Виолончелист Миша Майский был удостоен награды «За жизненные достижения» Стамбульского музыкального фестиваля этого года.


Майский родился в 1948 году в латвийской столице Риге. После учебы в Ленинграде он стал учеником Ростроповича в Москве. В 1966 году Майский получил шестую премию на конкурсе имени Чайковского. В 1970 году он провел несколько месяцев в заключении в трудовом лагере в России, затем эмигрировал в Израиль. В дальнейшем Майский жил в Америке, и это время он называет своей второй жизнью; в Лос-Анджелесе он работал с известным виолончелистом Пятигорским. Майский вошел в историю как первый виолончелист, записавший все произведения Баха для виолончели. У Майского есть дочь Лили (1987), пианистка, и сын Саша (1989), скрипач, от первого брака. Камерный концерт в Стамбуле он дает вместе с ними. Во втором браке — два сына: Максим (2004) и Мануэль (2009).


Эвин Ильясоглу: Сегодня талантливым музыкантам повезло больше, чем раньше. У них есть доступ к историческим музыкальным инструментам. За ними гоняются музыкальные агенты. Они не проводят свою жизнь так, как раньше, часами работая в закрытых помещениях, они все пробуют, влюбляются, слушают своих конкурентов в электронном пространстве, учатся у мастеров, записываются в известных студиях.


Миша Майский: Да, у нынешнего поколения — невероятные возможности. Но опасность, которая находится на другой стороне медали, — они забывают, в чем заключается приоритет. Для них приоритет — уметь без труда играть на музыкальном инструменте и быть впереди своих конкурентов. Тем не менее музыкальный инструмент — это только средство. Высшая цель — достижение красивой музыки. Многие ли из них могут создать свой звук, создать поистине «красивую музыку». Мне очень повезло: работа с великими виолончелистами была чем-то фантастическим. Ростропович и Пятигорский не только стали моими учителями, но и вошли в мою жизнь. Например, когда мне было 18 лет, умер отец, и Ростропович отнесся ко мне как второй отец. Сам он больше всего мечтал о сыне, который продолжил бы его имя, но у него было две дочери. Он очень радовался, когда родился мой сын Саша, но никак не мог смириться с тем, что Саша играет на скрипке, традиция должна была продолжаться, мой сын тоже должен был быть виолончелистом. Хотя лично я не сторонник того, чтобы в семье дети играли на тех же инструментах, что и их родители. Потом моим вторым отцом стал Пятигорский. Он позволил мне разделить его жизненный опыт, силу воображения. Я впитывал все как губка. Учитель — это человек, у которого ты берешь не только формальные уроки. Вне учебной обстановки ты должен развивать вкус, например, слушать живые концерты и записи.


— Какие виолончелисты оказали на вас влияние?


— Когда я жил в Советском Союзе, глубокое влияние на меня оказали Наталия Гутман, Жаклин дю Пре (Jacqueline Mary du Pre). С Казальсом (Casals) мы познакомились за два месяца до его смерти; знакомство с такими виолончелистами, как Пьер Фурнье (Pierre Fournier), а в Америке — Роуз (Rose) и Старкер (Starker), очень меня обогатило. Я многое познал не только от солистов, но и дирижеров оркестров и особенно камерных музыкантов. Например, пианист Раду Лупу (Radu Lupu) или Рудольф Серкин (Rudolf Serkin). Аргерих (Argerich), моя близкая подруга. Каждый раз, когда мы с ней вместе играем, я чувствую, как насыщаясь чем-то новым, ценным.


— Вы не занимаетесь ни преподаванием, ни дирижерством. Вы так и будете продолжать свою профессиональную деятельность как солист?


— Я всегда выступаю за качество, а не количество. Если вы беретесь совмещать несколько занятий сразу, вы не должны приносить в жертву ваши качества как солиста. При этом человек может быть учителем разными способами. Иногда после концертов ко мне подходят молодые музыканты и спрашивают: «Вы не даете уроки?» В таком случае я отвечаю: «Уже дал немногим ранее».


— Следите ли вы за молодыми исполнителями?


— Я стараюсь бывать на их концертах, насколько у меня получается, слушать новые записи. У каждого из молодых исполнителей есть чему поучиться. Даже по ошибкам, которые они допускают…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.