На повестке дня саммита ЕС и Турции — снова беженцы. ЕС убежден, что план совместных действий не вполне эффективно работает. В этой связи утверждается, что Турция не может в достаточной степени препятствовать незаконной миграции в Европу, она продолжает отворять двери для прибывающих к ней мигрантов, и по соглашению о реадмиссии возникают некоторые проблемы.
   
Иными словами, ЕС обвиняет Турцию в том, что она не перестает пропускать беженцев, закрывает глаза на их передвижение в Европу и отказывается принимать тех, кого задерживают там и отправляют назад.

На самом деле, Турция так не действует. Но даже если и так, в чем же ее можно обвинять? 

ЕС отмечает, что каждый месяц в Европу прибывает примерно две тысячи нелегальных мигрантов, и хочет, чтобы Турция уменьшила эту цифру более чем на тысячу. Технически это значит, что Турция должна удвоить свои усилия, направленные на прекращение нелегальной миграции. Это можно сделать двумя путями: ограничить въезд и препятствовать выезду.

На бумаге эта формула кажется простой, но на деле все совсем не так. Силы безопасности Турции прилагают активные усилия к тому, чтобы остановить незаконную миграцию, при этом расходы с каждым днем растут. Поэтому первое препятствие здесь — финансовый вопрос.

Ожидание от Турции

Другой аспект проблемы, как следует из названия, связан с незаконной миграцией. Если мигранты могут перебираться в Европу незаконными путями, тогда меры должны приниматься с каждой из сторон. Хорошо отлажен должен быть, например, обмен разведданными. Сама же Турция технически не может решить эту проблему.   

ЕС ждет, что для преодоления такого рода препятствий незаконная миграция должна превратиться в «законную». Иными словами, союз требует, чтобы всем, кто въезжает на территорию Турции с «востока», Турция давала статус беженца, а не лица, ищущего убежище. Союз хочет, чтобы Турция, которая оговаривает регион применительно к Женевской конвенции о статусе беженцев 1951 года и предоставляет статус беженцев только лицам, прибывающим из стран — членов Совета Европы, отказалась от этой оговорки. 

Если Турция даст на это требование положительный ответ, то все, кого она примет в качестве беженцев, будут размещены в лагерях. Но уже не в таких, как действующие сегодня: каждый, кто будет сюда попадать, не сможет выбраться. Они будут также забыты, как более четырех миллионов палестинцев, которые на протяжении 68 лет брошены на произвол судьбы в 61 лагере для беженцев. Тем временем расходы на эти лагеря будут расти и обеспечиваться не столько за счет внешней, сколько за счет национальной поддержки.

Обещание ЕС

Допустим, Турция выполнит все эти требования и в рамках соглашения о реадмиссии не сможет сопротивляться принятию в страну всех, кто пытается перебраться из Туниса и Алжира в ЕС. Что ЕС сделает взамен?

Союз даст деньги на беженцев. Даст, но пока денег нет. Возможно, ЕС окажет материальную помощь. Отправит кухонные плиты, одеяла, кастрюли. Кроме того, некоторые выбранные в лагерях в Турции беженцы будут отправлены в Европу. Немногие из тех, кто «полезен для работы», и вероятно мужчины (как на современном рынке рабов), станут европейскими беженцами. Смогут ли они, таким образом, продвинуться вверх по социальной лестнице — неизвестно, но нужно напомнить, что не все европейские страны благосклонны к этому предложению. Иными словами, тема избранных беженцев — это, с одной стороны, «жалкая» поддержка, с другой — весьма сомнительно даже то, как все это будет претворено в жизнь.

Сейчас нужно снова адресовать ЕС вопрос. Почему Турция должна нести еще более крупные расходы, чтобы уменьшить число нелегальных мигрантов с двух тысяч до менее тысячи? Турция должна четко видеть, что она получит взамен, если возьмет на себя дополнительные обязательства. Пока поддержка ЕС остается пустым обещанием, эта тема, похоже, будет готовить почву не для сближения Турции и ЕС, а для их отдаления друг от друга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.