Все, что касается тела на киноэкранах, всегда вызывает споры. Несмотря на то, что арабское общество четко знает, каков взгляд мужчин на женщин (полный сексуальных, эротических желаний), фильм «Любовь мужчин» режиссера Мехди Бен Аттиа — это смелая попытка перейти черту и коснуться запретной темы, предлагая осветить необычный для тунисского и арабского кино в целом вопрос.


В настоящее время тунисский фильм «Любовь мужчин» (L'Amour des Hommes) идёт в прокате во Франции и Тунисе, и будет участвовать в 66-м Международном кинофестивале в испанском городе Сан-Себастьян, который пройдёт 21 сентября, 37-м кинофестивале в Стамбуле в ноябре 2018 года, а затем также в Монреальском фестивале кино.


«Любовь мужчин» впервые демонстрирует двойственность искусства, желания и секса на примере женщины, придаёт ей мягкую силу и власть через камеру, чтобы вблизи посмотреть на мужское тело женскими глазами.


Фильм рассказывает историю девушки-фотографа, которая с камерой блуждает по старым кварталам Туниса, врываясь в мир мужчин и делая художественные снимки, за которыми скрывается чувственность.


Актриса Хафсия Эрзи играет роль Амаль. Муж героини Набиль умер, и она прекратила фотосъёмки, пока не нашла поддержку у свекра, роль которого играет известный тунисский актер Рауф Бен Амр. Он побуждает ее продолжать свои прогулки и выставлять фотографии. Он не против того, чтобы она снимала мужчин как проявление новой художественной идеи, которая отличается от всего старого.


Героиня встречается со многими мужчинами, разрушает привычный баланс и управляет их телами, превращая их в «моделей», которых снимает голыми в интимной обстановке и различных позах, вызывающих у них сексуальное возбуждение. Камера этой молодой женщиной запечатлевает мужественность тех, кого она приводит с улицы.

 


«Любовь мужчин» — третий художественный фильм режиссера Мехди Бен Аттиа. До этого он снял фильм String в 2009 году, а также Je ne suis pas mort в 2012 году.


У нас состоялась беседа с режиссёром «Любви мужчин» относительно взглядов на мужское обнаженное тело в тунисском и арабском кино.


Расиф22: Понятие «тело в кинематографе» остается проблемой для женщин, и сюжет вашего фильма касается мужского тела. Расскажите нам о своем опыте, как к вам пришла идея фильма «Любовь мужчин»?


Мехди Бен Аттиа: Знаю, на такое кино существует табу. Это острая и смелая тема, и я хотел бы, чтобы мой фильм ее осветил, поскольку тело в кино всегда рассматривалось однобоко: мужчина выступал в роли субъекта, а женщина оставалась всего лишь объектом. Поэтому я решил пойти в противоположном традиционному направлении, и в «Любви мужчин» мы представили смелую женщину-фотографа, которая поменялась местами с мужчинами и дерзко снимает с них одежду для съёмок, как это обычно делают с женщинами. Мой фильм глубоко изучает взгляд женщины-художника на мужчин и то, как ее художественные идеи пересекаются с чувственностью, как это происходит в отношении мужчин к женщинам.


— Вы не боитесь, что эта тема достаточно смела в глазах консервативного арабского общества?


— Нет, но фильм стал большим вызовом, ведь арабское общество страдает от двойных стандартов. Я удивляюсь тому, что оно не возмущается тем, что мужчины смотрят на обнаженное тело женщины-модели, мы видели это в кино сотни раз, и это всегда было востребовано зрителями, но мне это было неинтересно — представлять идеи, являющиеся мейнстримом.

 


Я был заинтересован в том, чтобы в фильме «Любовь мужчин» представить смелые идеи для такой арабской мусульманской страны, как Тунис, рассказать историю талантливой женщины, которая хотела снимать обнаженные мужские тела и найти идеальную модель для выставки. Я хотел представить другой взгляд, взгляд людей, которые не считают, что мужчина всегда является субъектом, а идея о доминирующей женщине — это лишь западная, а не арабская идея. Это был вызов самому себе и обычаям, с которыми согласно далеко не каждое общество.


— К чему Амаль стремилась, ворвавшись в мир мужчин? Что она искала, фотографируя их тела?


— Сложно ответить на этот вопрос. Амаль потеряла мужа, и, может быть, если бы он не умер, она бы не начала изучать мир мужчин и не запустила свой проект в области фотографии. Она не только фотографировала мужчин, которых встретила на улице, но и пыталась ответить на свои внутренние вопросы, понять, как мыслят мужчины.


— Амаль встретила не одного мужчину. Сначала был Рабах, потом Кайс, а после Сами (актер Рушди Белькасми), в котором она нашла свой идеал. Почему именно Сами?


— Потому что другие не понимали значения ее поисков. Кайс относился к ней враждебно и отвергал власть, которой обладает женщина-фотограф, снимающая обнаженного мужчину, в то время как Сами стал для неё мужчиной, а не моделью, которую, как она считала, ей удалось найти. Амаль направлял ее творческий фотопроект, а не поиск одного мужчины, но в то же время она хотела просветить себя относительно мужчин и научиться общаться с ними.


— Однако в ее творческой страсти к поиску идеального тела, мы наблюдаем ее сексуальные желания, проистекающие из взгляда женщины на мужское тело. Что она искала: любовь или секс?


— Она искала искусства. Она фотограф, художница. И главной целью ее поиска был не секс и не любовь, но я не отрицаю, что она смотрела на мужские тела и внутри неё возникало сексуальное желание. Да, возможно, ее желание было связано с сексом, но это не являлось главным в ее поисках. Она необязательно должна искать секса, мужа или любовника, вероятно, то, чего именно она искала, не имеет значения. Важно уже то, что она искала. Сложно ответить, возможно, для неё это просто приключение.


— Немногие, будь то в литературе или кинематографе, обращались к вопросу о женском взгляде на мужское тело. На тело могли смотреть только мужчины. Почему, когда это делают мужчины, это приемлемо, а когда женщины — это распущенность?


— Потому что мы страдаем от реальной проблемы, связанной с желанием и культурой тела не только в Тунисе, но в арабском обществе в целом. Мы всегда говорим о желании мужчины, а не женщины, что обусловлено мужским взглядом в консервативном обществе на положение женщин и роль, которую они играют. Поэтому когда женщина выражает физическое или сексуальное желание к своему партнёру, ее клеймят распущенной.


Эта проблема имеет отношение к власти: в восточных обществах мужчины до сих пор контролируют женщин во многих сферах. Если бы женщина имела равные права с мужчинами, то она обладала бы властью и могла бы смотреть на мужское тело так же, как мужчины смотрят на женское.


— Во время съёмок Амаль преуспевает в физическом и психологическом обнажении мужчин? Почему вы хотели показать их психологическую хрупкость?


— Я не хотел изображать эту хрупкость. Я хотел сделать скрытое очевидным, приблизиться к их личности посредством объектива камеры Амаль, лучше понять их. Когда женщины открывают себя мужчинам, они отдаются в их власть. То же самое происходит с мужчинами, в частности, когда Сами снимает с себя одежду перед съёмками с Амаль. По этой причине у меня нет никакого намерения показать мужскую слабость, я лишь попытался найти в мужчинах нечто красивое и настоящее.


— Почему героиня представляла себя в разных образах, иногда с хиджабом, а иногда и без него? Что она хотела этим сказать?


— Она пыталась представить себя в различных образах, как если бы спрашивала себя, какой женщиной она является или хочет быть. Она находилась в этом поиске, но после смерти мужа перестала искать себя, начав изучать остальных, направляя объектив своей камеры в сторону других людей, особенно мужчин. Так она продолжила попытки понять свою сущность, а также сущность тех, кого встречала на своём пути.

 


— Как вы думаете, является ли волна экстремизма причиной двойных стандартов в отношении к человеческому телу?


— Действительно, некоторые экстремисты силой противостоят процессу освобождения, в нашем арабском обществе мы имеем культуру, которая склонна поддерживать двойные стандарты, но я верю, что в свете глобализации ситуация имеет тенденцию к изменению несмотря на сопротивление со стороны экстремистов и консерваторов.


— Фильму предъявлялись обвинения в пропаганде распущенности, даже звучали угрозы убийством в связи с появлением Рушди Белькасми полностью обнаженным в фильме. Расскажете нам об этом?


— Наш фильм не порнографического характера, и все споры относительно него начались из-за журналистки, которая пыталась найти что-то скандальное, даже не просмотрев его, и написала отзыв. Тем временем те, кто смотрел фильм, прекрасно поняли идею.


Что касается угроз, то их получил актёр Рушди Белькасми от ряда экстремистских группировок. Что касается меня, то я до сих пор не отвечаю на подобные угрозы, поскольку хочу, чтобы все осталось на своих местах и сохранялось спокойствие. Все обвинения в адрес фильма ложные, доказательством чего является тот факт, что фильм идёт в прокате в Тунисе, имеет очень хорошие сборы. Фильм также вышел в прокат в Париже, и я надеюсь, что в ближайшее время кинопрокатчики покажут его в Египте, Ливане и Марокко.


— Критики утверждают, что фильм искажает образ тунисской женщины и Министерство культуры Туниса не предоставило средств для поддержки фильма, поскольку в отсутствие цензуры он представляет собой лишь набор сексуальных сцен с обнаженными героями. Что вы думаете на этот счёт?


— Кто критикует фильм и обвиняет его в том, что он изображает Тунис в плохом свете, фильм не смотрел. Даже если это так, или он искажает образ тунисских женщин, как утверждают некоторые, это не проблема. Моя роль как режиссера заключается в том, чтобы говорить правду о героях моего фильма и персонажах моих историй. Естественно, я отвергаю цензуру. Свобода мысли и творчества должна быть гарантирована каждому художнику.


— Но разве вы не видите, что тунисские режиссеры в последнее время флиртуют с Западом в своих фильмах, в которых всегда есть сексуальные сцены лишь для того, чтобы выделиться среди остальных. То же самое мы видим в «Любви мужчин», так ли это?


— Я не снимаю фильмы для того, чтобы они были приняты Западом, так как не заинтересован в этом. Доказательством того является тот факт, что Запад не хочет, чтобы образ арабского мира отличался от традиционных представлений, укоренившихся в сознании западного человека. Даже если говорить о комментариях, которые я получаю ежедневно в период показов фильма в Париже, то зрители не верят в то, что арабская женщина может фотографировать обнаженных мужчин, и считают, что фильм является плодом моего воображения, а не отражает реальность.


Все, что я хотел добиться своим фильмом, так это чтобы люди в моей стране поняли, что мы не заложники одного и того же образа, который транслируем в настоящее время, и способны достичь большей свободы, освобождения, а также выдвигать новые идеи.


— Как актеры и актрисы восприняли смелую идею фильма? Как они взаимодействовали друг с другом во время съемок?


— Их не заставляли сниматься в сценах, если они того не хотели. Они прекрасно поняли мою задумку и с энтузиазмом восприняли идею фильма. Когда Хафсия Эрзи отказались сниматься в интимной сексуальной сцене, то я с уважением отнесся к ее желанию. Она замечательная актриса и успешно сыграла роль Амаль, поскольку похожа на свою героиню, будучи страстной женщиной, которая умеет наблюдать за людьми.

 


Что касается мужчин-актеров, для них вообще не было проблемы в том, чтобы сняться в таких сценах, как например, для Рушди Белькасми, когда ему было необходимо снять одежду и сниматься обнаженным. Они все наслаждались съёмками и в этом им помогло то, что они избавились от убеждения, что контролировать все должен именно мужчина, а не женщина. По этой причине все чувствовали себя комфортно во время съёмок.


— В какой мере «Любовь мужчин» показывает нам настоящий Тунис, известный разнообразием своего населения, в котором можно выделить как консервативные, религиозные, так и либеральные круги? Мы видим это на примере героя Рауфа Бен Амра, отца погибшего мужа Амаль, который подталкивает ее начать свой фотопроект, в то время как мать напротив ругает ее и выступает против.


— В значительной степени. У меня не было намерения снять фильм о женщине, которая фотографирует обнаженные тела мужчин в арабской исламской стране, такой как Тунис, или представить традиционные, ожидаемые образы. Амаль — уникальная женщина, и мир отвергает ее в этом консервативном обществе, но она предпочла, чтобы ее поддержали хотя бы некоторые его члены. Естественно, есть и другие люди, которые не являются друзьями искусства и свободы, и это Тунис какой он есть. Тут есть как те, кто отвергает искусство, так и те, кто старается изо всех сил и проявляют большую смелость. Это разнообразие, к которому мы должны стремиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.