Жители называют свою страну «частично независимым государством». Однако для большей части мира это «сепаратисткая республика», которая является частью Грузии. Абхазия – это один из двух регионов Кавказа, провозгласивших независимость после войны в Осетии 2008 года, когда российские танки близко подошли к Тбилиси.

Хотя республика небольшая и малонаселенная (240 тысяч жителей, говорят абхазцы), это государство-регион борется за независимость со времен распада СССР. Согласно Британской энциклопедии и организациям International Crisis Group и Программа развития ООН (ПРООН), общая численность населения составляет всего 180 тысяч, максимум 220 тысяч.

Абхазцы имеют древние традиции, сохраняемые несмотря на вековые преследования, в Турции до сих пор есть их диаспора, насчитывающая от 150 до 500 человек. На родине их осталось 122 тысячи. Кроме того, в республике проживает 40 тысяч армян, 22 тысячи русских и 46 тысяч мингрелов, то есть грузин, которые жалуются на тяжелую дискриминацию со стороны властей. Независимость Абхазии признана только Россией, Никарагуа, Венесуэлой, Науру, Тувалу и Вануату, но ее жителей это не обескураживает.

По мнению Вячеслава Чирикбы, абхазского министра иностранных дел, многие европейские страны близки к тому, чтобы изменить мнение: кажется, Сан Марино  будет одной из первых стран, которая совершит великий шаг. Между тем, министр старается завязать торговые отношения с Италией и старается убедить инвесторов посетить его страну.

Limes: Почему Италии следует иметь привилегированные отношения с Абхазией?

Чирикба:Потому что у нас много общего, начиная с истории. В средние века у нас уже шел важный обмен с Генуей и Венецией, а до этого мы все входили в Римскую империю. Сегодня Абхазия - идеальное место для инвестиций. Во время глобального кризиса мы даем возможность получать большие доходы, потому что нам нужно заложить основу инфраструктуры, которая станет опорой нашего государства.

- Следовательно, Абхазия привлекательна, потому что в ней ничего нет?

- Нет, есть многое. Абхазия всегда привлекала туристов на берега Черного моря. К нам приезжает около миллиона туристов в год, среди которых большинство составляют русские, но есть и украинцы, турки и греки. Кроме того, наша земля идеальна для сельского хозяйства: у нас субтропический климат, благодаря нашим виноградникам мы производим миллион бутылок вина, одного из лучших на Кавказе.

- Налоговый режим тоже будет привлекательным для предприятий?


- Конечно, он будет благоприятен. Тот, кто гарантирует инвестиции на сумму, превышающую 2 миллиона евро длительностью в три года, будет освобожден от налогов.

- Как ответила Италия на вашу протянутую руку?


- Наше предложение было прекрасно принято президентом иностранной комиссии Сената Ламберто Дини, который сказал, что будет нас поддерживать. Мы думаем, что Италия поймет, что ситуация в Абхазии аналогична ситуации в Косово: Абхазия всегда была нацией под иностранной оккупацией. У нас есть право на свободу.

- Но ваш паспорт признан только в шести странах. Сейчас Грузия предложила создать для абхазцев и осетин «нейтральные паспорта», но вы выступили против, почему?

- Потому что любая грузинская инициатива направлена на уничтожение Абхазии. В данном случае они хотят дать нам грузинский паспорт с надписью «нейтральный», но все-таки это будет грузинский документ. Он нужен Тбилиси, чтобы контролировать наши передвижения и не давать нам свободы перемещений. Мы хотим иметь свой паспорт, у нас есть на него право, как и у жителей Косово. Ведь Косово тоже «частично независимое» государство. Пять стран-членов Евросоюза не считают его государством. А тем не менее, косовары ездят со своими документами,  а не с сербскими.

- Если Европа помогла Косово, то она в состоянии помочь также и вам?


- Думаю, да.

- Но США относятся враждебно…


- Они поддерживают позицию грузин в случае с паспортами и всеми способами препятствуют странам, которые добиваются признания своей независимости. Президент Тувалу (одной из пяти стран, признавших Абхазию) показывал мне письмо, в котором содержались угрозы американцев, чтобы заставить эту страну отказаться от установления дипломатических отношений с нами.

-  Как идут переговоры в Женеве (мирные переговоры между Грузией и Россией под эгидой Европы и США)?


-  Плохо, они не движутся. ЕС слишком находится на стороне Грузии. Нужно создать новый формат для переговоров, отличный от нынешнего.

-  А в это время вы пытаетесь привлечь инвесторов. Нет ли опасности, что особый статус Абхазии создаст законодательный вакуум, особо привлекательный для нелегальных капиталов?


-  Нет, потому что нет никакого законодательного вакуума. У нас коррупция наказывается, как и другие преступления, а президент, избранный два года тому назад, начал кампанию чистки, которая привела к увольнению всех коррумпированных чиновников.

-  Вашим силам безопасности удается заставить уважать законы?


-  Ясно, что у наших сил безопасности есть свои трудности: они вынуждены работать в неблагоприятных условиях, потому что у нас нет денег, чтобы купить им оборудование и форму. Но все равно им удается гарантировать нормальную жизнь населению.

-  Международные организации озабочены условиями жизни грузинского меньшинства, живущего в Гали, в восточной Абхазии. Говорят, что вы не гарантируете им свободу передвижения, там царит бедность…

-  У жителей Гали нет проблем, наоборот. Они богаты благодаря производству орехов и опасны, потому что принимают у себя грузинских шпионов, которые за последние месяцы убили десять человек. Последним стал полицейский, казненный 8 мая. Грузины составили список лиц, подлежащих уничтожению, и иногда они кого-нибудь убивают.

- С другой стороны, вы позволяете российским войскам размещаться на вашей территории. Разве это не провокация по отношению к Грузии?

- Нет. В Абхазии 3500 российских солдат, что намного меньше по сравнению с числом военных НАТО в Косово. Присутствие российских солдат временное, и оно согласовано в равноправном договоре между Сухуми («столица» Абхазии) и Москвой. Российские солдаты гарантируют нашу безопасность против возможного нападения Грузии.

- Думаете ли вы, что есть возможность переговоров с грузинами?

- Мы открыты для диалога. Я уверен, что при другом президенте, не Саакашвили, и Грузия была бы другой, и у нас были бы все возможности прийти к согласию. Мы нуждаемся в более прагматичном собеседнике, как, например, Аласания (лидер оппозиционной партии «Наша Грузия») или олигарх Бидзина Иванишвили, только что вошедший в политику (лидер новой партии «Грузинская мечта, которая в первый раз будет участвовать в выборах в октябре 2012 года). Иванишвили - деловой человек и, может быть, достаточно прагматичный, чтобы понять, какое решение выгодно для всех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.