На прошедшем недавно 39-м Международном кинофестивале в Каире я посмотрел полнометражных художественных фильма, снятых в Сирии. Два режиссера, принадлежащие к разным поколениям, представили зрителям свое видение, в котором переплелись война и любовь в Дамаске и Хомсе. Города страдают, сердца любят, и каждый фильм полон своих художественных наблюдений. Они представляют собой замечательный опыт и открывают двери для размышлений и диалога.


Первый фильм под названием «Путь пчел» снят известным режиссером Абдель-Латифом Абдель Хамидом, автором таких потрясающих фильмов, ткак «Ночи шакала», «Устные письма», «То, о чем просят слушатели» и «Ветер души». Его фильмы отличаются особой язвительностью, герои зачастую оказываются перед трудным выбором, а война предстаёт как череда громких взрывов или чьих-то рассказов. Что касается упомянутого мною фильма, то главный рассказ в нем повествует о студентке ветеринарного факультета по имени Лейла, находящейся меж трёх огней. Это её любимый, который эмигрировал в Германию и хочет, чтобы она была с ним, талантливый молодой человек, работающий фельдшером и умеющий подражать голосам, который видит в Лейле девушку своей мечты, и актёр среднего возраста, привязавшийся к девушке, когда ее выбрали для роли в фильме.

 


Возможно, эта история далека от войны, но в ней, словно призрак, присутствует трагедия, которая отражается во всем, будь то метания давнего возлюбленного, желающего бежать из страны, смерть, которой чудом избегает фельдшер, или история Лейлы, потерявшей всю свою семью, за исключением брата, который тоже хочет покинуть родину.
Хорошо развиваются отношения Лейлы с медиком и актером, в то время как ее возлюбленный появляется и тут же исчезает. Самая большая проблема в фильме заключается в том, что чувства девушки остаются скрытыми на протяжении всего фильма, пока все не решается в финальной сцене. Кроме того, девушка не хочет оставаться на родине, как и ее возлюбленный, но если бы она его действительно любила, то, не сомневаясь, поехала бы за ним.


В фильме также присутствуют хорошие комедийные сцены, однако, в целом, это не лучшая работа Абдель-Латифа Абдель Хамида, который также сыграл в нем роль режиссера. Что касается названия фильма, то оно взято из одноименной песни Файруз, в которой любовь преодолевает все трудности и препятствия.


Второй фильм под названием «Дождь в Хомсе» снял молодой режиссер Джуд Саид. В его работе история любви переплетается с событиями в кровавом городе Хомс, и три главных героя проводят три месяца среди руин разрушенного города.


В этом фильме присутствует четкая художественная проблема, повествование ведется с помощью косвенных поэтических, визуальных и звуковых образов. Иногда кажется, что перед нами смесь советского и итальянского кино, в которой детали войны обрисованы как гуманистическими, так и циничными штрихами. Поэтический образ вырисовывается даже в названиях, мелькающих между сценами фильма, в которых всегда используется слово «дождь», и четко прослеживается в истории любви, которая возникает между Юсефом и Ярой, как и в отношениях между двумя детьми. При этом в центре трагедии все же присутствуют яркие, весёлые моменты.


Кроме того, фильм играет, так скажем, важную мобилизующую роль. Хотя в нем нет возражений против существования такого явления как война, он выступает против прямоты, наивности и стереотипности, которые присущи террористической группировке Абу Абделлы, а последние сцены фильма полны событий и заканчиваются как эпизоды приключенческого сериала — смертью лидера группировки.


Конечно, политическая позиция Джуда Саида ясна — он поддерживает сирийскую армию, отвергая «арабскую весну», которая закончилась катастрофой для Сирии. Конфликт между учителем и солдатом в прошлом Юсефом, с одной стороны, и политической активисткой Ярой, с другой, заканчивается тем, что ее спасает его любовь. Конечно, в фильме присутствует осуждение религиозных террористических групп, однако политическими идеями он не ограничивается: фильм рассказывает о сирийце, который бросает вызов смерти своим пением и любовью, и о дожде, олицетворяющем жизнь.


Также фильм использует простые детали, будь то часы в Хомсе, которые никогда не останавливаются, или оставшийся в целости балкон, несмотря на то, что стены вокруг него обвалились. Этот город полон разрушенных домов, но в них все еще есть еда, и даже в неработающих автомобилях растут цветы.


Эти детали гораздо более многословны и значительны, чем любые дебаты и военные конфликты, и стремление героев фильма записывать все, что они взяли в домах в Хомсе, на бумаге, красноречивей любых громогласных заявлений. Этот фильм запечатлел незабываемые образы Хомса сразу после войны: разрушенный город, в котором идёт дождь, а тишину прерывает голос молодого человека, который хочет посмотреть Чемпионат мира, и предательский выстрел в заброшенном поле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.