает их возможности возлагать вину на соседей. Грузинская журналистка Маргарита Ахвледиани весьма мудро под новым углом изложила суть проблемы, повторив знаменитую фразу Джона Кеннеди в применении к кавказским конфликтам: «Спрашивайте не о том, что может сделать ваш оппонент, а что вы можете сделать для своего оппонента». Армянский юрист Давид Хачатурян сказал об этом еще более кратко и емко. Анализируя глубоко порочную судебную систему Армении, он заявил: «Больше никаких оправданий».

Если аргументы о переходном периоде больше неприменимы, и все три страны сегодня являются вполне взрослыми, то как должен относиться к ним Запад?

«Надо прекратить настаивать на косметических реформах», - заявил азербайджанский юрист Эркин Гадирли. По его словам, когда с западной помощью в Азербайджане, где напрочь отсутствуют права человека, укреплялись позиции института уполномоченного по этим правам, это только дискредитировало сам омбудсмен и навредило имиджу Запада.



Это говорит о том, что Западу необходимо проводить черту между поддержкой профессионализма и сохранением статус-кво. Есть все основания для содержательного сотрудничества по целому комплексу внешнеполитических вопросов и вопросов технического плана, включая инфраструктуру и образование. Но заявлениями о том, что эти страны идут по пути демократии и что постепенные реформы это «прогресс», можно в действительности ослабить демократические силы в обществе. Когда Запад помогает государственным институтам, которые являются инструментами контроля, например, телевизионным станциям или министерствам, он рискует дискредитировать себя в глазах потенциальных реформаторов.

Это относится к постсоветским государствам в разной степени. Так, на Южном Кавказе Азербайджан это наиболее авторитарная страна, которая ближе к России и к государствам Центральной Азии. Грузия хотя и не очень здоровая демократия, но она находится на более прогрессивном конце спектра. Здесь можно применить западные рычаги для обеспечения более свободных выборов и для совершенствования судебной системы.

По прошествии двадцати лет на Кавказе возник новый ландшафт. Постсоветские страны выросли и повзрослели, правда, необязательно так, как хотелось бы Западу. Пора начать более взрослую беседу о том, какие они есть, а не о том, какими мы хотим их видеть.

Томас де Ваал - старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.