По всему миру, в том числе и в Германии, появляется все больше копий монолита, обнаруженного недавно в пустыне в американском штате Юта. Но возникает вопрос: можно ли считать эти анонимные «шедевры» чем-то большим, чем просто интернет-феномен?

На днях один британский искусствовед взглянул на ситуацию под совершенно другим углом. Он спросил: а что, если это инопланетяне несколько недель назад предприняли попытку вступить в контакт с нами, землянами? А мы все еще дискутируем об искусстве?

Ведь после того как пилоты вертолета 18 ноября обнаружили в пустыне в штате Юта металлический монолит высотой 3,5 метра, он моментально превратился в интернет-феномен, а по всему миру стали то тут, то там появляться такие же стелы. Сначала посреди археологических раскопок в Румынии, потом в Калифорнии и Великобритании. Затем такой же монолит обнаружили среди развалин старинной церкви в Испании, в нидерландской Фрисландии и перед магазинами на торговых улицах. Теперь монолит есть и в Германии — в окрестностях местечка Зульцбах в округе Майн-Таунус. Об этом сообщили региональные СМИ в земле Гессен.

Популярности этим металлическим столбам добавляет и тот факт, что они вскоре после своего появления исчезают, равно как и предположение, что тот или иной древний монолит, возможно, уже много лет стоял на этом месте, не привлекая к себе особого внимания. Откуда они все могли взяться, если это не дело рук человеческих?

Историки искусства именно такие вмешательства в природу (как правило, в Америке) относят к понятию ленд-арта. В этом ряду можно упомянуть композицию Вальтера Де Марии (Walter De Maria) под названием «Поле молний» — в 1977 году он установил на высотном плато в штате Нью-Мексико 400 стальных столбов.

А Роберт Смитсон (Robert Smithson) на соленом озере в Юте «Спиральную дамбу», которая в зависимости от уровня воды то появляется, то исчезает.

Лишним подтверждением этой версии считают тот факт, что скончавшийся несколько лет назад художник Джон Маккракен (John McCracken) жил неподалеку от места обнаружения монолита.

Погреться в лучах чужой славы

Но хотя Галерея Дэвида Цвирнера (David Zwirner) довольно быстро убедительно доказала, что это не дело рук ее представителя, сомнения все же остались. Кое-кто по-прежнему верит, что это произведение искусства, но автор предпочитает оставаться неизвестным. Ведь что может быть еще более непонятным, чем тайная (и, заметим, связанная с большими неудобствами) перевозка скульптуры в пустыню, где ее, возможно, никто никогда не увидит? Правильно: создать некое произведение искусства, которое по интернету облетит весь мир, соберет миллионы лайков и комментариев, — и не признаться в авторстве.

Свою роль в этом феномене играет и исчезновение границы между автором произведения и публикой. Когда кто-то вдруг становится знаменитым, тут же появляется множество любителей погреться в лучах чужой славы. Одним считают, что, устанавливая монолит посреди пустыни, автор преследовал цель привлечь туда толпы туристов (которые, однако, оставят после себя лишь кучи мусора и экскрементов и глупые комментарии), и убирают его оттуда. Другие своими руками жестоко уничтожают его и заменяют на крест. Третьи попросту крадут его.

Наблюдатели от культуры, однако, говорят о знаменитых стратегиях исчезновения. Например, знаменитая британская писательница Агата Кристи в 1926 году бесследно исчезла на целых десять дней, и об этом даже писала The New York Times. Также ссылаются на концепции французских ситуационистов, которые умышленно блуждают в лесу, пытаясь «сориентироваться» по картам Парижа. Вспоминают Бэнкси, чья личность остается тайной вот уже несколько десятилетий. А также собственно ленд-арт — ведь его произведения тоже находятся под открытым небом.

Гессенская версия стоит криво, и это заметно

Однако ответ на вопрос, станут ли эти монолиты когда-нибудь предметом изучения истории искусства, скорее, отрицательный — уже хотя бы потому, что некоторые из последних обнаруженных экземпляров попросту неприглядны внешне. Так, монолит, обнаруженный в Зульцбахе, стоит на краю грязного поля, причем стоит криво. Да и слава последнего времени никак не помешает историкам искусства забыть не только «любимцев публики», но и интернет-монолиты. Словно их никогда и не было.

Несмотря на всю монументальность этого феномена (ее нельзя не признать), ленд-арт нельзя просто так сбрасывать со счетов. Его подсовывают под ландшафт, высаживают в нем или осторожно рассыпают. Ленд-арт влияет на территорию — но остается в лучшем смысле локальным. Тот, кто стоит на «Поле молний», рано или поздно перестанет фотографировать торчащие из земли железяки, и начнет смотреть на красные горы, валуны — на ландшафт, который представляет собой нечто намного большее, чем просто цоколь, на котором красиво монтируются «предметы искусства».

Монолиты, блуждающие по интернету, стали событием — для поколения, готового нарушать общественный порядок только для того, чтобы набрать пару лишних очков в игре, гоняясь за Покемонами.

Их невозможно не заметить — они возвышаются над бесконечным потоком картинок и видеороликов в блогах. Но можно ли все это назвать искусством?

Пилот Брет Хатчингс (Bret Hutchings), первым обнаруживший монолит в Юте, сказал: может, это (видимо, по причине сходства с кубом из классического фильма Стенли Кубрика «Космическая одиссея 2001 года») признак пришествия инопланетян на Землю.

Может, пора уже перестать искать создателей монолитов и попробовать проверить вторую версию?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.