Изначально не планировалось, что фильм «Айка» отправят на кинофестиваль, прежде чем он будет полностью готов. В фильме рассказывается о молодой киргизской женщине, которая переезжает в Россию в поисках лучшей жизни. Она беременеет и после родов оставляет сына в больнице.


«Я хотел понять, перед каким выбором встает беременная женщина, приехавшая на заработки, и почему. Возможность исследовать, как природа изменяет тело, и посмотреть, будет ли она заботиться о ребенке — вот что привлекало меня», — говорит режиссер Сергей Дворцевой.


Когда «Свенска Дагбладет» приехала на место съемок в лесу, съемочная команда теснилась в студии, изображающей ветеринарную клинику. Фильм еще не был готов.


Ассистент как попало втаскивает взятых напрокат кошек и собак. Все доделывается в последний момент. Премьера в Каннах состоялась 18 мая.


Съемочная группа работала и жила вместе почти пять лет. Большинство из них были уверены, что фильм будет завершен лишь в следующем году.


«Мы можем показаться сектой, если человек не понимает, что мы делаем. Сейчас все почти закончено», — говорит режиссер, поедая суп.


Сергей Дворцевой предпочитает работать с мигрантами и «обычными людьми», а не с профессиональными актерами. Так все получается более живым.


«В России царит хаос. Мигранты у нас всегда оказываются в наиболее уязвимом положении. Их не замечают, они живут на окраине общества», — говорит Сергей Дворцевой.


Исполнительница главной роди Самал Еслямова — одна из немногих профессиональных актеров в этом фильме. Прежде она уже играла главную роль в фильме Дворцевого «Тюльпан», который выиграл в престижной номинации «Особый взгляд» Каннах в 2008 году.


У Сергея Дворцевого — особый стиль, он предпочитает приемы документальных съемок, даже когда снимает игровой фильм.


«Я не пишу фильмы. Документальный рассказ с живыми людьми делает фильм лучше. Мы все репетируем перед каждой сценой. Я собираю все на маленькую камеру, чтобы добавить движения и нащупать суть».


Между съемками эпизодов он рассказывает, что высоко оценивает «Квадрат» Рубена Эстлунда (Ruben Östlund) и работы Ингмара Бергмана.


«Когда ты один и думаешь о режиссерах вроде Бергмана, которые решали проблемы гораздо более глобальные, чем те, что стоят перед тобой, ты черпаешь в этом энергию. Это как будто внушает уверенность».


В советские времена кинематографисты были под влиянием не только государственной цензуры, но и самоцензуры, как, например, известный русский кинорежиссер Андрей Тарковский. Самоцензура существует до сих пор, и не только в отношении финансируемых кем-то фильмов. К ней прибегают и сами режиссеры, мешая спокойно развиваться собственному повествованию, говорили режиссеры, с которыми журналисты «Свенска Дагбладет» встречались в России.


Но Сергей Дворцевой и в этом вопросе идет против течения. Он не может работать по-другому, он должен, по его собственным словам, все решать сам.


«Ведь когда занимаешься самоцензурой, становишься пропагандистом, хотя и немного в другом смысле. Тогда хорошего фильма не получится», — говорит Сергей Дворцевой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.