В то время как во Франции армянский геноцид становится инструментом политической борьбы в рамках предвыборной кампании, Турция требует новых уступок и отказывается ратифицировать подписанные в 2009 году «протоколы» с Ереваном, которые были призваны нормализовать отношения между двумя государствами и открыть общую границу.

Чтобы посетить ереванский Музей геноцида, нужно отправиться на север столицы Армении и подняться на холм Цицернакаберд. Необходимые для подобного восхождения физические усилия напоминают о бедах тысяч армянских граждан Османской Империи, которые были вынуждены бежать в сирийскую пустыню, где погибали от голода, истощения или рук убийц. На вершине холма расположена 44-метровая стела, которая грозит своей остроконечной вершиной небу, словно требуя справедливости. В стороне от нее круговой памятник из дюжины базальтовых плит защищающих вечный огонь.

Читайте также: Балансирование Турции


В день годовщины геноцида армян, 24 апреля, тысячи людей поднимаются на Цицернакаберд, чтобы положить цветок перед памятником, а затем спускаются с другой стороны холма. В ясную погоду перед посетителями открывается великолепный вид на гору Арарат: кажется, как будто ее вечные снега зависли в небе. Армянам остается только смотреть на Арарат, их национальный символ: попасть к горе они не могут, так как она расположена по другую сторону турецкой границы. Эта линия длинной 300 километров, которая проходит всего в 40 километрах от Еревана, сегодня остается последней закрытой границей времен холодной войны.

На вершине Цицернакаберда нас встречает директор Музея геноцида Айк Демоян. «Этот музей рассказывает историю не только армянского, но и турецкого народа. Я надеялся, что с нормализацией отношений из Турции приедет множество посетителей». Мне хочется больше узнать об этом от человека, который на протяжении трех последних лет внимательно следил за ходом дипломатических переговоров по нормализации отношений Армении и Турции. Почему все усилия окончились провалом? «Международное сообщество и в частности США не оказало достаточного давления на Турцию для открытия границы, - отвечает он. - В настоящий момент процесс зашел в тупик».

Своими корнями нынешние проблемы в отношениях двух стран уходят во времена Первой Мировой войны, когда османское правительство провело массовую депортацию армянских граждан из городов и деревень, обескровив тем самым армянское население империи. Тем не менее, когда в начале 1990-х годов Армения получила независимость от потерпевшего крах Советского Союза, казалось, что у обеих сторон есть шанс покончить с враждой и наладить отношения. Ереван в тот момент стремился выйти из сферы влияния Москвы, и новое правительство пыталось установить контакты с Анкарой без предварительных условий.



Тем не менее, вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе стал серьезным препятствием на этом пути. Турецкое правительство поддержало Азербайджан в этой войне и потребовало от армянской стороны выполнить политические требования противника. В момент провозглашения независимости Армении Анкара отказалась от установления дипломатических отношений, а в 1993 году присоединилась к Баку в экономической блокаде оказавшейся в изоляции Армении с тем, чтобы заставить ее прекратить поддержку армян Нагорного Карабаха в их борьбе за самоопределение.

Еще по теме: Армении не интересна Турция


Война 2008 года между Россией и Грузии изменила геополитический расклад. В тот момент Анкара посчитала, что ей следует исправить просчеты в политике на Кавказе. 8 сентября 2008 года президент Турции Абдулла Гюль отправился в Армению по случаю матча отборочной группы Чемпионата мира по футболу. Далее армянские и турецкие дипломаты провели целый ряд встреч для обсуждения мер, которые было необходимо принять для нормализации отношений и открытия общей границы.

На самом деле тайные переговоры стартовали еще в 2007 году при посредничестве Федерального департамента иностранных дел Швейцарии: в Берне к тому моменту уже состоялось определенное число двусторонних встреч. В результате всех этих дипломатических контактов 10 октября 2009 года в Цюрихе прошло подписание двух «протоколов»: первый был посвящен установлению дипломатических отношений, а второй - открытию границ. На церемонии, которую организовала глава швейцарского МИДа Мишлен Кальми-Рей (Micheline Calmy-Rey), присутствовали видные деятели международной политической сцены, в том числе госсекретарь США Хиллари Клинтон и министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Ученый из Еревана Татул Хакобян, который сейчас заканчивает работу над книгой о турецко-армянских отношениях, отмечает следующее: «Ирония ситуации в том, что во время холодной войны эта граница не была такой герметичной, как сегодня. Между Карсом и Лининаканом [современный Гюмри] регулярно ходили поезда». Есть у него и свой взгляд на причины провала инициативы: «Ожидания и тех и других основывались на неверных расчетах. В Америке полагали возможным изменить статус-кво в турецко-армянских отношениях, оставив его без изменения в Нагорном Карабахе. Турция в свою очередь ошибочно считала, что диалог с Арменией приведет к уступкам по Нагорному Карабаху. А международное сообщество не обратило внимания на детали».

Все стало очевидно на церемонии подписания протоколов. Провал переговорного процесса казался неизбежным, так как Турция готовила официальное заявление, в котором судьба протоколов ставилась в зависимость от переговоров на Нагорному Карабаху. Тем не менее, никакого заявления так и не прозвучало.

Еще по теме: Газовое сотрудничество между Турцией и Азербайджаном

Непредвиденные последствия

В начале процесса лидеры Турции и Армении пошли на риск ради мира. В тот момент президент Армении Серж Саргсян, который испытывал на себе сильнейшее давление со стороны оспаривавшей легитимность его избрания оппозиции, еще сильнее расшатал свое положение началом диалога с Турцией: Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн», крайне популярная среди диаспор партия, была крайне недовольна случившимся и даже пригрозила выйти из правительственной коалиции. Кроме того, подписание протоколов привело к расколу между Ереваном и армянскими сообществами за границей. Президент Армении пережил немало неприятных минут во время во время турне по армянским диаспорам, которое состоялось незадолго до подписания протоколов Цюрихе: гнев манифестантов в Париже, Лос-Анджелесе и Бейруте не в последнюю очередь был вызван тем, что рассмотрение исторических вопросов (а, значит, и геноцида) по договору передавалось одной из подкомиссий.

Задача политики турецкой дипломатии на сближение с Арменией в свою очередь заключалась в снижении напряженности на Кавказе и в первую очередь в Нагорном Карабахе. Анкара полагала, что улучшение отношений с Ереваном облегчит переговорный процесс между Арменией и Азербайджаном. Вместо этого она столкнулась с яростной реакцией Баку, который расценил сближение с Ереваном как предательство. Азербайджан пригрозил заморозить отношения с Турцией и аннулировать подписанные ранее нефтегазовые соглашения. Как следствие, турецкому правительству пришлось надавить на Армению и потребовать от нее «подвижек» по вопросу Нагорного Карабаха. В противном случае ратификация протоколов в турецком парламенте становилась невозможной. Анкара не ограничилась требованием не предусмотренных в протоколах дополнительных уступок, а по сути вернулась к прежнему статус-кво: турецко-армянские отношения не могут улучшиться, пока Армения не уступит требованиям Азербайджана по вопросу Нагорного Карабаха.

Другими словами, Армения и Турция вступили в переговоры, не оценив предварительно все возможные риски и последствия. Самым тяжелым моментом стало разочарование. «Провал турецко-армянских переговоров приведет к ужесточению армянской позиции по вопросу нагорного Карабаха», - считает директор ереванского информагентства Media Max Ара Тадевосян. К тому же, то, что началось с личных инициатив и доверия, завершается в атмосфере обоюдной подозрительности. Армянское правительство разочаровано своими турецкими коллегами: подписав протоколы, оно и так уже заплатило немалую политическую цену, а тут с него требуют еще и дополнительных уступок по Нагорному Карабаху. Подобное разочарование обострит позицию Еревана по отношению к Анкаре, причем всего за три года до столетней годовщины геноцида армян в 2015 году.