Премьер-министр Путин, достопочтенные премьер-министры Бангладеш, Китая, Лаоса и Непала, достопочтенные министры, почтенные делегаты, дамы и господа!
 
В первую очередь я хочу поблагодарить российское правительство, и в особенности премьер-министра Путина, за организацию этого первого Международного тигриного форума совместно с Всемирным банком. Премьер-министр Путин, как любитель активного отдыха, демонстрирует личную заинтересованность в сохранении живой природы. У России есть важный опыт в этой области. Полвека назад число амурских тигров на российском Дальнем Востоке сократилось до нескольких десятков. Благодаря интенсивным усилиям по защите этого невероятного подвида, его численность удалось поднять до примерно 500 особей, однако 20 лет назад он опять оказался под угрозой. Премьер-министр показывает нам, что при правильной политике и при должном содействии, тигра можно возродить.
 
Я также хочу выразить благодарность лидерам всех стран тигриного ареала за их готовность спасать тигров от исчезновения в дикой природе. Их личное участие в этом внушает надежду многим организациям – правительственным, международным, научным, и экологическим, – представители которых сегодня здесь присутствуют. Спасибо.
 
Успехи, достигнутые с момента запуска ГТИ; значимость ГПВЧТ

Вместе мы сумели добиться определенных успехов с тех пор, как в 2008 году была запущена Глобальная тигриная инициатива.

Черта, определяющая сущность Глобальной тигриной инициативы, состоит в том, что ее контролируют и осуществляют сами страны тигриного ареала. Как пришлось - дорогой ценой - усвоить Всемирному банку по опыту других областей развития, если заинтересованная страна не контролирует процесс, планы не сработают, какими бы благими ни были намерения тех, кто поддерживает их извне.

В то же время, как тигры, так и те, кто занимается контрабандой их трупов, не признают границ. Поэтому нам необходимо международное сотрудничество: чтобы не разделять границами зоны обитания; чтобы лишить незаконную торговлю спроса, чтобы подавлять преступные сообщества, занимающиеся браконьерством.
 
Нам также нужны лучшие идеи – со стороны исследователей и экологов, правоохранителей и правозащитников, лесников и руководителей заповедников, – которые позволят нам принять меры, помогающие достигнуть нашей общей цели.

Времени у нас немного. В дикой природе осталось всего около 3200 тигров, и у нас нет возможности действовать методом проб и ошибок. Данный саммит может стать для этого невероятного животного последним шансом.

Глобальная программа по восстановлению численности тигра, запущенная странами тигриного ареала и основанная на 13 согласованных Национальных планах по восстановлению численности тигра, предлагает новый подход к сохранению тигров в дикой природе. Она описывает шаги, которые должны предпринять страны тигриного ареала, чтобы воплотить в жизнь Санкт-петербургскую декларацию. Глобальная программа по восстановлению численности тигра выражает коллективную волю стран тигриного ареала.

Глобальная программа по восстановлению численности тигра также дает возможность международным партнерам присоединиться к защите вымирающего вида, так как все мы разделяем общую ответственность за происходящее.

Благодаря взаимной обратной связи между странами тигриного ареала и международными партнерами и их ответственности друг перед другом, сотрудничество, основы которого мы закладываем, может стать новой моделью сохранения живой природы.

Группа Всемирного банка гордится возможностью стать катализатором и участником этого процесса и сотрудничать со множеством организаций, обладающих намного большим опытом сохранения живой природы. Мы надеемся многому у вас научиться. Мы изыскиваем возможности использовать наши структуры и ресурсы, чтобы подталкивать всех участников процесса к поиску выгодных для всех заинтересованных сторон решений, и заставлять всех, включая нас самих, выполнять взятые на себя обязательства.

Я рад сообщить, что Группа Всемирного банка готова поддержать Глобальную программу по восстановлению численности тигра следующим образом.

Во-первых, Всемирный банк совместно с Непалом, Бангладеш, и Бутаном (мы надеемся также подключить Индию) работает над финансированием регионального проекта по защите дикой природы в Южной Азии, бюджет которого составит приблизительно 100 миллионов долларов. По этому проекту мы сотрудничаем, в частности, с WWF, IUCN, TRAFFIC, IFAW, WCS, и со множеством других организаций.

Во-вторых, мы собираемся запустить такой же проект совместно со странами тигриного ареала Юго-Восточной Азии, при участии CITES, Интерпола, ЮНОДК, ВТамО и, что самое важное региональных структур – таких, как Агентство АСЕАН по охране дикой природы. В задачи проекта будет входить борьба с незаконной торговлей и перевозкой частей тел тигров. На этот проект также может быть выделено дополнительное финансирование.

В-третьих, Всемирный банк не будет финансировать какие-либо инфраструктурные проекты, которые могут сказаться на территориях размножения тигров. Страны тигриного ареала, в свою очередь, планируют обеспечить неприкосновенность этих территорий. Мы можем и будем поощрять сбалансированное развитие экологичной инфраструктуры, которая будет только не только поддерживать экосистемы, но и укреплять их.

Я надеюсь, что принцип развития экологичной инфраструктуры станет частью официальной политики стран тигриного ареала и международных финансовых институтов. Кирпичи и цемент не должны хоронить под собой биологическое разнообразие. Нельзя разрушать ключевые экосистемы ради кратковременной экономической выгоды.

В-четвертых, Всемирный банк совместно с Непалом, Малайзией, WWF и другими заинтересованными партнерами будет разрабатывать новую Рыночную инициативу по поддержке дикой природы. Она должна дополнить собой программу REDD+, направленную на сохранение лесов и предотвращение обезлесения.
 
Леса не должны быть безжизненными, лишенными тигриного рыка и голосов других животных. Новая рыночная инициатива будет признавать ценность дикой природы, обеспечивать компенсации местным сообществам и выделять значительные средства на сохранение тигров. В более широком смысле банк рассчитывает способствовать включению стоимости природного капитала в национальные системы учета. Это может помочь странам тигриного ареала осознать истинную ценность зон обитания тигров.
 
Наконец, в-пятых, мы будем продолжать поддерживать Глобальную тигриную инициативу, чтобы она могла в сотрудничестве с Глобальным тигриным форумом, региональными институтами, национальными программами, научными организациями, НКО, ГЭФ, агентствами ООН и прочими структурами отслеживать прогресс Глобальной программы по восстановлению численности тигра. В тех случаях, когда это будет возможно, мы готовы привлекать и другие финансовые и человеческие ресурсы. Если будет интерес к поддержке Глобальной программы по восстановлению численности тигра Всемирным банком с помощью Мультидонорского трастового фонда, мы с удовольствием на это пойдем.
 
Как и все здесь собравшиеся, я поражен тем, как мало у нас времени на то, чтобы остановить исчезновение тигров в дикой природе. И все же я уверен, что, если мы научимся быстро понимать, какие методы работают, а какие нет, и привлекать общественное внимание и общественную поддержку, то мы сможем объединенными усилиями спасти тигров, природные условия их обитания и все биологическое разнообразие, с ними связанное.

Роберт Зеллик – президент Всемирного банка

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.