Иметь дело с союзником просто. Так же просто иметь дело с противником. Самое трудное во внешней политике – иметь дело с непредсказуемым союзником, который способен и помочь, и повредить. Именно в последнюю категорию попадает президент Грузии Михаил Саакашвили.

Молодое, динамичное, учившееся на Западе правительство Саакашвили предоставило войска для операции союзников в Афганистане и провело ряд впечатляющих реформ. Его борьба с коррупцией в госструктурах, в частности в полиции и в университетах, может служить вдохновляющим примером для постсоветских соседей Грузии.

Читайте также: Саакашвили о "силах тьмы"

Однако при этом Саакашвили – эгоцентричный и ненадежный лидер. В 2008 году он избирательно интерпретировал позицию Америки. Вашингтон говорил ему, что США поддерживают Грузию, но ей следует воздержаться от конфронтации с Москвой из-за Абхазии и Южной Осетии – двух отколовшихся провинций, - однако он, тем не менее, вовлек Грузию в катастрофическую войну с русскими, которую невозможно было выиграть. Когда его западные союзники по вполне понятным причинам предпочли не вмешиваться и не помогать ему в этой войне, Саакашвили начал жаловаться на предательство.



После войны 2008 года грузинский президент долгое время считался «подпорченным товаром». В западных столицах его прекратили принимать на высоком уровне. Однако он приложил немало усилий, чтобы реабилитироваться – как у себя в стране, так и за рубежом. На этой неделе его примут в Овальном кабинете – во многом в знак благодарности за то, что Грузия проявила готовность к сотрудничеству в отношениях с Москвой и не стала применять свое право наложить вето на вступление России во Всемирную торговую организацию, в которую Россия давно стремилась.

Эта встреча в Белом доме даст президенту Обаме возможность апеллировать к лучшим сторонам личности Саакашвили и призвать его к ответственному поведению во время предстоящего Грузии вскоре политического переходного периода.

Грузию при Саакашвили можно описать как смесь нероссийского и антироссийского. «Нероссийское» - это реформы госструктур, новые законы о терпимости к религиозным меньшинствам и устойчивая традиция плюрализма. «Антироссийское» - это политические шаги, направленные резко против Владимира Путина и его правления, но в конечном итоге часто напоминающие именно о путинском стиле. Речь идет в частности о провокационной риторике в отношении России (например, в прошлом году Саакашвили назвал Грузию «цивилизацией», а Россию – «варварством») и о вызывающей тревогу концентрации власти в руках узкого круга людей.

Еще по теме: Миллиардер Иванишвили встает на дороге у Саакашвили


Современная Грузия это, как и Россия, – фактически однопартийное государство, в котором немногочисленные элиты контролируют исполнительную власть, парламент, власть на местах и три национальных телеканала. Суд в стране трудно назвать независимым. У грузинской кампании против коррупции и криминалитета также имеется своя темная сторона – большая и неподотчетная обществу полиция. В тюрьмах страны находится множество людей, которым не следовало бы там быть: в 2011 году Грузия занимала четвертое место по числу заключенных на душу населения.

До сих пор правящая элита не сталкивалась с серьезным противодействием и уверенно шла к победе на парламентских и президентских выборах, которые должны пройти в конце этого года и в следующем январе, соответственно. Однако в прошлом году ей неожиданно бросил вызов популярный грузинский миллиардер Бидзина Иванишвили, заявивший, что он намерен заняться оппозиционной политикой. Его демарш увлек многих грузин, которые устали от экономической политики действующей администрации и от ее господства на политической сцене.

Разумеется, фигура Иванишвили – эксцентричного бизнесмена, нажившего свое состояние в 1990-х годах в России и не имеющего политического опыта, – вызывает некоторые вопросы. Однако реакция правительства на его действия выглядела на редкость некрасиво: придравшись к юридической формальности, оно лишило Иванишвили грузинского паспорта, а в банке, принадлежащем бизнесмену, был грубо проведен обыск в связи с подозрениями в отмывании денег. Одновременно проправительственные СМИ начали неуклюже изображать Иванишвили российской марионеткой – что маловероятно, так как своими основными политическими союзниками он избрал некоторых из наиболее прозападных грузинских оппозиционеров.

Еще по теме: Саакашвили между Вашингтоном и Путиным


Итак, Саакашвили не смог пройти эту проверку на демократию. Вскоре ему предстоит еще одна – причем даже более важная. В 2004 году Саакашвили изменил конституцию Грузии, усилив собственные исполнительные полномочия. В прошлом году, в преддверии предстоящего в начале 2013 года окончания своего президентского срока, он опять исправил основной закон. Теперь, когда Саакашвили уйдет со своего поста, большая часть полномочий президента перейдет к премьер-министру, власть которого резко возрастет. И в Грузии, и за ее пределами принято считать, что Саакашвили намерен пойти по стопам Путина и занять пост премьер-министра.

Сам Саакашвили уклоняется от ответов на вопросы о том, действительно ли он намерен так поступить.

Грузинская элита – это модернизаторы, а не демократы. Иногда они заявляют, что не могут позволить себе больше демократии, так как это бы «застопорило реформы», дало бы власть оппозиционным политикам и заставило бы Грузию скатиться назад. Это соблазнительная логика – но ложная. Сдержки и противовесы, а также ограничения на сроки пребывания у власти существуют для того, чтобы элиты не считали свои интересы более значимыми, чем интересы своих сограждан.

Таким образом, это станет для Грузии еще одной большой проверкой. Если Саакашвили сможет, когда его срок закончится, достойно уйти со сцены и позволить Грузии перейти к более плюралистическому политическому устройству, его страна подаст хороший пример остальным странам постсоветского пространства, включая Россию. Если нет, Грузия будет для Вашингтона проблемным партнером.
 
Томас де Ваал – старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир.