В воскресенье под сверкающими люстрами Константиновского дворца в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин встретит эмиссаров двенадцати стран Азии на первом в мировой истории «Тигрином саммите».

Весь мир уже изрядно устал от саммитов и от звучащих на них громких слов, но этот саммит, возможно, будет чего-то стоить. Ведь на кону стоит будущее самого симпатичного животного планеты, почитаемого едва ли не в каждой существующей культуре.

Сто лет назад по джунглям Азии гордо рыскало сто тысяч тигров. Сейчас их осталось жалких 3,2 тысячи особей, в том числе порядка одной тысячи способных к воспроизводству самок, и их повсюду подстерегают кровожадные браконьеры, сокращаются среда обитания, поднимается уровень моря, а их шкуры, кости, глаза, уши, лапы и пенисы пользуются неизменным спросом. Только за последнее десятилетие браконьеры отрезали от тигров свыше тысячи частей тела, которые и превратились на черном рынке в талисманы, афродизиаки, эликсиры, вино, коврики и даже суп.

Из девяти подвидов тигра вымерло уже три: яванский, каспийский и балийский. Южнокитайский тигр сохранился только в неволе, и то в ничтожных количествах. То жалкое состояние, в котором пребывает мировая популяция тигров, — это наилучшая возможная иллюстрация к выражению «на волоске».

Сейчас в рамках запущенной президентом Всемирного банка Робертом Зелликом (Robert Zoellick) «глобальной тигриной инициативы» совершаются попытки объединить страны тигриного ареала и порядка тридцати пяти организаций по охране природы и защите окружающей среды.

«У нас все плохо, — признает Майкл Болцер (Michael Baltzer), лидер инициативы «Живые тигры» Всемирного фонда дикой природы из Куала-Лумпура. — Мы сделали все, что могли, но нам не хватает участия на высшем уровне. Будем надеяться, что благодаря саммиту больше глав государств включится в процесс».

Пока что только от участия отказался только один глава государства — премьер-министр Таиланда Апхисит Ветчачива, которому нужно заниматься вопросом, связанным с конституцией. Вместо него приедет министр природных ресурсов и окружающей среды Сувит Кхункитти.

Если все пойдет по плану, то четырехдневная беседа на берегу Финского залива приведет к одобрению мер, направленных на удвоение численности исчезающей популяции тигров к 2022 году, то есть к ближайшему году Тигра по китайскому календарю. Если повезет хоть немного, то, возможно, будет заключено и соглашение о способах финансирования этой грандиозной цели. В рамках первого пятилетнего плана предлагается выделить 350 миллионов долларов на борьбу с уничтожением леса, браконьерством и торговлей частями тела тигров.

Если президенты и премьер-министры не придут к согласию или же данные обязательства не будут выполнены, то, по мнению экспертов, менее чем через два десятилетия благородных тигров может не остаться вообще, и они станут очередной жертвой человеческой жадности и беспечности.

На кону не только судьба вида Panthera tigris. Если мир не сможет собраться с силами и спасти тигров, то в опасности окажется их среда обитания и богатство представленных в ней форм жизни. Суматранский тигр обитает в торфяных лесах площадью 18 миллионов акров, где содержится 36 процентов площадей, связывающих углерод, в тропиках. Таким образом, борьба с уничтожением лесов не только спасет тигров, но и сохранит связанный углерод, существующий благодаря лесу.

А если обречены даже всеми любимые тигры, то какой зверь уцелеет?

Саммиты не случайны. Петербургское совещание, которое не случайно проводят в год Тигра и в официальный международный год биологического разнообразия, — это кульминация двух лет работы, когда проблема передавалась вверх, от полевых работников к техническим специалистами, от них — к чиновникам, от тех — к занимающим выборные должности.

В прошлом году директор российского отделения Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин написал письмо Путину, в котором предложил ему провести саммит лично. Это был хитрейший ход. Все знают, как сильно президент интересуется тиграми. В 2008 году он вместе с исследователями дикой природы был в Уссурийском заповеднике. В какой-то момент тигрица вырвалась и побежала к растерявшимся телевизионщикам. Тогда Путин, одетый в камуфляж и вооруженный ружьем с транквилизатором, выстрелил в животное и мгновенно его успокоил, хотя впоследствии некоторые наблюдатели говорили, что это было постановочное действо, сфабрикованное с целью продемонстрировать силу российского лидера. К шее животного был прикреплен спутниковый маячок, и еще несколько месяцев посетители личного сайта Путина имели возможность отслеживать перемещения тигрицы по Дальнему Востоку.

По словам управляющего программой тигров при Всемирном фонде дикой природы Барни Лонга (Barney Long), Путин «реально все это защищает, он очень сильно лидирует в этом процессе».

Считается, что в лесах России скрывается порядка четырехсот амурских тигров, но, как и их сородичи по всему континенту, им угрожает вырубка лесов и деятельность браконьеров. Считается, что амурским тиграм для выживания необходима территория в 125 квадратных миль.

Для удвоения популяции тигров к следующему десятилетию понадобится взять под охрану 1,2 миллиона квадратных километров лес и создать 115 строго охраняемых зон для размножения, суммарно занимающих порядка 135 тысяч квадратных километров.

Но есть и проблема: чем больше будет выделенная площадь, тем сложнее бороться с браконьерством, которое представляет самую большую угрозу для диких животных.

Учитывая это, можно понять, почему цели, поставленные перед саммитом, представляются работающему уже 115 лет нью-йоркскому Обществу охраны дикой природы чрезмерно широкими. Специалисты из этого общества говорят, что надо не спасать всех тигров планеты и заниматься всем спектром угроз, внутри- и межгосударственных, одновременно, а сосредоточиться на сорока двух главных районах, где находится 70% тигров, все еще живущих на воле. Они призывают остановиться на «шестипроцентном решении», то есть сосредоточиться на шести процентах территории, а про остальные девяносто четыре, где живет очень маленькое количество прочих тигров, забыть.

Представители Всемирного фонда признают, что такой подход, возможно, и обеспечит сохранение тигров. Но к восстановлению численности популяций до существенной, если только не будут расширены коридоры перемещения тигров, это не приведет. Обе стороны, однако, согласно, что заседания в Петербурге станут, как выразился Болцер, «водоразделом; если мы не сможем активизироваться и перейти к действиям на этом саммите, то не сможем уже никогда».

Сколько стоит тигр?

На бурно развивающихся черных рынках Азии целая туша тигра ценится примерно в 50 тысяч долларов — для нищих регионов это невероятная сумма. С каждым убитым тигром спрос на них повышается, растет и цена. Конвенция ООН по международной торговле исчезающими видами официально запрещает торговлю частями тела и шкурами тигров, но незаконная торговля продолжается. Порошок из костей тигра, выдержанный в 38-процентном рисовом вине, применяется в традиционной китайской медицине: он якобы помогает от артрита, ревматизма, а также повышает потенцию. На самом деле Всемирная федерация обществ китайской медицины не рекомендует эту практику, но практически каждый орган тигра применяется и открыто продается.