26  декабря  абхазский  «парламент»  ратифицировал  соглашение  между   Россией и Абхазией  о  размещении  объединенной   военной   базы   на территории  Абхазии.

Министерство  иностранных  дел  России приветствовало факт принятия закона  о создании объединенной  военной  базы и отметило: «В России, где соглашение было ратифицировано ранее, приветствуют этот важный шаг абхазской стороны. Таким образом, соглашение, которое временно применялось с даты его подписания, вскоре вступит в силу. Оно обеспечивает прочную правовую основу для совместных усилий в деле защиты суверенитета и безопасности Республики Абхазия от внешних и террористических угроз, поддержания мира и стабильности в регионе в целом».

Читайте еще: Фарс с абхазской независимостью


Данное соглашение было ратифицировано Государственной Думой РФ 22 сентября 2011 года, Советом Федерации – 28 сентября 2011 года, президент России подписал закон о ратификации 5 октября 2011 года.

Отдельно было оформлено соглашение о статусе военно-санаторных объектов военных баз Российской Федерации  на территории Абхазии.

Состав военной базы  определяется российской стороной, при согласовании с абхазской стороной.

То, что ратификация  данного соглашения абхазским парламентом  является всего лишь формальной стороной российско-абхазских «межправительственных отношений», видно и из приведенной выше скупой хронологии. Для  реализации соглашений, подписанных с оккупированными  грузинскими территориями, где Россия является автором, исполнителем и главной заинтересованной стороной, ей необходимо лишь формальное согласие Абхазии и «Южной Осетии», которое и так  было гарантировано с самого начала.



Россия пренебрегает не только интересами Грузии и ее оккупированных регионов, но и международными правовыми нормами. Российские оккупационные войска на протяжении трех лет, без какой-либо международной законодательной базы,  находятся на территории Абхазии.

Поэтому, ратификация соглашения 26 декабря носила всего лишь технический характер, и марионеточное правительство Сухуми в данном случае ничего не решало.

Россия не спрашивала  у Абхазии, где и как строить  инфраструктуру размножившихся как грибы после дождя «военных городков», которые необходимы  для осуществления  ее имперских устремлений.

Читайте еще: Грузия не воспринимает абхазские выборы выборы всерьез

На территории Абхазии открылся  11-й по счету «военный городок». «Военные городки» расположены в нескольких селах Гальского района, в селе Окуми Ткварчельского района, а также неподалеку от Сухуми, в Новом Афоне. Планируется строительство еще нескольких подобных городков – об этом вещали абхазские СМИ в октябре 2011 года.

Россия не спрашивала у абхазского народа, хотят ли они иметь на своей территории удвоенное количество российских военных, когда  вызвало руководителей абхазского военного ведомства на закрытую встречу и объявило им о значительном увеличении контингента оккупационных войск под эгидой «миротворческих сил» для обеспечения безопасности олимпийских игр в Сочи.

Так что,  в документе, в котором говорится, что «состав военной базы определяется российской стороной, при согласовании с абхазской стороной», вторая часть фразы  является такой же пустой и ничего незначащей, как и высказанное вполголоса возмущение абхазов из-за политики, которую проводит их «политический гарант» -  российская  сторона.

Таким же ничего не значащим было в 2009 году возмущение  тогдашнего де-факто президента Сергея Багабша по поводу базирования российского военно-морского флота в Очамчирском порту. Более того, о какой согласованной  работе может идти речь, когда даже абхазские «парламентарии»  и «президент» узнают о существовании того или иного соглашения или договора посредством современного средства коммуникации – интернета. Такое случалось не раз, и так как и сейчас, и в отдаленной  перспективе, абхазы не могут оказать реального сопротивления  российскому самоуправству, они вынуждены смириться, сделать «заинтересованные лица» и продолжать играть в независимость.

А российский караван идет…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.