В то время как Евросоюз, США и целый ряд других государств активно проводят курс на блокирование Ирана, Армения разрабатывает с Тегераном совместные проекты, способные стать дополнительными коридорами во внешний мир.

23 января Евросоюз принял решение ввести с июля текущего года эмбарго на закупки иранской нефти, если Тегеран и впредь будет чинить препятствия осуществлению международного контроля за реализацией своей ядерной программы. США ужесточили санкции в отношении Ирана еще в конце декабря.

Казалось бы, Армения, получающая от США десятки миллионов долларов в виде финансовой помощи, должна была тут же подключиться к эмбарго Запада. Но Армения сама с начала 1990-х годов существует в условиях блокады со стороны двух из четырех своих соседей, а именно Турции и Азербайджана. Учитывая это обстоятельство, ереванские политики видят в Иране свой спасательный круг, свою «дорогу жизни».

Еще по теме: Асимметричная угроза Ирана


Центральным элементом армяно-иранского сотрудничества выступает проектируемый нефтепровод протяженностью 365 километров, который будет брать начало в Табризе и по которому будет ежедневно доставляться 1,5 миллиона литров бензина и дизельного топлива в город Ерасх на юго-западе Армении. Работы по строительству трубопровода общей стоимостью 160-180 миллионов долларов должны начаться в этом году и завершиться к 2014 году. Стороны договорились, что Иран покроет расходы на строительство участка нефтепровода, проходящего по иранской территории, а Ереван – по территории Армении.

Санкции США могут затронуть инвестиции в размере 20 с лишним миллионов долларов, «прямо и непосредственно направленные на укрепление возможностей Ирана по освоению своих нефтяных ресурсов», а также на взаимодействие с такими финансовыми институтами Ирана, как Центральный банк Исламской Республики Иран. Но по мере активизации администрацией Барака Обамы шагов по подключению остальных стран к эмбарго против Ирана, никто так официально и не пояснил, подпадает ли под санкции данный ирано-армянский нефтепровод.



Как заявляет на сегодня руководство Армении, международное эмбарго в отношении Ирана не остановит планов Еревана по введению в эксплуатацию данного нефтепровода, который, по словам энергетиков республики, позволит стране сэкономить до 30% расходов на энергоносители. «У Ирана всегда проблемы, но мы не оставим своей работы», – сказал EurasiaNet.org министр энергетики и природных ресурсов РА Армен Мовсисян. Проект «скоро» стартует, добавил он.

Еще по теме: Если Россия приструнит Армению, это будет полезно для внутренней стабилизации и для региона в целом


Армен Мовсисян не уточнил, обсуждало ли руководство республики с США вопрос об иранском нефтепроводе, а также будущее других совместных проектов с Ираном в связи с введенными санкциями. Посольство США в Ереване не ответило на вопросы EurasiaNet.org на момент публикации. В дипломатической депеше посольства США, обнародованной Wikileaks, якобы отмечалось, что Армении будет «крайне затруднительно» согласиться с санкциями США против Ирана, «учитывая энергетическое сотрудничество между двумя странами, имеющее важнейшей значение, а также геополитическую ситуацию Армении».

Смотрите по теме: Ядерные объекты Ирана

Представители внешнеполитического ведомства и минэкономики Армении отказались прокомментировать вопрос о перспективах совместных проектов республики с Ираном.

В Армении уже действует газопровод из Ирана протяженностью 140 километров мощностью 2,3 миллиарда кубометров в год. Ведутся работы и над проектами строительства ГЭС и железнодорожной магистрали, финансируемыми иранской стороной. В Лорийской области на севере республики введена в эксплуатацию ирано-армянская ветряная электростанция мощностью 2,64 мегаватт.

Как и в случае с газопроводом, ряд армянских аналитиков полагают, что Вашингтон закроет глаза на потенциальное строительство трубопровода Табриз-Ерасх. Энергетическое сотрудничество с Ираном преподносится Арменией как способ диверсификации поставок энергоносителей и снижение зависимости в этом вопросе от России, что является одним из ключевых приоритетов США в данном регионе. «Запад прекрасно осознает тот факт, что Армения, не по своей вине, заблокирована с двух сторон, и в случае войны [против Ирана] может оказаться припертой к стенке, поэтому к нам практикуется более снисходительный подход, и при данных обстоятельствах проекты могут быть продолжены», – полагает старший научный сотрудник Национальной Академии Наук Армении, иранист Гоар Искандарян.

А вот газопровод из Пакистана в Иран вызывает вопросы в связи с его потенциальным влиянием на оказание США помощи Исламабаду, отметил 3 января Госдеп США. Иранский же трубопровод в Армению не спровоцировал подобных дискуссий относительно оказываемой Соединенными Штатами Еревану помощи в размере 40 миллионов долларов, и причиной тому, скорее всего, стал российский фактор. Этот же фактор, похоже, играет свою роль и на остальной территории региона.

Как сообщила 23 января газета Wall Street Journal со ссылкой на некоего сотрудника Конгресса США, американские законодатели согласятся с тем, чтобы санкции не затрагивали проект «Шах-Дениз-2» по освоению газового месторождения под руководством компании ВР даже при том, что Иран является миноритарным акционером проекта. По словам источника, в Конгрессе наличествует «широкий консенсус» относительно того, что «наша политика санкций должна причинить Ирану максимум экономических неудобств, не позволяя при этом России сделать из Восточной Европы заложника в вопросе поставок энергоносителей», пишет издание.

Правда, после принятого ЕС решения о введении запрета на заключение новых нефтяных контрактов с Ираном и замораживании активов Центробанка Ирана появляются сомнения в возможностях Тегерана профинансировать свои проекты с Арменией. Как полагает бывший политолог, а ныне глава парламентской фракции оппозиционной партии «Наследие» Степан Сафарян, ужесточение международного эмбарго может заставить Иран форсировать свое сотрудничество с Арменией. «На сегодня приоритетом для Ирана является преодоление созданной вокруг него изоляции и, дабы добиться этого, Иран может на какое-то время забыть об экономических интересах и реализовать проекты по чисто политическим мотивам», – считает Степан Сафарян, именно этому интересу приписывающий визит президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада в Ереван 23 декабря.

Читайте также: Все "шелковые пути" ведут в Тегеран


Никакие «негативные обстоятельства или запреты … не смогут помешать развитию наших двусторонних отношений», отметил в ходе визита иранский лидер.

На взгляд эксперта по Ирану Гоара Искандаряна, если у Тегерана не хватит средств на реализацию своих проектов с Арменией, иранское руководство может обратиться к частным лицам с просьбой их профинансировать или же получить инвестиции у Китая и Индии – двух стран, выступающих против американских санкций и проявляющих растущий интерес к странам Закавказья.

Министр энергетики РА Мовсисян также считает, что международная озабоченность в отношении Ирана вряд ли помешает планам Армении по привлечению частных инвесторов к финансированию своего участия в строительстве нефтепровода в размере 100 миллионов долларов. «Собрать эти деньги будет нетрудно, – говорит он. – Данный проект имеет большой экономический потенциал, так что с привлечением инвесторов проблемы не будет».