Ованесу Геворгяну 38 лет, последние девять из них он прожил в Париже. Этот молодой улыбчивый дипломат, который прекрасно владеет французским языком и любит французскую культуру, представляет непризнанное государство Нагорный Карабах и пытается рассказать французскому руководству о своем народе и его борьбе. Мы беседуем с ним за столиком одного из кафе.

- Не могли бы вы в нескольких словах представить нам Нагорный Карабах?

- Нагорный Карабах – это государство на Южном Кавказе. По территории он чуть больше Косова (11 000 км²), а по населению в два раза превышает Андорру (150 000 жителей). В 1991 году его жители отделились от СССР, чтобы создать собственную независимую республику. Тем не менее, она до сих пор не признана на международной арене, хотя нам удалось сформировать более демократичные и эффективные государственные институты, чем в соседних странах. Сегодня Карабах живет за счет сельского хозяйства и добывающей промышленности. Кроме того, он пытается развивать культурный туризм благодаря древнему христианскому архитектурному наследию, однако на пути развития экономики существуют препятствия…

- Что вы имеете в виду?

- Как я уже говорил, моя страна до сих пор не признана в мире, и соседний Азербайджан мешает нормализации ситуации. Когда мы провозгласили нашу независимость в 1991 году, это вызвало жесткую реакцию и погромы со стороны Азербайджана: под его властью мы оказались в 1921 году по решению Сталина, который хотел создать искусственные границы, чтобы тем самым укрепить свою власть. В 1991 году убийства армян и карабахцев азербайджанскими властями положило начало деколонизационной войне, которую мы довели до победного конца в 1994 году. С тех пор переговоры зашли в тупик, и действующее соглашение о прекращении огня теряет устойчивость.

- Почему же?

- (Улыбается). Ну… как вы сами знаете, и это уже неоднократно подчеркивалось во время прошедшего в Баку конкурса «Евровидение», Азербайджан - это одно из худших государств в плане демократии и соблюдения прав человека. Кроме того, недавние отчеты указывают на расхищение правящей семьей колоссальных сумм нефтедолларов и ее практику подкупа европейских политиков. Экспансионистские и воинственные действия и риторика в адрес Нагорного Карабаха позволяют режиму Алиева отвлечь внимание азербайджанского населения от хищений и нарушений свобод. Если посмотреть на индекс развития человеческого потенциала или рейтинги «Репортеров без границ» и Tranparency International, Азербайджн предстает бедной и коррумпированной страной, несмотря на наполняющую карманы режима огромную нефтяную ренту. Известно ли вам, что фильм «Диктатор» Саши Барона Коэна (Sacha Baron Cohen) был запрещен в Азербайджане? Легко понять, почему… В конечном итоге, независимость нашей страны можно воспринимать как процесс эмансипации от диктаторской системы. Мы надеемся, что азербайджанские меньшинства, например, талыши, и сами азербайджанцы смогут однажды прийти к такому же демократическому процессу. Тем не менее, нефтяная и газовая манна, которая позволяет клану Алиевых удерживать власть, начинает иссякать, и у режима может возникнуть соблазн начать вооруженный конфликт, пока еще есть возможность.

- Способствует ли международное сообщество разрешению конфликта?

В теории да, но на практике все не так гладко: ОБСЕ сформировала так называемую Минскую группу (Франция, США, Россия), которой поручено помочь сторонам найти решение конфликта. Тем не менее, Азербайджан отказывается признавать нас или даже вести с нами диалог, потому что он стремится представить конфликт как территориальные противоречия между двумя признанными государствами, а не борьбу за освобождение угнетенного народа. В результате переговоры ведутся с соседней Арменией, что совершенно неприемлемо и неэффективно. Уже 18 лет эти переговоры не дают ничего, отчасти потому что мы сами в них не участвуем, отчасти потому что азербайджанские представители по возвращении в Баку отказываются от всего, на что они могли согласиться во время переговоров. Так, в июне 2011 года в Казани состоялась уже которая по счету встреча президентов России, Армении и Азербайджана. Хотя все ждали подтверждения достигнутых в Мадриде в 2007 году договоренностей, Ильхам Алиев сорвал подписание рамочного соглашения, выдвинув в последний момент новые требования.

Международное сообщество прекрасно понимает, что азербайджанские лидеры не стремятся к миру, но не пытается на это указывать. Объективность фактов подменяется беспристрастностью риторики. Так, например, обстоят дела с окопавшимися на линии фронта снайперами: нашим согражданам, например, фермерам приходится работать в страхе, так как десятки людей каждый год гибнут под пулями азербайджанских снайперов. Тем не менее, под предлогом беспристрастности иностранные державы осуждают просто «нарушения прекращения огня», не называя при этом агрессора.

- Но чего вы ждете от международного сообщества?

- Приоритета миру, безопасности и демократии. Народам, всем народам, нужны мир, безопасность и демократия. Это верно для Карабаха, Азербайджана, Сирии и Ливии. Нельзя осуждать Бен Али и поддерживать Бен Алиева (улыбается). Карабахцы хотят жить в мире, в безопасной стране, где их решения будут принимать во внимание, чего нельзя сказать об Азербайджане, государстве, которое не просто недемократично, а при этом выделяется дискриминационной этнической политикой.

Мы убеждены, что к международному сообществу будут испытывать больше доверия и прислушиваться, если оно не будет нарушать собственные принципы и откажется от двойных стандартов в заявлениях. Приведу пример. Мы создали правовое государство, которое опирается на президентские, парламентские и муниципальные выборы. При этом международное сообщество не только не признает эти инстанции, но и осуждает проведение выборов, чтобы угодить соседнему нефтеносному государству. В результате оно нарушает основополагающие принципы, принципы Устава Организации объединенных наций, а также идет против механизмов, которые само создало для решения кризиса. Дело в том, что при создании Минской группы в 1992 году хельсинский совет постановил, что в группу войдут 11 государств (Армения, Азербайджан, Россия, Турция, Чехословакия, Германия, Швеция, Белоруссия, Франция, Италия, США), а также «избранные или иные представители Нагорного Карабаха». Получается, что международное сообщество предпочитает представителей, которых избрали на жалком подобии выборов в Азербайджане? (смеется)

Последний пример: Европейская комиссия выделяет средства на восстановление и развитие Абхазии и Южной Осетии, которые представляют собой два сепаратистских региона Грузии, но не помогает Нагорному Карабаху. Разве можно поверить, что Еврокомиссия пытается выступить против поддерживающей эти государства России, но при этом боится пойти против Азербайджана? Я в это не верю и поддерживаю позицию Европейского совета оп международным отношениям, из которой следует, что нам давно пора положить конец необоснованной идее о том, что у нас нет никаких рычагов давления на Азербайджан.

- Каким вы видите будущее?

- Я верю в успех, потому что у нас теперь есть целое поколение молодых людей, которые выросли в государстве, где они являются полноправными гражданами, и потому что, несмотря на угрозы репрессий со стороны Азербайджана, в Карабахе появляется все больше международных чиновников. У нас возникают партнерские связи, которые создают основу для проектов социального и экономического развития. Кроме того, в самом Азербайджане молодежь не хочет умирать ради далекого Карабаха. Как только пропаганда режима Алиева сойдет на нет, и «Евровидение» сыграло в этом свою роль, я убежден, что мы найдем пути для диалога и примирения с азербайджанцами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.