Ровно 40 лет назад, 11 июля 1972 года, глаза всего мира были обращены к исландской столице - Рейкьявику. Друг напротив друга сели представитель СССР Борис Спасский и американец Бобби Фишер, разыграв между собой шахматный матч на первенство мира.

Пропагандистское значение этого поединка было очевидным. В Рейкьявик съехались корреспонденты из разных стран. Спасский, который в 1968 году завоевал для СССР титул чемпиона мира, был для советской прессы живым доказательством превосходства коммунизма над социализмом. Но многие поляки тогда мечтали, чтобы американец утер Советскому союзу нос. В Рейкьявике быстро стало ясно, что Спасский играет не так хорошо, как раньше. В свою очередь Фишер вел себя довольно странно: он не появился на второй партии матча, и ему было засчитано за нее техническое поражение. Но уже в третьей он имел над россиянином решительный перевес и одержал убедительную победу.

После возвращения в СССР Спасский получил распоряжение критиковать условия проведения турнира, обвинять руководителей в том, что все было устроено в соответствии с пожеланиями американца, и жаловаться на присутствие телекамер. Сам шахматист принимал участие в этой комедии ровно настолько, насколько был обязан это делать, неофициально признаваясь, что Фишер был просто сильнее. Впрочем. СССР начал вскоре создавать новую звезду – Анатолия Карпова, а Спасский был постепенно отодвинут в тень.

В Польше тихо праздновали поражение Спасского, считая это событие своего рода щелчком по носу всемогущего советского правителя Леонида Брежнева, столь чуткого к символике побед. В народе тогда ходил анекдот про любителя шахмат из Москвы, который по какому-то мелкому поводу попал на Лубянку перед самым окончанием матча в Рейкьявике. Несчастный пытается узнать результат игры у охранника, но тот посылает его к черту, сокамерники тоже ничего знают. Наконец, в камеру приводят нового заключенного. Любитель шахмат нетерпеливо спрашивает его, кто же победил в Исландии. Пришедший тяжело вздыхает и угрюмо отвечает: «К сожалению, я проиграл».