Посол Азербайджана в Италии рассказывает об отношениях с Турцией, Ираном и Россией и о перспективе рождения треугольника Баку-Анкара-Тегеран. Ничего нового в ситуации с Нагорным Карабахом. Отношения с Арменией остаются напряженными.

LIMES: Господин посол, как сейчас относится Азербайджан к внешней политике Турции в регионе, которую некоторые определяют как «неооттоманскую»?
Садыгов:
Азербайджан и Турция очень близки между собой. Они связаны историческими, культурными, психологическими, политическими и экономическими отношениями, которые уходят своими корнями вглубь веков. Как известно, во время советского периода советским гражданам было очень трудно установить контакты с другими странами. В частности, Азербайджану было трудно наладить контакты с Турцией и Ираном. Вследствие некоторых исторических процессов многие азербайджанцы живут в Иране и Турции. В прошлом даже целые семьи были разъединены. Например, один брат жил в деревне на берегу реки, а другой на возвышенности, но это была уже другая страна, Турция или Иран.  Чтобы увидеться, надо было лететь в Баку, оттуда в Москву, а потом в Тегеран или Анкару. Только так можно было достичь соседней деревни. Такова была реальность периода холодной войны. Слава Богу, теперь это отошло в историю. Ситуация изменилась, и в Азербайджане мы смогли обрести самих себя, установив контакты с внешним миром, с Ираном и, в особенности, с Турцией. Эффект был не только политический, но в особенности чисто человеческий, потому что семьи, которых разделила история, смогли, наконец, объединиться и навестить могилы своих близких.

Что касается настоящей политической ситуации,  то, конечно, Турция - центральный игрок в регионе, ей принадлежала важная роль, начиная с конца  второй мировой войны. Она является одной из основательниц НАТО и всегда была бастионом западного влияния в регионе во время холодной войны. Анкара внесла большой вклад в общую оборону НАТО против советской угрозы. Конечно, сегодня роль Турции изменилась, но не уменьшилась. Сейчас Турция больше не занимает линию обороны, но продвигает идеи и политические, экономические и культурные интересы в той части глобуса, которая была закрыта остальному миру в течение семидесяти лет и называлась Советский Союз. Естественно, сегодня можно возобновить отношения с тюркскими республиками Советского Союза, в первую очередь с Азербайджаном ввиду географической близости наших стран.

Турция всегда была мостом между двумя цивилизациями. В ходе истории был период, когда она была империей, поэтому она стремилась к глобальному расширению. Сегодня ее мощь сократилась, но остается динамичность ее внешней политики. Я бы не сказал по примеру некоторых газет, что она проводит «неооттоманскую» политику. Мы живем в современном мире. Достаточно нажатия кнопки компьютера, и ты можешь сделать гораздо больше, чем триста лет тому назад. Учитывая ее экономический потенциал, я не думаю, что Турция нуждается в какой-то колониалистской «неооттоманской» модели, в чем ее часто обвиняют.

В Турции живет 70 миллионов человек, это большая страна. Ее экономика очень динамична и быстро развивается, поэтому Анкара находится в постоянном поиске рынков сбыта для своих товаров, произведенных на экспорт. Но это нормально, так делают все: Соединенные Штаты, Япония и европейские страны. Турция — великая страна, и поэтому у нее есть свои приоритеты и свои национальные интересы. Это тоже нормально. Мы не должны испытывать страх, когда «некоторая страна х» начинает защищать и продвигать свои национальные интересы. Проблемы начинаются, когда в этом стремлении не соблюдаются международные законы и правила здоровой конкуренции.

Наилучший способ достижения национальных интересов заключается в использовании сотрудничества, для этого у нас есть механизмы в виде международных законов, Организации Объединенных Наций, других международных организаций, где люди объединяются и договариваются об общих правилах игры. Не нужно возвращаться в джунгли или в   средневековье. Турция — очень важный друг Азербайджана.

- Какова позиция Азербайджана по отношению к Ирану, в котором живут не только персы. По крайней мере, там очень смешанное население, среди них много азербайджанцев. Целая часть территории (регион Тебриз) называется «историческим Азербайджаном». Расскажите об отношении к другому важному игроку в регионе, то есть к России и к ее политике на Кавказе после войны в Грузии в 2008 году.
- Вы правы, Азербайджан граничит с обеими странами, о которых вы упомянули, на севере с Россией и на юге с Ираном. С вашего разрешения начну с первой страны, о которой вы упомянули, то есть с Ирана. Иран - это большая страна. У нас с ней есть много общего с исторической, культурной и религиозной точек зрения. В ходе долгой истории наших отношений было много столкновений и драматических моментов. Роль, которую сыграл Азербайджан в развитии Ирана, нельзя недооценивать. Вот почему, когда в 1991 году распался Советский Союз, обе страны открыли новую фазу в своих отношениях. На сегодняшний день между Ираном и Азербайджаном существует целая сеть политических, экономических, гуманитарных и культурных отношений, которым мы придаем очень большое значение, прежде всего, потому, что Иран — великая страна и наш ближайший сосед. Кроме того, важным фактором является и то, что в Иране живут десятки миллионов азербайджанцев в Тебризе, Хое, Тегеране и других местах. Эта часть иранского населения прекрасно интегрирована, мы рассматриваем ее как еще один якорь в стабильности отношений между Ираном и Азербайджаном.

Естественно, что у двух стран есть собственные точки зрения на некоторые международные вопросы. Однако, что действительно имеет значение, так это то, что мы имеем возможность прямо высказаться по этим вопросам, так как исходим из предпосылки, что между друзьями и братьями не должно быть скрытых зон. Наши лидеры регулярно обмениваются официальными визитами. Президент Ирана Ахмадинежад много раз был в Азербайджане, и наш президент Ильхам Алиев — частый гость в Иране. Бывшие лидеры Ирана и Азербайджана тоже часто обменивались визитами; министры иностранных дел знают друг друга и регулярно встречаются. Кроме того, у нас тесные экономические связи, а торговый оборот между двумя странами непрерывно растет. Многие иранские компании торгуют с Азербайджаном и наоборот. На улицах Баку можно увидеть много иранских туристов, которые заходят в книжные магазины и кинозалы, а это показатель хороших отношений между двумя странами.

То же самое можно сказать и о России. Нужно учитывать, что Азербайджан входил в состав Советского Союза в течение семидесяти лет, а до этого был частью Российской империи. В наших отношениях были разные моменты. В 1917 году, когда царская империя распалась,  Азербайджан стал демократической республикой, первым государством такого типа на всем мусульманском востоке. К сожалению, это длилось только 23 месяца, но за этот период были созданы многие институты, которые действуют и по сей день: сегодняшние символы  Азербайджана, флаг и национальный гимн именно те, которые действовали в период с 1917 по 1920 год.

Как и в случае с Ираном, важный фактор наших отношений с Москвой состоит в том, что полтора миллиона  азербайджанцев живет в России. Многие азербайджанцы имеют российское гражданство. На высшем уровне многие точки зрения на международные события у нас совпадают. Другим важным фактором является то, что Россия вместе с Францией и Соединенными Штатами является посредницей в процессе разрешения вооруженного конфликта между Арменией и Азербайджаном. Речь идет о так называемой Минской группе, в которой Москва является сопредседателем. К сожалению, эта группа работает с 1994 года, но не достигла видимых результатов. В недавний период Россия доказала, что она хочет продвинуть многие меры к достижению разрешения азербайджано-армянского конфликта в рамках этой структуры. Российские президенты организовали более десяти встреч между своими  азербайджанскими и армянскими коллегами. Сейчас идет подготовка к еще одной встрече. Посмотрим, как будут развиваться события.

- Вы упомянули о Минской группе и о проблеме Нагорного Карабаха. Думаете ли вы, что если Турция будет проводить более открытую политику по отношению к Армении в желании разрешить так называемый вопрос об «армянском геноциде», то это окажет  благоприятное воздействие на сближение между Арменией и Азербайджаном, несмотря на то, что конфликт в Нагорном Карабахе еще не разрешен?

- Вы затронули очень важную тему. Чтобы ответить на вопрос, начну с сегодняшней ситуации, представив факты, как они есть. Армянская армия оккупировала 20% территории Азербайджана. Вследствие этой агрессии в Армении произошли этнические чистки: 250 тысяч азербайджанцев, которые жили там веками, были насильственно депортированы. Таким образом, сегодня Армению можно считать этнически однородной страной. Несмотря на это сегодня в Баку проживает 30 тысяч армян и многочисленные смешанные семьи.

Второй элемент касается депортации азербайджанского сообщества, которое проживало в провинции Нагорный Карабах, ставшего жертвой агрессии: речь идет о 70 тысячах человек, которые на данный момент превратились во внутренних насильственно перемещенных лиц. Третий элемент затрагивает азербайджанское население семи районов вокруг Нагорного Карабаха, также оккупированных. Они тоже стали жертвами агрессии и депортации: всего около 700 тысяч человек. Итак, в целом мы имеем 250 тысяч человек, депортированных из Армении, 70 тысяч в Нагорном Карабахе и 700 тысяч в районах, расположенных вокруг Нагорного Карабаха. Всего около миллиона человек среди беженцев и внутренних насильственно перемещенных лиц.

Такая ситуация остается неизменной с 1994 года, то есть с того момента, когда была создана Минская группа в ее нынешней форме. Это одно из вопиющих нарушений прав человека, по этому вопросу существует четыре резолюции Совета Безопасности ООН. Есть резолюции Совета Европы, Европейского парламента, Исламской конференции и так далее, но все еще ничего реально не изменилось. Беженцы все еще находятся в лагерях для беженцев, а наша территория все еще оккупирована. К этому надо добавить очень важный факт, заключающийся в том, что конфликт никогда не носил религиозной или этнической окраски. Очень важно, чтобы все об этом знали, так как наши армянские противники пытаются представить в Европе, и в частности, в Италии это столкновение как конфликт между маленькой христианской Арменией и большими мусульманскими государствами Азербайджаном и Турцией. Ничего подобного. Среди жертв, убитых армянами в Азербайджане, были не только азербайджанцы-мусульмане, но и евреи, и православные русские. Следовательно, никогда не было никакой религиозной составляющей. Такой аспект был использован, чтобы добиться поддержки христианской Европы маленькой христианской Армении, на которую напала брутальная исламская нация. Это просто смехотворно... Это и не этнический конфликт: азербайджанцы не испытывают ненависти к армянам, а армяне не ненавидят азербайджанцев. Наши армянские противники стараются именно так представить конфликт, но в действительности, и наша позиция по этому вопросу очень четкая, речь идет о классическом конфликте, основанном на территориальных претензиях одного государства к другому. Очень просто.

Что касается Турции, Анкара была одной из основательниц Минской группы, она до сих пор в нее входит, поскольку речь идет о пограничном с ней регионе. В 1993 году в ответ на армянскую агрессию в Азербайджане Турция закрыла границу с Арменией, она не открыта до сих пор. Однако в Европе многие забывают, что в 1991 году Турция одна из первых признала независимость Армении. Армяне искажают действительность, когда говорят, что Турция закрыла свои границы и не хочет иметь дипломатических отношений с Ереваном. Ничего подобного. Турция признала независимость Армении, и когда в 1991 году Советский Союз распался, она открыла свою границу , закрыв ее только  в марте 1993 года в ответ на оккупацию азербайджанских районов Арменией. Следовательно, говорить о том, что границы были закрыты с первого момента — это значит искажать действительность. Конечно, Турция пытается нормализовать отношения с Ереваном, которые по причине так называемого «армянского геноцида» имели мучительную историю. Эту тему армяне стараются продвигать как в Италии, так и во Франции, а также  во всей Европе и в Соединенных Штатах. Турция проводит свою внешнюю политику, а что касается взаимоотношений, то нормализация турецко-армянских отношений тесно связана с вопросом Нагорного Карабаха, а поскольку ничего не изменилось в этом регионе, то нет и никаких причин для открытия границ. Некоторые утверждают, что открытие границы облегчило бы  решение конфликта, но у нас есть на этот счет большие сомнения. Как известно, протоколы были сданы в архив по причине радикальной политики Армении в отношении Турции, и именно поэтому мы не верим, что открытие границ могло бы облегчить разрешение конфликта. Наоборот, мы считаем, что такое открытие заставит государство-агрессора почувствовать себя еще большим победителем, и оно никогда не откажется от оккупации.

- Учитывая недавние энергетические договоренности между Турцией и Азербайджаном, вы верите, что не в столь отдаленном будущем может быть создано что-то вроде экономического сообщества, не ограничивающегося только  Турцией и Азербайджаном, но включающего также и Иран по модели сообщества между Анкарой, Сирией и Ираком, созданного два года тому назад?

- Прекрасный вопрос. Общая территория, где расположены Турция, Южный Кавказ и Иран, представляет собой очень важный экономический и транспортный район. По причине фактического состоянии войны с Арменией мы не имеем с ней никаких экономических и транспортных отношений. Тем не менее, с Турцией и Грузией у нас очень активные связи во многих областях: энергия, газопроводы, нефтепроводы, автострады, железные дороги т так далее. Грузия и Турция — важные экономические партнеры Азербайджана, то же самое можно сказать и об Иране. С тех пор как в мире ключевым словом стало слово глобализация, проекты экономического регионального сотрудничества становятся все более важными. Поэтому мы считаем, что крайне необходимо говорить об экономическом сотрудничестве  между Турцией, Азербайджаном и Ираном.

Я вам больше скажу. Мы установили трехсторонние регулярные встречи на уровне министров иностранных дел. Уже прошли две таких встречи, и мы планируем третью, которая состоится в Азербайджане между министрами иностранных дел Турции, Азербайджана и Ирана. Наши страны объединяет много совместных проектов, и я считаю, что развивается региональное сотрудничество. Я считаю самым важным, чтобы при соблюдении своих национальных интересов страны не нарушали интересы своих партнеров. Следовательно, на мой взгляд, экономическое двустороннее и трехстороннее сотрудничество  между Турцией, Азербайджаном и Ираном предоставляет хорошие возможности на будущее.