Сбалансированность Левона Тер-Петросяна
 
Начиная с 1991 года первый президент Армении Левон Тер-Петросян избрал сбалансированную модель ведения внешней политики, в рамках которой партнерские отношения были установлены со всеми крупными игроками международной арены – США, РФ и европейскими лидерами.
 
Во время Карабахской войны Тер-Петросяну удалось уберечь нас от участи сербов, а Ереван – от подобных белградовским бомбежек. Правда, в годы войны Совет безопасности ООН принял три резолюции, осуждающие продвижение наших войск (во время освобождения Кельбаджара и Агдама), однако наша сбалансированная внешняя политика предоставила возможность избежать продиктованных шагов.
 
В послевоенный период Армения вступила в военно-политический союз с Россией, что укрепило систему безопасности РА. Это не помешало улучшению отношений с Западом.
 
С Грузией же и Ираном у нас были установлены добрососедские отношения. В период блокады особенно важным было обеспечение торгового оборота в иранском направлении, что было для нас своеобразной «дорогой жизни».
 
Что касается Грузии, то в связанных с армянонаселенным регионом Джавахка вопросах Тбилиси всегда считался с Ереваном. Тер-Петросяну удалось добиться того, чтобы связанные с Джавахком политические решения Тбилиси принимал, согласовывая с нами. Данный механизм в отношениях с Грузией сохранился и в период президентства Роберта Кочаряна.
 
И самое главное: наряду с констатацией спорных подходов Тер-Петросяна в вопросе урегулирования Карабахского конфликта, не можем не отметить и то, что победа в Арцахской войне была достигнута в период его президентства. Это факт, искажение которого попросту безнравственно.
 
Действительно, в дело становления победы огромный вклад был внесен политическим и военным руководством Карабаха, однако отрекаться от вышесказанного тоже, мягко говоря, нельзя.
 
Комплементаризм Роберта Кочаряна
 
При втором президенте РА Роберте Кочаряне было объявлено о комплементарном (взаимодополняющем) внешнеполитическом курсе. Суть данной политики заключалась в следующем: продолжать поддерживать сбалансированные отношения с Западом и Россией, а также делать все, чтобы интересы сильных мира сего в Армении не сталкивались, а согласовывались. Иначе говоря, целью комплементаризма было избавление Армении от перспективы превращения в полигон конкуренции главных игроков, чтобы мы не становились перед тяжелой дилеммой судьбоносного выбора.
 
Кстати, Армения в период президентства Кочаряна, провозглашенного «независимой» прессой пророссийским деятелем, наряду с поддержанием и развитием нормальных военно-политических отношений с Россией углубила также свои связи с НАТО, принимая участие в совместных с альянсом программах.
 
Именно при «пророссийском» Кочаряне Армения стала членом Совета Европы и углубила свои отношения с европейскими структурами. Второму президенту удалось привлечь в страну прямые западные инвестиции. В нашу экономику были влиты сотни миллионов долларов. А при провозглашенном прозападным деятелем Серже Саргсяне западные финансовые источники попросту иссякли.
 
Комплементаризм предоставлял возможность избегать также перспективы превращения в объект жесткой конкуренции мировых игроков. Иначе говоря, Армения никогда не оказывалась перед дилеммой «или-или» и воспринималась всеми в качестве стабильного и надежного партнера.
 
Например, Россия всегда хотела открыть в Армении гимназии и русскоязычные школы, однако администрацией «пророссийского» Кочаряна данный подход отклонялся. При «прозападном» же и спонсирующем антироссийскую истерию Саргсяне эти самые гимназии у нас начнут открываться. Это один из эпизодов, который, тем не менее, раскрывает все банкротство и всю невменяемость политики Сержа Саргсяна.
 
Главным достижением комплементаризма является то, что удалось сохранить сформировавшийся вокруг Карабаха статус-кво. Правда, период статус-кво так и не был использован для развития в стране демократических институтов и укрепления основ нашего государства, однако в данный период больший акцент делался на составляющие безопасности РА и увеличение объемов экономики, что, при всех имевшихся недостатках, Кочаряну удалось реализовать.
 
Зафиксированные Кочаряном в вопросе признания Геноцида армян достижения также были впечатляющими, что вынудило турок пойти на диалог с официальным Ереваном. То есть, Анкара была вынуждена стать инициатором, чтобы избежать, как характеризовали сами турки, «армянского цунами».
 
Преемнику Кочаряна оставалось только сохранить то положительное, которое было достигнуто, исправить недостатки и модернизировать по западным стандартам систему госуправления, однако Серж Саргсян решил пойти по иному пути.
 
«Инициативность» Сержа Саргсяна
 
Оказавшись в 2008 году в президентском дворце, Серж Саргсян решил стать инициативным, и начал играть в «футбол».
 
Руководствовавшемуся лозунгом «Я отличаюсь от Роберта Кочаряна и более прогрессивный, чем Левон Тер-Петросян» Саргсяну казалось, что если он будить говорить всем внешним силам свое «да», он будет восприниматься более позитивно, и международные няньки оставят его на своем посту. Лавры Михаила Горбачева не давали покоя поклоняющемуся деньгам и отличающемуся ложным благочестием Саргсяну. Во имя сохранения и продления своей власти он выставил на торги Армению и Карабах, в качестве товара начав предлагать кому попало наш суверенитет. И поскольку наибольшим влиянием в регионе обладала Россия, этот самый суверенитет именно ей и достался. Если ты продаешь свое государство, то покупатели всегда найдутся, к тому же те, кто сами диктуют цену.
 
Первым крупным провалом Саргсяна на внешнеполитическом поле было подписание в Майндорфе связанного с Карабахом документа, в котором не было зафиксировано присутствия официального Степанакерта. Этим подтвердилось, что мы имеем дело с человеком, готовым со всеми согласиться.
 
Следующая «инициативность» Саргсяна была по части Турции и Азербайджана. Апологет открытия армяно-турецкой границы и скорейшего урегулирования Карабахской проблемы так самозабвенно предался игре, что в итоге все кончилось подписанием 49-летнего соглашения о продлении срока дислокации российских военных баз, хотя в бурный период «футбольной» дипломатии заявлялось, что Серж Саргсян через Турцию выйдет на Запад и одновременно вышвырнет «российский сапог» с нашей земли. С чего вдруг они все-таки пришли к тому нелепому заключению, что интеграция с Западом возможна исключительно через Турцию и посредством разрыва отношений с Россией, известно лишь им одним.
 
Как известно, конец армяно-турецкого «медового месяца» был довольно печальным, а из заявленных целей не была достигнута ни одна. Более того, на армяно-турецкой границе был повешен еще больший замок, Армения ослабила свои позиции в Карабахском вопросе, а процесс международного признания Геноцида армян фактически прекратился. Армения ничего не выиграла, а Турция воспользовалась процессом и активно вовлеклась в урегулирование Карабахского вопроса, сыграв на грубой ошибке Саргсяна.
 
Очередное фиаско саргсяновской «инициативности» и «ярой прозападности» было зафиксировано на днях, когда на протяжении лет ведшие с ЕС переговоры вокруг Соглашения об ассоциации власти за одну ночь стали «свидетелями Путина», решив вступить в предложенный РФ Таможенный союз. Однако этим мы не только не восстановили испорченные с инициативы Саргсяна отношения с Россией, но и унизили нашу страну, руководителю которой доверяют настолько, что попросту решили грубо наказать. То есть, мы утратили партнерские отношения с Россией, одновременно отдалившись от Запада. Именно таков баланс «инициативности».
 
Следовательно, отстранение Сержа Саргсяна является вопросом национальной безопасности. Чем раньше, тем лучше. Саргсян провалился, Саргсян должен уйти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.