Газета Hraparak побеседовала с послом по особым поручениям президента Армении в 1992-95 гг., руководителем Службы национальной безопасности Армении в 1994-95 гг., ныне председателем центра политических исследований «Согласие» Давидом Шахназаряном.
 
- Недавно произошли события, которые вновь напомнили о реальной угрозе войны. По вашему мнению, произошедшее – это прелюдия к войне?
 
- 4-го июня две азербайджанские  диверсионные группы вторглись  на территорию Армении и напали  на пограничные опорные пункты в направлении приграничных сел Чинари и Бердаван. Находящиеся друг от друга на расстоянии более 60-ти километров наши села подверглись нападению одновременно: Азербайджан преследовал очень конкретные цели. Первое – Азербайджан дал ответ на начатый президентами США и Франции процесс в Минской группе ОБСЕ по активизации деятельности МГ ОБСЕ. Создалась такая ситуация, когда МГ ОБСЕ действовала в условиях искусственного дыхания. Одной из причин был провал инициатив бывшего президента России Дмитрия Медведева, направленных на урегулирование Карабахского конфликта. Другой причиной являются шаги, предпринятые бывшим президентом Франции Николя Саркози в связи с законопроектом о криминализации отрицания Геноцида, что стало хорошей причиной для Азербайджана и Турции выразить свое недоверие не только Франции, как сопредседателю в МГ ОБСЕ, но и по отношению ко всей МГ ОБСЕ.
 
Не секрет, что Азербайджан  весь свой дипломатический потенциал  использует для того, чтобы уменьшить  роль МГ ОБСЕ и переместить вопрос Карабахского урегулирования в другие международные инстанции. Занимательно, то, что Франсуа Олланд, после избрания на должность президента, приступил к урегулированию тех проблем в отношениях с Турцией, которые появились в результате вышеуказанных шагов Саркози. В ходе своего визита в регион госсекретарь США Хиллари Клинтон прежде всего заявила о том, что 18-го июня в Париже состоится встреча министров иностранных дел, затем сопредседатели представят новые подходы.
 
Таким образом, надежды Азербайджана на то, что ОБСЕ останется в пассивном режиме, усилиями США и Франции нейтрализовались. В день прибытия госсекретаря США Азербайджан с помощью диверсионных нападений выразил свое отношение к усилиям США восстановить деятельность МГ ОБСЕ. Кроме этого, Азербайджан своими нападениями публично показал, что в случае войны ОДКБ себя не так проявит, как этого ожидают власти Армении и общество. Организация Договора о коллективной безопасности, согласно своему уставу, должны была быстро отреагировать на этот инцидент, по меньшей мере создать комиссию, расследующую проблему, так как было совершено вооруженное нападение на территорию страны-члена ОДКБ. Мое впечатление такое: Азербайджан, кажется, заранее был уверен, какую позицию займет ОДКБ. Это должно нам послужить серьезным уроком в том плане, что в случае возможной войны мы должны надеяться только на себя.
 
- Вы хотите  сказать, что Армения должна  пересмотреть концепцию своей  безопасности, и военно-политический  союз с ОДКБ или Россией  не должна рассматривать как составляющее своей безопасности?
 
- Я говорил о ОДКБ, хотя  эта организация действует в  Армении под эгидой России. Очевидно  то, что наши отношения с Россией  должны продолжаться, но в этих  отношениях мы должны выступать  как партнеры, а не как вассалы.  Нельзя позволять, чтобы Россия с целью вовлечения Азербайджана в поле своего политического влияния использовала Армению как инструмент. В то время как мы сегодня стали очевидцами подобных проявлений. В то же время Армения должна активно развивать и расширять свои отношения с НАТО.
 
- Существует точка  зрения, что с помощью диверсионных  нападений Азербайджан хочет  показать, что не смирится со  статус-кво и будет стремиться  к его изменению. Вы видите  такую возможность?
 
- Да, не секрет то, что  Азербайджан уже длительное время борется за изменение статус-кво. Я считаю, что Армения должна принять во внимание то обстоятельство, что Азербайджан под изменением статус-кво подразумевает исключительно вопрос территорий. В то время как рассматриваться как изменение статус-кво могут многочисленные элементы: царящая сегодня на границе ситуация, блокада Армении со стороны Азербайджана и Турции, антиармянская политика Азербайджана, тот факт, что людям, носящим армянскую фамилию, въезд в страну воспрещен, независимо от того, гражданами какой страны они являются. Это грубейшее нарушение международного права.
 
Вопросом статус-кво также является наличие снайперов на линии соприкосновения. Если Азербайджан поднимает вопрос статус-кво, то надо иметь в виду, что в это входит в первую очередь вопрос политического статуса Нагорного Карабаха. Статус-кво, по видимости, уже нарушен, так как Карабахский конфликт при обстоятельстве учащений приграничных инцидентов из замороженного конфликта превратился в размороженный. В этом вопросе есть огромная работа не только для ОБСЕ, но и Евросоюза, который в настоящее время с Арменией и Азербайджаном обсуждает детали Договора об ассоциации. Если Евросоюз действительно заинтересован в стабильности и мире в регионе, то в эти договоры должны быть включены пункты, согласно которым стороны будут обязаны уважать приобретенные обязательства относительно режима прекращения огня. Честно говоря, я не вижу непредвзятого подхода со стороны стран-сопредседателей МГ ОБСЕ относительно нарушений режима прекращения огня. Есть четкие механизмы, с помощью которых они могут проследить, что происходит в регионе, все три страны-посредника в свою очередь могут четко следить за происходящим на линии соприкосновения с помощью спутниковых систем и в случае необходимости выступить с равноценной оценкой.
 
- Почему  они заинтересованы в нарушениях режима прекращения огня и что они от этого выиграют?
 
- По моему глубочайшему  убеждению, мы уже близко подошли  к той грани, чтобы считать  возможности мирного урегулирования  Карабахского конфликта исчерпанными. Проблема в том, что в результате  политики Роберта Кочаряна (второй президент Армении) и Вардана Осканяна (экс-глава МИД Армении) на сегодняшний день серьезно нарушен существующий между конфликтующими сторонами военно-политический баланс, нарушен в пользу Азербайджана: только поставленное Азербайджану Израилем оружие на 1,6 млрд долларов или купленные у России 24 ударных вертолета довольно, чтобы понять, как далеко зашел Азербайджан. В случае любого конфликта военно-политический баланс является необходимым фактором для оценки возможностей мирного урегулирования. Ясно, что насколько стабильным будет баланс между конфликтующими сторонами, настолько будет легче достичь урегулирования конфликта, а в случае, если он нарушен в пользу какой-либо из сторон, то, естественно, эта сторона попытается воспользоваться своим преимуществом. Я озабочен тем, что нарушенный баланс может более усугубиться нам во вред. Кроме того, Карабахский вопрос сегодня обсуждается в контексте таких проблем, как Иран, Сирия и регион в целом. И если прежде можно было утверждать о том, что какой-либо из геополитических центров не заинтересован в возобновлении войны, то на сегодняшний день нельзя уверенно сказать, что нет региональных сил, которые не заинтересованы в возобновлении войны.
 
- Вы уже говорили  о высказанных госсекретарем  США Клинтон новых предложениях. По-вашему, в чем именно они могут быть новыми и насколько они удовлетворят стороны?
 
- Я не думаю, что  в качественном смысле могут  быть новые предложения, более  того, что будет зарегистрирован  серьезный прогресс. Задача сегодня  состоит в том, чтобы активизировать Минскую группу ОБСЕ, дать нормальный ход делу. Кажется, Россия не так и заинтересована в том, чтобы был прогресс, и не думаю, что восстановление Минской группы ОБСЕ входит в планы России. Что касается визита Клинтон в регион, то это был очень важный визит, он приветствовался со стороны Армении и Грузии, и был не особенно желателен для властей Азербайджана.
 
- Армения оказалась  в роли ожидающего, когда азербайджанские  снайперы застрелят очередного  армянского солдата, чтобы дать  ответ, когда будет диверсия – чтобы дать ответ, когда Азербайджан посчитает, что возможность мирного урегулирования исчерпана и начнется война – чтобы мы себя защитили. Насколько нормальна подобная ситуация?
 
- В случае начала войны  Азербайджан пойдет на огромный  риск. Кроме нашего ответа, он должен учитывать возможную реакцию России. Есть у Азербайджана уверенность в том, что под предлогом войны Россия вновь не вторгнется в Грузию? Сегодня обострены отношения Азербайджана и Ирана, и трудно сказать, какой будет реакция Ирана в случае войны. Так же невозможно предугадать реакцию Запада и отношение к войне. И, конечно, какой спад переживет авторитет Азербайджана, как страна-импортер нефти и газа, плюс судьба всех нефтегазовых инфраструктур Азербайджана в случае развязывания войны им самим. Новая война существенно будет отличаться от предыдущей: на этот раз первостепенным будет не только военный компонент, но и информационный, дипломатический и прочие вопросы.
 
Позиция Азербайджана –  поддерживать напряжение, пока не будут  удовлетворены все его максималистские претензии. Хочу зафиксировать, что президент Азербайджана Ильхам Алиев сделал нечто, что долгие годы не удавалось сделать властям Армении: он доказал международному сообществу, что невозможно, чтобы Нагорный Карабах когда-либо оказался в подчинении Азербайджана.