«Соперничество между Анатолием Карповым и Гари Каспаровым является одним из самых масштабных не только в истории шахмат, но и спорта в целом», считает Леонтхо Гарсия (Leontxo García), шахматный эксперт и энтузиаст этого вида спорта. Он в наибольшей степени способен проанализировать двух игроков, противостояние которых стало знаковым событием 80-х годов прошлого века.

27 мая Анатолию Карпову, который в настоящее время возглавляет кафедру экономики в Московском государственном университете (так в тексте, прим. ред.), исполнилось 60 лет. Это событие стало поводом для того, чтобы телепрограмма «Доклад Робинсона» (Informe Robinson) вновь обратился к шахматной партии, державшей в напряжении весь Советский Союз, а затем и весь земной шар. На кон были поставлены два видения будущего России и всего мира, и нужно было определить интеллектуальное превосходство одного из них.

Сами Карпов с Каспаровым напоминают шахматную партию. Во время телерепортажа, вместо обмена ходами они обмениваются фразами, воспоминаниями, историями. Именно они вдвоем воссоздают те годы, когда они боролись друг с другом.

Трудно представить себе более изнурительную схватку, чем та борьба, которую они вели на завершающем этапе холодной войны. Только в рамках мировых первенств они сыграли 144 партии. Они провели лицом к лицу около 500 часов.

Карпов считает, что та схватка «никогда больше не повторится». А Каспаров подтверждает его слова следующим образом: «Вероятно, это был какой-то особый момент в истории  шахмат, когда мы двое, двое игроков, были настолько впереди всех остальных».

Но эпоха сменилась. Карпов и Каспаров весьма любезно общаются друг с другом даже когда в своих воспоминаниях затрагивают те раны, которые, хотя уже и не болят, но, тем не менее, не зарубцевались. Это была противостояние двух поколений, двух стилей, двух идеологий, двух миров.

Как принято считать, сходство между Анатолием Карповым и Гари Каспаровым заканчивается на звучности их фамилий. В том, что касается стиля, Карпов был академическим игроком, который уходил в оборону и настойчиво ждал возможности нанести удар по сопернику, когда почувствует его просчет. Каспаров же, наоборот, был напористым шахматистом, никогда не соглашавшимся на ничью и переходившим в наступление на противника с самого первого хода.

«Карпов был классическим игроком. Каспарову нравится уничтожать противников», говорит Юрий Авербах, старейший из живущих гроссмейстеров, который выступал в качестве арбитра на их первых пяти партиях за звание мирового чемпиона. Однако это различие было не самым привлекательным из тех, что были между ними.

Чтобы понять манеру игры Карпова, родившемуся в уральском городе Златоуст, необходимо вспомнить о первом игроке, сумевшем отобрать у СССР мировую шахматную корону, которой он владел в течение десятилетий. Американец Бобби Фишер, одна из тех самых легендарных личностей, которые выходят за чисто спортивные рамки, обыгрывал любого советского игрока, пытавшегося ему противостоять, в том числе и чемпиона мира Бориса Спасского в 1972 году. Тот, кого выбрали, чтобы вернуть стране ее славу и восстановить запятнанную честь, должен был быть молодым шахматистом, уверенно обыгравшим своих соотечественников, из семьи трудящихся, образцовым советским человеком… Однако вместо этого Карпов приобрел репутацию меланхоличного игрока, который одерживает победу на чемпионате потому, что его противник не желает скрестить с ним шпаги. Фишер отказался с ним играть (в телерепортаже приводятся несколько версий, которые это объясняют), и Анатолий в 1975 году стал чемпионом мира, даже не передвинув ни одной пешки на шахматной доске.

Первая из его официальных игр на чемпионате мира была прервана при чрезвычайных обстоятельствах в 1984 году. Разразился скандал, репортажи о котором появились первых полосах американской прессы. Со стороны Карпова и Каспарова пошел все нарастающий вал взаимных обвинений, а сами шахматисты на долгое время стали непримиримыми врагами.

В «Докладе Робинсона» участники передачи вспоминают те схватки и связанные с ними истории, а также еще три встрече, сыгранные позже, включаю ту, что проходила в Севилье.

Особое внимание уделяется возможности реванша Карпова на памятном турнире в Линаресе 1994 года, биографическим данным, различиям в подготовке, политическим перспективам и даже жизненной позиции двух непримиримых личностей. А может, и не очень особое.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.