«Пимьентос де Падрон!» — название этого типично испанского блюда — первое, что слышит, к своему великому удивлению, испанский журналист от русского кинорежиссера Андрея Звягинцева. Звягинцев едва изъясняется по-английски, поэтому общение с ним посредством перевода с русского на английский приобретает особый колорит. «Несколько лет назад я совершил нечто типа паломничества к Святому Иакову наоборот: я шел в течение месяца от Сантьяго-де-Компостела (Santiago de Compostela) до Барселоны. В первый же вечер я попробовал это блюдо и тогда же решил, что буду есть его на ужин каждый вечер», — добродушно рассказывает режиссер.


Интересно было бы посмотреть на Звягинцева, которому не очень нравится путешествовать, во время этого его похода. В то время как сам режиссер — не большой любитель перемещаться по миру, его произведения облетели земной шар, став участниками всех главных международных кинофестивалей. Фильмы «Возвращение», «Елена», «Левиафан» и другие его работы являются глубоким исследованием русской души, кульминацией которого стал фильм «Нелюбовь», получивший Премию жюри на фестивале в Каннах (где и состоялось это интервью) 2017 года и номинированный на премию «Оскар» 2018. Во всех этих фильмах говорится об эгоизме, о классовых различиях, мифах о якобы счастливом советском прошлом, о нынешнем жалком состоянии страны. «В то же время не стоит утверждать, что это беда именно нынешнего времени. Эгоизм всегда был присущ человеческой природе. Не думаю, что именно социальные сети и нынешнее увлечение гаджетами стали причиной его более сильного проявления. Просто его стало проще обнаружить, равно как теперь стало проще найти кого-нибудь в любой части света».


В фильме «Нелюбовь» Звягинцев говорит о супругах, брак которых распадается, и причина, беда — в каждом из них. «Ведь и в их новой жизни с их новыми партнерами всегда будет присутствовать эгоизм, — утверждает режиссер, а затем переходит к новым размышлениям. — Я не знаю, любят ли на самом деле эти двое, собирающиеся разводиться супруги, своего сына [фильм начинается с исчезновения ребенка], ведь они живут на грани между любовью и нелюбовью. То, что родители обнаруживают такие чувства, заставило меня задуматься на тему, которая стала лейтмотивом сюжета: в чем больше правды — в наших словах или в наших действиях?».


Природа в фильмах Звягинцева становится своего рода печальным фоном для его историй. Кадры с парком, в котором пропал мальчик из фильма «Нелюбовь», буквально разрывают сердце зрителя. «Любопытно, что в первоначальном сценарии этого парка не было. Когда моя команда подыскивала место для съемок, мы обнаружили этот вид на реку. Поднялись, и перед нашими глазами предстали обнаженные деревья, мертвая природа, там мы и начали снимать. Я тогда еще не знал, как мы поступим с этими видами. В шутку мы говорили, что продадим их BBC для документального фильма о русской природе».


Были, как он утверждает, шутки, но и без проблем не обходилось. «В свое время министру культуры не понравился «Левиафан», — вспоминает режиссер. — И он перекрыл нам весь кислород, любую помощь и продвижение со стороны государства». Поэтому продюсер фильма Александр Роднянский решил, что «не допустит больше такого позора и обратился к формату совместного русско-бельгийско-франко-немецкого производства». Год назад Звягинцев сравнил в интервью газете The Guardian жизнь в России с нахождением на минном поле. «Я имел в виду ситуацию в целом, не свою личную ситуацию. Нет гражданских прав, мы переживаем драматические времена, когда бал правят преступники и толстосумы. Я не очень верю в то, что ситуация в России изменится к лучшему, потому что не доверяю ни правительству, ни полиции».


Если в «Левиафане» читался Кафка, то в «Нелюбви» проглядывает Достоевский, особенно в образе жестокой бабки. «Я не раз слышал о том, что проводят параллель между эти фильмом и произведениями Достоевского, в которых он проникает в самые темные уголки человеческой души и сознания. Ему в этом равных нет и, пожалуйста, не надо меня с ним сравнивать, хотя, конечно, такое сравнение мне лестно, и я за него благодарен».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.